КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№1 (50) январь 2006 , №2 (51) февраль 2006 , №3 (52) март 2006 , №4 (53) апрель 2006
вид для печати

Бета-тестеры
Эпизод 9: Защитники отечества

Миссия 01: боевое крещение

Логово тестеров

12 ноября, 10:34 реального времени

— Ну как?

— Сейчас...

— Ну как?

— Банзай, иди в баню!

— Ксен, запускай, зараза!

— Сейчас... Сейчас... Текстуры просмотрю...

— Изнутри посмотришь, запускай! Сил же уже нет...

Общая атмосфера в машинном зале напоминала нечто среднее между массовым психозом и сборищем фанатов произвольной рок-группы перед концертом. Ксенобайт лихорадочно барабанил по клавиатуре, изредка издавая утробное урчание, Мак-Мэд с Махмудом нервно поглощали кофе, то и дело перебрасываясь фразами вроде: «А плазменный пистолет, в общем-то, отстой», «Точно, сразу тяжелую плазму брать надо». Мелисса, точно дирижер, размахивала манипулятором, блуждая где-то в сети. И только Внучка стояла посреди всего этого хаоса, с унынием разглядывая друзей.

— Банзай, — дернула она за рукав затосковавшего Деда. — Пока остальные с ума сходят... Хоть ты мне объяснишь, что за паника?! Игра как игра... Поликарпыч, когда мне диски выдавал, тоже аж подпрыгивал...

Банзай глянул на Внучку испуганно, как средневековый крестьянин, у которого спросили «а что это за сарайчик?», показывая на церковь.

— Внучка, — с болью в голосе простонал он. — Я-то думал, это Ксенобайт у нас дремучий. Но ты?!

— А что я?! — хмуро спросила Внучка. — Так... дай-ка подумать. Последний раз ты так с ума сходил, когда я притащила «Звездный конвой». Что, опять какая-нибудь легенда древности?! Так?

Банзай задумался.

— Ну, в общем — да.

— Рассказывай, — вздохнула Внучка, устраиваясь поудобнее.

Банзай пригладил усы. Взгляд его стал отсутствующим, Внучка даже поежилась: старый бета-тестер стал похож на шамана, готового поведать племени какую-то страшную легенду.

— История «Защитника Отечества» уходит своими корнями в седую древность, — нараспев начал он. — В ту эпоху, когда оперативная память исчислялась мегабайтами, пятидюймовой дискете никто не удивлялся и товарищ Кимерсен был еще жив...

Внучка плохо помнила, кто такой этот Кимерсен, но упоминание пятидюймовой дискеты внушило должное почтение.

— В ту эпоху про 3D-акселератор еще мало кто слышал, не то что про вирт. Так вот, была тогда игра, называлась «НЛО: неизвестный агрессор», что-то в этом роде...

Голос старика упал до мистического шепота, после чего он, похоже, начисто вышел в астрал. На его глаза навернулись слезы, пальцы и усы таинственно шевелились.

— И что, хорошая была игра? — нетерпеливо подергала Банзая за рукав Внучка.

— Хорошая? Хм-м... Игра была не просто хорошая. Хотя никто так толком и не понял, в чем фокус. Вроде и графика была — для той эпохи, конечно, вполне приличная, но не так чтобы выдающаяся. И музыка. Сюжет — встречали и более навороченные. А вот все это в сочетании... В общем, в нее играли запоем. Целое поколение. А вот дальше началась мистика. Фирма, выпустившая игру, конечно, решила выпустить и продолжение. Ну, сказано — сделано. Фанаты, ясно дело, тут же раскупили новую игру, но... Но такого фурора она не произвела. И вроде все то же самое. Но многие крутили носом: что-то там было неискренне. Через несколько лет вышло еще одно продолжение... И снова — провал. В общем, в довиртуальную эпоху вышло пять частей легендарной игры. Каждый раз — с использованием последних достижений компьютерной технологии. Бедная игра успела побывать пошаговым тактическим симулятором, тактическим симулятором реального времени, симулятором космического истребителя и просто шутером. Бесполезно. Новое поколение крутило носом, старые фанаты плакали и, раскопав свой старенький компьютер, по ночам ставили DOS и гоняли самый первый, легендарный вариант игры.

— Но сейчас многие старые игры переделывают под вирт, — заметила Внучка.

— Ага, — кивнул Банзай, — причем заметь: такие легенды, как «Дум», «Квейк», «Дюна», — все они моментально нашли свое виртуальное «я». А не менее легендарный «Агрессор» — фигушки. А ведь сколько лет прошло... Знаешь, почему?

— Почему?

— Боятся. До сих пор боятся, потому что не понимают, чем так брала за душу самая первая игра, — таинственно прошептал Банзай.

— Но ведь кто-то же наконец взялся?

— Взялся. «Самара Софт». Ушлые ребята, уважаю... Но даже они не решились делать «римейк», или как это у вас называется... Сказали — «по мотивам...». И правильно — бесполезно пытаться «переделать» легенду. Можно, вдохновившись легендарными образами...

— Банзай, хорош байки травить. Полезли! По машинам, товарищи! — радостно рявкнул откуда-то Махмуд.

Секретная база ПВО им. Чкалова

12 ноября, 10:55 реального времени

Заставка, по мнению Внучки, была скучновата. Под левитановский голос диктора, который торжественно рассказывал историю о том, как подлые инопланетяне стали терроризировать Землю, над неимоверно красивым пейзажем заснеженного леса плавно проплыл блинообразный летательный аппарат, таинственно мигая расположенными по контуру огоньками. Неожиданно кадр сместился. Один из сугробов зашевелился, из-под снега показался суровый старик в шапке-ушанке и тулупе. Неодобрительно глянув на летательный аппарат, старик картинно вскинул берданку и, тщательно прицелившись, спустил курок. Аппарат, судорожно вздрогнув, затрясся и, оставляя за собой дымный след, понесся куда-то за лес, где, судя по грохоту, потерпел аварию. Вокруг престарелого снайпера стали собираться не менее хмурые селяне, выбирающиеся из лесной чащи и сугробов, вооруженные топорами, вилами и дрекольем. Похоже, неприятности пилотов летающей тарелки только начинались.

Диктор тем временем доходчиво разъяснил, что, хотя правительство делает вид, что ничего особенного не происходит, население сопротивляется как может инопланетной интервенции. И вот пришла пора взяться за дело организованно, с индустриальным размахом. Что и предлагалось проделать игрокам. Для начала им выделялась одна база ПВО и ставилась задача: прекратить безобразия.

Наконец реальность вокруг моргнула. Тестеры оказались в мрачном бункере.

— Арсенал, арсенал!!! Где арсенал?! — тут же завопил Махмуд.

— Лаборатория! — вставил свое мнение Ксенобайт.

— Надо провести инвентаризацию! — деловито предложила Мелисса.

— А ну, ша! — возвестил Банзай, занявший привычное место координатора. — Так, дайте разобраться... Ага... Так... Знаете, товарищи, а отсюда — совсем как старое доброе «НЛО», только вы там еще вошкаетесь... Вот план базы... Махмуд, Мак-Мэд, дуйте в казармы, по коридору и направо. Ксен, лаборатория на втором уровне, лифт позади вас. Мелисса, дуй в центральную рубку. Проверь оснащение базы, узнай, чем вооружены истребители...

— А я? — обиженно спросила Внучка.

— Погуляй по базе, ищи колоритные ракурсы...

Тестеры разбежались в стороны. Через четверть часа они вновь собрались вместе в помещении, обозначенном почему-то как «VIP-зал». Нервно глянув на возвышающийся посреди стола фонтан с позолоченным дельфином и монументальный факс с наклейками «Сони» и «Ксерокс», все расселись за покрытым брызгами столом. Лица тестеров были вытянутыми. Минуты две все просто молчали. Наконец Махмуд очень осторожно произнес:

— Э-э-э...

Никто инициативу не поддержал. Пауза явно затянулась.

— Ладно, товарищи, я за вами приглядывал... — подал голос Банзай. — Высказывайтесь. Начнем с лаборатории. Ксенобайт?

— Странно, — пожал плечами программист, — самый тонкий прибор, который там находится, — это самогонный аппарат. Персонал произвел на меня тягостное впечатление. Из семи сотрудников — четыре менеджера и секретарша. Разрабатывать пока нечего.

— Хм... Ладно, надеюсь, с первой же сбитой тарелки будет им работа. Дальше. Что в арсенале?

— Банзай, я еще не знаю, какой в этой игре баланс, — хмуро проговорил Мак-Мэд. — Но местная оборонительная доктрина, похоже, базируется на АК-47, трех мосинках, двух РПГ-18 и одной приличной винтовке СВД, которую я заберу себе. Последний писк наступательного вооружения — карабин «Сайга». Честно говоря, я в легкой панике.

— Ничего, — попытался утешить стрелка Банзай. — Посмотрим на них в деле, до этого мало что можно сказать. А что со средствами защиты?

— Ну, как можно догадаться — стандартный армейский бронежилет. Все.

— Махмуд, ты заглядывал в казарму?

— Шеф, — тихо проговорил ходок. — Если именно эти салаги должны отбивать вторжение... То пора учить марсианский.

— Все настолько плохо?

— Все еще хуже, — со значением произнес Махмуд. — У нас на шее висят пять дегенератов, выгнанных из институтов за неуспеваемость.

С минуту стояла гробовая тишина.

— То есть... Призывники?

— Точно.

— А... Кадровые военные?

— Это мы.

— Ладно, — слегка осипшим голосом пробормотал координатор. — Мелисса...

— Что такое «тунгуска»? — вместо ответа спросила девушка.

— Как тебе сказать...

— Так вот. Их у нас две. Судя по записям, к ним полагается дизельное топливо и боеприпасы. Так вот: боеприпасов маленько есть.

— А что с системами раннего оповещения?

— Часовой на вышке, — едко ответила Мелисса. — Есть еще радар. Местный Кулибин его как раз ремонтирует.

— А перехватчики?

— Два «МИГа». Топлива на пять вылетов, десять ракет. Слава богу, хоть снарядов к пушкам хватает. А вот пилотов в принципе нет. Придется кому-то из нас вспоминать авиасимуляторы.

— А что с фондами?

— А сам как думаешь?

— Понял. Странно это как-то... А откуда тогда все это? Ну, фонтаны и прочая цветомузыка?

— А это, — мрачно ответила Мелисса, — называется реализм. Мы ведь живем на государственные деньги и добровольные пожертвования. А спонсору куда приятнее дать фонтан, чем живые деньги. Потом, может, он у них неликвидный. А оружие, знаете ли, расходится хорошо...

— Ну, — кисло пробурчал Ксенобайт. — Может, все не так плохо. Может...

Неожиданно раздался бравурный марш.

Тестеры не сразу поняли, что испускает его тумбочка из красного дерева, при тщательном осмотре оказавшаяся телефоном.

— Докладывает пост номер три, — раздался из трубки радостный голос. — Обнаружен неопознанный летающий объект!

Воздушный бой

12 ноября, 11:23 реального времени

Зайти в игру Банзай уже просто не успевал. Поэтому к истребителям сломя голову понеслись Мак-Мэд и Ксенобайт. Махмуд бросился готовить опергруппу к вылету.

— Ксенобайт, главное, не выпендривайся. План такой: выманиваем тарелку, завязываем воздушный бой и ненавязчиво выманиваем на тунгуски.

— Сейчас полетаем... Черт, ну зачем столько кнопок?! Они что, не могли нормальную клавиатуру поставить?

— Побойся бога, это и так упрощенный симулятор! Мак-Мэд! Помни, боезапас ограничен. А то знаю я тебя, дорвешься до нового ствола... Эх, мне бы в кабину...

— Ну да, а кто у руля останется?

— Ксенобайт, пошел!

— Н-но, пошла, родимая! — завопил программист, пуская самолет в разбег.

С грохотом пролетев по раздолбанной взлетной полосе, самолет задрал нос и оторвался от земли.

— Ксен! — с беспокойством заметила Мелисса. — Ты хоть представляешь себе, сколько такой самолет стоит?

— Лучше не говори... А их что, не положено заменять бесплатно?

— Положено. Если предоставим убедительный акт о списании. Помнишь про «элементы паззл-квеста»?

— Отставить разговоры! — строго вмешался Банзай. — Ксен и так с управлением не в ладах, а тут еще ты...

Второй самолет взмыл в небо. Внизу потянулась укрытая снегом тайга.

— Пятнадцать секунд, полет нормальный... Банзай, глянь по карте, куда нам?!

— Заворачивай налево, будем заходить со стороны солнца...

— Какая, хрен, разница? Все небо в тучах...

— Традиция такая... Ладно, отставить болтовню. Глядите по радарам, скоро вы его должны увидеть...

— Вижу! — чуть погодя заявил Мак-Мэд.

— У меня пусто, — проворчал Ксенобайт.

— Мак-Мэд, перестраивайся в ведущего, кажется, у Ксена радар не фурычит.

— Я так и знал, что мне бракованный самолет подсунут! — возмутился программист.

— Ты лучше в окошко глянь, скоро выйдете на визуальный контакт... Ксен, что у тебя там за грохот?

— Радар чиню, тут кто-то монтировку как раз кстати забыл...

— И как?!

— Как всегда... О! Цель на радаре!

— Да она уже на прицеле, — усмехнулся Мак-Мэд.

И в самом деле, под низкими тучами не спеша плыла самая классическая «летающая тарелка».

Для начала оба истребителя, следуя плану «вывести врага на «тунгуски»», грозно пронеслись мимо вражеского аппарата. Однако НЛО, не обратив на хулиганов никакого внимания, продолжал плавно лететь куда-то по своим делам.

— Вот хамло, — возмутился Ксенобайт. — И что нам теперь делать?

— Мак-Мэд, огонь! — распорядился Банзай.

Видимо, этого момента ходок ждал давно, потому что его истребитель, утробно заурчав турбинами, изрыгнул огонь изо всех стволов разом, а из-под крыла выпустил ракету.

Ракета, прочертив в небе серебристую черту, врезалась в «тарелку». Раздался взрыв, летающее недоразумение тряхнуло. Огоньки по его контуру недоуменно замигали...

— Ну, фару я ему вышиб...

— И все?! — удивленно спросил Ксенобайт.

— Мак-Мэд, уходи!!! — заорал дурным голосом Банзай.

Истребитель свечкой ушел вверх. Весьма вовремя: флегматичная до сих пор летающая штуковина резво выпустила из себя какой-то хобот и бросилась в атаку. Ксенобайт лег на крыло, но замешкался: выплюнутая диском светящаяся капля чиркнула по основанию крыла и кабине. Турбина зашлась астматическим кашлем.

— Ой-вэй! То есть «мэй-дэй»! — завопил программист, срываясь в штопор.

— Выравнивай машину, кретин! — откликнулся Банзай. — Мак-Мэд, отвлеки тарелку!

Мак-Мэд, заложив мертвую петлю, принялся поливать врага огнем из пушки, попутно выпустив еще две ракеты. Прежде чем объект успел развернуть орудие, он развернулся и погнал машину куда-то на северо-запад.

— Эге, — заметил он через несколько секунд, — а тут у нас, похоже, союзник. Вижу что-то вроде ксеновского замка в Трансильвании.

Строение и в самом деле напоминало замок из «Эпохи Химер». Даже круглое окошко, из которого обычно Ксенобайт летал завтракать, было на месте. Возможно, не случайно — по слухам, работали одни и те же трехмерщики.

А НЛО как-то вдруг, без предупреждения и должной дани уважения инерции, рванула за ним, и расстояние стало быстро сокращаться.

— А-яй! — в динамиках раздался испуганный голос Мелиссы. — Уводите ее оттуда! Нафиг уводите!

— Мелисса, ты чего? — откликнулся Банзай. — Деньги экономить надо. Шлепнут ее без нас — нам же лучше.

— Я сказала — уводите! Куда угодно!

— Уходи в облака! — посоветовал Банзай.

Истребитель свечой ушел в небо. Летающая тарелка, обладая абсолютно невероятной маневренностью в горизонтальной плоскости, похоже, оказалась слабовата на подъем. Пролетев на несколько метров «мимо», аппарат резко остановился и принялся «становиться на ребро», после чего продолжил движение. Эта небольшая задержка позволила истребителю скрыться в свинцовых тучах. Последовать за ним тарелка почему-то не захотела. Ее тоже заинтересовало здание с причудливыми башенками...

— Значит, так, — голос Мелиссы звучал спокойно, но угрожающе, — чтоб с этих вот башенок ни одной черепушки не упало... То есть черепицы. Что хотите делайте. Хоть тараньте эту летучую миску собственным истребителем...

— Да что это за фиговина, в конце-то концов? Склад ядерных боеприпасов? — взвыл Мак-Мэд.

И тут в эфире — яростный вопль забытого всеми Ксенобайта:

— Мой замок! Она же в него стреляет! Зашибу-у-у-у!

— О чем это он?

Пока Мак-Мэд улепетывал от тарелки (а заняло это куда меньше времени, чем было затрачено на пересказ событий), программист умудрился все-таки выйти из штопора и, метров на пять разминувшись с промерзшей землей, послать истребитель вверх.

Объект задергался, разрываясь между Мак-Мэдом и Ксенобайтом. Роковая заминка... Истребитель Ксенобайта натужно хрипя и дымясь, несся на таран.

— Катапультируйся, Ксен!!!

— Но па-са-ра-а-ан, мать его!

Из-под крыльев истребителя сорвались одна за другой четыре ракеты, в довершение всего он сам, взвыв, точно раненый мамонт, въехал носом в беззащитное брюхо летающей тарелки.

Похоже, это ее, наконец, пробрало. Аппарат затрясся, судорожно мечась из стороны в сторону, и рванул вбок, неумолимо теряя высоту.

— Подранок, — вздохнул Банзай. — Мак-Мэд, за ним! Ксен, ты был настоящим программистом! Народ тебя не забудет...

— Да уж, — чуть не плача от досады, подтвердила Мелисса. — Угробить полный боезапас вместе с почти новым истребителем! Убытки, убытки какие!

— А вот нефиг идеи подавать.

— Ну кто ж вас знал, что вы все так буквально...

— Ладно, разбор полетов — потом. Сейчас Махмудыч с этих гуманоидов пойдет убытки взыскивать.

Среднерусский лес

12 ноября, 11:48 реального времени

— На чем только на миссию не ездили, — жаловался Внучке Махмуд. — На транспортном самолете, на субмарине, на броневике, бывало, пешком бегали... Утомительно, но нормально... Вертушками забрасывались. Удобно, дешево, сердито... Но чтобы так?!

— Разговорчики! Бегом, бегом, бегом... — прикрикнул Банзай.

Небольшой отряд, закинув за спины личное оружие, бодро бежал по густому снегу на лыжах. Часть снаряжения была погружена на небольшой снегоход, который вела Внучка.

Внучка предлагала дождаться Мак-Мэда и захватить с собой Мелиссу с базы, но Дед отговорил: после такого удара большая часть экипажа тарелки восстановлению не подлежала. На остатки сладки семерых бойцов (считая пять ботов) должно было хватить.

— Махмуд! — крикнула Внучка, сверившись с картой. — Поглядывайте по сторонам! Очень может быть, место крушения уже во-он за тем холмом...

Но вместо ответа Махмуд вдруг резко пригнулся и рванул в сторону.

— Вот он! Флоатер!

И в самом деле, в глубине сумеречного леса на высоте примерно метра три парила совершенно инопланетная фигура в бесформенном балахоне.

Боты радостно залегли — только лыжи затрещали. Внучка секунду поколебалась между автоматом и камерой, но долг одержал верх, и застрекотал отнюдь не автомат.

Махмуд короткими перебежками понесся к дереву.

— Ахтунг! — завопил флоатер. — Нихт шиссен! Махмуд, не поджигай! Свои!

— Тьфу, черт, — огорчился Махмуд. — А я уже надеялся живым взять.

— Ксен! — радостно завопила Внучка. — Ты что там делаешь?

— Вишу, — лаконично ответил Ксенобайт. — Украшаю елку. Как насчет отцепить меня от чертова парашюта?

Ходоки призадумались.

— Чего тут думать, — неожиданно подал голос один из солдат, — трясти надо!

— Что изучали в институте, товарищ студент? — окрысился Махмуд.

— Албан... армян... тьфу, английский.

— А надо было физику. Отставить трясти. Еще идеи есть?

— Рокетджамп? — робко подала голос Внучка. — У нас есть эта здоровая железная дура, РПГ-как-бишь-ее-там.

— О! — Махмуду идея пришлась по душе. — Заодно и проверим здешнюю физику.

— Ракет, между прочим, всего шесть... — напомнила по радио Мелисса.

— Фигня, сочтем расходами на эксперимент. Надо же нам знать, работает это здесь или не работает.

— Допустим, не работает. Минус ракета, минус Махмуд и, возможно, минус Ксенобайт. Увлекательная арифметика?

— Ну, зачем же сразу Махмуд, — пошел на попятный ходок. — У нас, между прочим, солдаты есть. Не командирское это дело — рокетджампы испытывать.

Ксенобайт шумно вобрал в себя воздух.

— Отставить сшибать командира ракетами и пикирующими махмудами! Все на мозговой штурм!

Свежую идею выдал бот.

— Товарищ командир, а давайте сперва вон того ксенобайта снимем? Он пониже, — и бот поскакал по снегу в глубь леса, где обнаружилась еще одна фигура. Та, действительно, висела пониже — метрах в полутора, так что легко было разглядеть лиловую физиономию и стильный малиновый плащ.

Ложный ксенобайт невозмутимо вскинул ствол, пролетело что-то зеленое, и у тестеров осталось четыре бота.

Выжившие отреагировали мгновенно, причем солдаты — автоматически. Все, что было у них в руках, одновременно издало громкий «Бух!», и на флоатера пришлось примерно столько железа и свинца, сколько на квадратный метр Малой Земли.

Ведущая партия досталась тому самому РПГ-18. Ухнуло, просело, и на тестеров посыпались снег, шишки, ветки и Ксенобайт.

— Так-с, товарищи уфологи, — прошипел Ксенобайт. — Кто вас учил давать боту в руки гранатомет? Солдат, который видит противника, делает что? Стреляет! Из того, что дали! И плевать ему, что рядом любимый командир. Не говоря уже о том, что за потраченные снаряды платить не ему. Ферштейн?

Место крушения НЛО №1

12 ноября, 12:15 реального времени

— Тындырбиев, не отставать! — рявкнул Махмуд. — Ты же чукча!

— Тындырбиев не чукча! — обиделся солдат с характерными раскосыми глазами. — Тындырбиев узбека!

— Отставить нытье, сын степей! Шевели лыжами! Раз-два, раз-два! К’мон еврибади, скоро будем на месте!

— Эй, куда без разведки? — забеспокоился Банзай. — А вдруг...

— Что вдруг? Что вдруг? Это первая тарелка, одного уложили, осталось двое, — тоном усталого преподавателя объяснил Ксенобайт. — Один — или даже оба — в навигационном центре. На улице уже один был. Классику знать надо.

— А ничего, что в первой тарелке были флоатеры? — ехидно поинтересовался Дед, но его, кажется, никто не услышал.

Первым на вершину холма выбрался Тындырбиев, кажется, слегка спятивший от холода, лыжного кросса и того, что его назвали «сыном степей». То ли бот просто зациклился, то ли возомнил себя воином Золотой Орды, на слонах форсирующим Альпы. Так или иначе, подпрыгнув на вершине холма, он воинственно заверещал и, лихо оттолкнувшись, скрылся из виду. Моментально его боевой клич мутировал в испуганный вопль: «Шайтан!».

— Банда, к бою! — рыкнул Махмуд, пытаясь одновременно отчаянно грести лыжными палками и скинуть с плеча «Сайгу».

Взобравшись на вершину холма, тестеры тут же прозрели картину происшествия. Они достигли места крушения. Впереди виднелась пропахавшая солидную борозду серебристо-серая тарелка. Венчал эпическую картину сугроб у подножия холма, из которого торчали лыжи. От вершины вниз вела лыжня, обрываясь возле тельца валяющегося в снегу невысокого головастого пришельца.

Кажется, ринувшись, точно лавина, вниз, незадачливый Тындырбиев нос к носу столкнулся с инопланетным гостем и, не найдя ничего лучше, просто переехал его. Пересекший пучины космоса пришелец ожидал чего угодно, только не такого «наезда» неумелого узбекского лыжника. Встреча закончилась технической победой Узбекистана: бот еще вяло дрыгал лыжами, пришелец — нет.

Однако метрах в пятидесяти от места первой встречи двух цивилизаций виднелся еще один головастик, лихорадочно разворачивающий в сторону тестеров не сулящую ничего хорошего хреновину.

— Ложись! — завопил Махмуд. — Бей сектоидов! — сильно оттолкнувшись, ходок полетел вниз по склону, отбросив палки и на ходу сдергивая с плеча винтовку.

— Псих, — констатировал Ксенобайт. — Эй, орлы! Поддержать психа огнем!

Залегшие в снег солдаты принялись старательно строчить из автоматов куда-то в сторону пришельца. Вряд ли жизни инопланетянина при этом что-то угрожало, зато Махмуд при свисте пуль начал отчаянно материться и выписывать кренделя, достойные чемпионата мира по фристайлу.

— Отставить нервировать психа, — хладнокровно приказал Ксенобайт.

Электронный мозг пришельца не смог найти адекватного ответа, так что он даже забыл внести свой вклад в перестрелку. Лыжи неуклонно несли Махмуда на сближение, пока взмах приклада не завершил короткий поединок.

Над головами тестеров и их подручных с шипением пронеслись несколько энергетических разрядов.

— Лягай, хлопцы! — богатырским басом взревел кто-то из ботов.

— Банзай, возьми его на карандаш: выживет — сержантом сделаю, — проворчал Махмуд, бросаясь мордой в снег.

— Внучка! Уходи с баркаса!

К счастью, Внучка уже давно научилась следовать советам Банзая на рефлекторном уровне. Рыбкой катапультировавшись со снегохода, она благополучно приземлилась в пушистый сугроб, которыми, к счастью, изобиловал местный пейзаж. Единственный транспорт опергруппы подбросило от взрыва: какой-то ушлый пришелец заработал медаль «за меткость».

— Хана! — с тоской в голосе завопил Махмуд. — Боеприпасы!

— Вообще-то есть смысл перегружаться, — мрачно заметил Ксенобайт.

— Нифига! — угрюмо замотал головой Махмуд. — Даже если все поляжем — получим опыт. Играем до последнего! Эй, банда! Занять позиции! Беречь патроны, наш обоз погорел.

Со стороны воткнутой в землю тарелки полетели энергетические разряды. Боты шустро заползали, ища хоть какое-то укрытие, Внучка взвизгнула, а Ксенобайт куда-то делся.

— Окапывайся, хлопцы, кто жить хочет! — рявкнул Махмуд.

Боты проворно принялись долбить мерзлую землю. Махмуд присвистнул: бот, которому он напророчил сержантские нашивки, со скоростью закапывающейся в песок ящерицы уходил в недра.

— Ух ты... Человек-бульдозер! Фамилия?

— Пэтрэнко! — с характерным акцентом прогудело из-под земли.

— На время операции тебе присваивается позывной Диггер. Занять позицию на три метра левее!

— Есть!

— Тындырбиев, занять окоп Диггера!

Вскоре позиция напоминала скромную могилу, но Диггер выдохся и запросил пощады.

— А ну, — завопил Махмуд, — держите шапки!

Размахнувшись, ходок вышвырнул из своего окопа гранату. Землю тряхнуло, над головами тестеров засвистели комья земли. Пришельцы недоуменно переглянулись: граната взорвалась метрах в четырех от тестеров и никакого вреда нанести им не могла в принципе.

— Ты чего творишь? — с интересом спросил Банзай.

— Внучка! У тебя камера с собой?!

— Да!

— Высунь из окопа и посмотри: воронка есть?

— Ладно... Сейчас... Секундочку... Так. Есть!

— Глубокая?

— Не очень.

— Сейчас углубим!

В воздух полетела вторая граната, за ней третья.

— Тындырбиев!

— Моя!

— Лопату в зубы и копать до воронки! Живо!

Через несколько минут к Тындырбиеву присоединился слегка отдохнувший Петренко. Вместе они быстро закончили подкоп. Теперь в распоряжении войска тестеров оказался обширный круглый котлован.

Однако по всем критериям положение оперативников было отчаянным. Огонь засевших в пропаханной тарелкой траншее пришельцев не давал тестерам высунуться. До вражеской позиции было еще метров сорок ровной, точно стол, тундры. Из всего арсенала только снайперская винтовка обеспечивала должную дальнобойность, но пользоваться ей Махмуд толком не умел, а боты и подавно.

— Эх... Дрянь дело... Ничего, истощим их запас патронов, а потом пойдем в штыковую! — оптимистично предложил Махмуд. — Вот если бы сразу позиции занять или с фланга зайти...

Внучка тактично промолчала.

— Эх, Диггер, не быть тебе сержантом, — подытожил Махмуд. — Поднимаем ботов в атаку. До вражеской траншеи они, естественно, не доживут, но дадут хоть какое-то время для маневра.

— Ага, итого: сливаем всех ботов, — заметил Банзай.

— А что делать?! Ксен где-то угробился, миссия не задалась... все равно переигрывать... Эй, банда! Примкнуть штыки!

На физиономиях ботов отразилась фотогеничная решимость. Богатырь Петренко взял в одну руку автомат, в другую — саперную лопатку. Тындырбиев натянул поплотнее ушанку, отчего тут же стал похож на древнего монгола в кулохе.

— И все-таки... Вон тот холмик... Просто сказка, за ним бы окопаться, незаметно выползти и расстрелять всю эту нечисть, как в тире... Просто сказка... Может, рискнуть? Ох, мать честна! Внучка, бери свою камеру и давай максимальный зум.

— Святый Боже, — тихо проговорил Банзай. — Легок на помине!

На холмике стоял Ксенобайт. Глядя на него, казалось, что программист успел порядком заскучать, разглядывая окрестности, хотя еще секунду назад его там не было.

В руках он держал здоровенный пулемет, через плечи крест-накрест были перекинуты ленты. Программист не спеша направил ствол вниз, прямо в затылки ничего не подозревающих пришельцев.

— Салям-алейкум, негодяи, — мрачно буркнул он, вдавливая гашетку.

Секретная база ПВО им. Чкалова. VIP-зал

12 ноября, 12:36 реального времени

— Апгрейдами займемся потом, — сказал свое веское слово влезший наконец в виртуалку Дед Банзай. — Сперва — разбор полетов.

— Еще спервее: откуда пулемет взял, Ксен? — встряла Внучка. — Или он там в кустах прикопан был? Чтобы стимулировать тактическое мышление?

— Из замка, вестимо, — довольно фыркнул Ксенобайт. — Его, правда, пришлось отдать — под честное слово одолжил.

— Так что это был за замок?

— Ну как тебе сказать... Есть тут такая фирма: Росснабинвест плюс. Причем тут плюс, не знаю, но контора серьезная. И у ее директора тут маленький такой охотничий домик. С охотничьим оружием. И с охраной.

— Так чего ж они нам не помогли? — рванул на себе рубаху Махмуд.

— То есть как не помогли? Пулемет вон одолжили. Такой и в продаже-то фиг найдешь. А остальное уж не их забота.

— Уууу... — протянула Внучка. — Я-то думала, игровое решение... Тактика, стратегия... Что читателям-то говорить?

— А это, — поднял палец Ксенобайт, — и есть игровая стратегия, она же тактика и баллистика. Дело в том, что мы — не граждане Вселенной, а обитатели вполне конкретного государства сколько-то там лет назад. Или вперед. И чуяло мое сердце, что выражается это не только в фамилиях личного состава и ассортименте вооружения.

— Недаром «Самара Софт» твердит, что для западного игрока их новый шедевр вообще непроходим, — ухмыльнулся Банзай.

— Именно, — продолжил Ксенобайт. — Не учитывая этих вот специфических особенностей, останешься и без оружия, и без денег, и без всего.

— По-моему, это с вами и так произошло, — подал голос Мак-Мэд. — Что у нас там в минусе? Снегоход, один бот, куча боеприпасов и истребитель имени Ксенобайта. По-моему, я единственный, кому удалось ничего за весь бой не угробить. И что же я увидел, прилетев с миссии? Вот этот чек. Оперативно прислали, не вопрос, но я не думаю, что этого хватит на новый истребитель.

— Этого хватит на новую обойму, — подтвердил Банзай. — Может — на две.

Наступила тишина. Только на столе булькал и клокотал фонтан.

— Продаем обстановку? — виновато предложил Махмуд.

— Угу. И сдаем ботов в рабство.... Перегружаемся, чего тут еще думать, — подытожил Ксенобайт.

— А вот и нет, — неожиданно вступила Мелисса.

— Твои предложения? — уставил на нее угрожающий перст Ксенобайт.

— Вот, — Мелисса вынула из ридикюля (и когда успела обзавестись?) солидную пачку желтоватых бумажек Евросоюза. — По моим расчетам, этого хватит на: новый истребитель, подержанный транспортный вертолет для переброски десанта, расширение базы (а то здесь на новых людей места в принципе нет) и несколько стволов. Вариант: побегать пока на лыжах, но обзавестись приличным штатом.

Фонтан хрюкнул и захлебнулся.

— Молодец, Мелиска, — вымолвил наконец Банзай. — Но откуда?!

— Из замка, вестимо, — Мелисса наслаждалась каждым мгновением. — И отдавать, между прочим, не придется. Это, товарищи, — не что иное, как честно заработанный гонорар за оборону охотничьего домика господина директора от разнузданной банды пришельцев. За ту самую оборону, при которой геройски пал пилот первого класса Ксенобайт, а также один из солдат, но об этом я тогда не знала. Вот такая стратегия, тактика и, конечно, баллистика.

— Повезло, — выдавил Ксенобайт.

— Да, жаль, что такое нельзя поставить на поток. Могли бы совсем неплохо устроиться, — даже многоопытный Дед выглядел потрясенным.

— Ну ладно, товарищи тестеры, — Ксенобайт уже пришел в себя, — пора поразмыслить, как будем тратить нажитое!

И он потер руки.

Миссия 02: огни большого города

База ПВО им. тов. Чкалова

14 ноября, 10:02 реального времени

71KB

— Значит, вот это оно и есть? Слушай, совсем не похоже на то, чем орудуют эти поганцы.

— А ты бы хотел размахивать этими их ершиками для унитаза?

— Нет, не очень.

— Вот то-то. Фактически, мы всего лишь расковыряли их оружие и вытащили оттуда источник энергии. А на его основе протолкнули свою технологию. Так что у тебя в руках лазерная винтовка.

— Несолидная она какая-то, — уныло заметил Махмуд.

Его приятель-снайпер был явно не согласен с товарищем. Он нежно поглаживал устройство, напоминающее пулемет «Максим», выполненный, так сказать, в «винтовочных» габаритах.

— А оптику на него поставить можно? — хищно спросил он.

Ксенобайт пожал плечами. Неожиданно дверь «VIP-зала» распахнулась, и на пороге возникла крайне раздраженная Мелисса. Обведя коллег тяжелым взглядом, она спросила:

— Какой, блин, нумизмат переименовывал ботов?!

Тестеры удивленно переглянулись.

— А что такого? — удивился Ксенобайт. — Нам же с ними работать, а мучительно вспоминать, кого как зовут, себе дороже, в особенности в разгар боя. Пусть обзывают, как хотят!

Мелисса зафиксировала взгляд на разом заскучавших ходоках и процедила сквозь зубы:

— А ты видел, как они их переименовали?

Ксенобайт удивленно вскинул бровь. Мелисса махнула рукой, и все трое отправились в казармы.

Маленькая армия тестеров значительно увеличилась с момента начала игры. Богатырь Петренко, как и обещал Махмуд, отправился в офицерское училище. Героический узбек Тындырбиев проходил курс обучения спецназовца. Два новобранца, никак себя не показавшие на первой миссии, были отправлены в летную школу: они теперь пилотировали истребители. Таким образом, все бойцы «первого розлива» нынче временно вышли из активов оперативного состава, зато появились новые люди.

Это было очень тяжелым, но стратегически оправданным решением. После долгих споров, угроз, жалоб и вороха аргументов разной степени разумности Мелисса все-таки настояла на том, чтобы цифра «0», обнаружившаяся в графе «зарплата рядового состава», была изменена на «более положительную».

В тот же день начальник охраны достопамятной дачи привел на базу квадратного амбала в порядке гуманитарной помощи. Из тайги пришел суровый мужик с берданкой за плечом, заявивший, что за магарыч готов истреблять инопланетную гниду, которая лично ему и так не нравится. Еще из тайги пришел обвешанный цепями якут с огромным бубном, заявивший, что он шаман и за огненную воду берется извести всех злых духов на базе.

Шамана хотели немедленно катапультировать обратно в снега, но Банзай, догадавшийся глянуть в его характеристики, отчаянно завопил, чтобы псионика немедленно тащили в столовую, холили и лелеяли и ни в коем случае не отпускали.

— Так что не так с именами? — вопросительно поднял бровь Ксенобайт.

— А ты сам почитай! — хмуро ткнула пальцем Мелисса в нагрудную нашивку ближайшего бойца.

Это был дед-сибиряк. На нашивке гордо значилось: «Магарыч».

— Тут опечатка. Наверное — Макарыч? — уточнил программист.

— Не-е. Именно «Магарыч». Очень уж жадный, — ухмыльнулся Мак-Мэд.

— Идем дальше...

Якута-псионика обозвали «Бабайотой»: после санитарной обработки, стрижки и переодевания он вдруг стал похож на крепкого, сурового самурая. Но больше всего не повезло бывшему дачному охраннику. На его нашивке значилось: «Доберман».

— Скорее уж «Ротвейлер», — давясь смехом, поправил Ксенобайт.

— Я с ними в одном кадре появляться отказываюсь! — решительно заявила Мелисса.

— Э... Ну... Банзай, что скажешь?

— Мелисса, кто там их нашивки разглядывать будет? — примирительно проговорил Банзай. — Ребятам ими командовать, пусть называют, как им удобно.

— Я не хочу, чтобы, когда я буду вести репортаж, на заднем плане раздался вопль кого-то из этих балбесов «Доберман, фас»!

— Отставить!!! — тут же испугано рявкнул Ксенобайт.

Охранник, услыхав команду, встрепенулся, огляделся по сторонам и начал почему-то вкрадчиво приближаться к программисту, недобро хрустя пальцами.

— Махмуд! Чего это он так... именно на меня?! — требовательно спросил Ксенобайт.

— Ну, не знаю, — пожал плечами воин. — Наверное, что-то из подсознания.

— Я такого подсознания не одобряю, — угрюмо заявил программист.

— Ладно, не кипятись. Лучше скажи, сколько лазерных винтовок у нас есть?

— Пока — две. Скоро еще три доделают, тогда можно будет испытать в полевых условиях.

— Эй, орлы, — ненавязчиво заметил Банзай, — давайте-ка готовьтесь к работе. Кажется, на радаре тарелка.

Место аварии НЛО №13

14 ноября, 10:18 реального времени

Новые пилоты успешно сбили вражеский аппарат. Тестеры, вооружившись, спешно погрузились в крытый брезентом грузовик. По сравнению с первым «лыжным походом» — верх комфорта, хотя Банзай не преминул заметить, что сей транспорт, наверное, участвовал еще в героических рейдах по «Дороге жизни».

Кроме трех бойцов-ботов в грузовике сидели Махмуд, Мак-Мэд, Ксенобайт и Внучка.

— А Мелисса обещала вертолет, — уныло заметил Ксенобайт, подскакивая на жесткой скамье и поправляя съехавшую на глаза каску.

— Грузовик был компромиссом между комфортным, но дорогим вертолетом и продолжением лыжных кроссов, — проворчал снайпер. — Слушай, откуда в ней столько хозяйственности? Не будь подготовка спецназовца такой дорогой, мы бы в целях экономии с финками на сектоидов ходили!

— Эй, папаша! Тормози, приехали! — завопила Внучка, барабаня по кабине водителя. — Дальше пешком пойдем, чтобы как в первый раз не было. Мелиска нас за грузовик четвертует, если что...

Команда лихо десантировалась из кузова и, рассыпавшись широкой цепью, устремилась к видневшимся вдали строениям. Недалеко от машины из сугроба торчал покосившийся столб с табличкой «Совхоз «Победа», на котором слово «совхоз» было зачеркнуто, а поверх коряво дописано: «Ранчо».

Бегущий рядом с Ксенобайтом Бабайота вдруг насупился и буркнул:

— Шайтана чую!

— От Тындырбиева нахватался. И когда успел-то? — проворчал программист. — Где?

— На три часа, метров сто пятьдесят.

— Махмуд, слышал?

— Угу. Где-то в том коровнике, что ли?

— Ну-ка, Махмудыч, — вмешался Банзай. — Бери Добермана и обойдите их с тыла. Мак, занимай позицию, Ксен, ложись где стоишь.

Мак-Мэд, свистнув Магарычу, закинул винтовку за спину и стал карабкаться на торчащую неподалеку водонапорную башню. Ксенобайт, взявший шефство над первым в команде псиоником, деловито закопал напарника в сугроб, после чего занял позицию сам.

— Ну что, готовы? — раздался в наушниках голос Махмуда. — Банзай, спроси у Мелиссы, переживет ли она расход одной гранаты.

— Махмуд, не умничай.

— Нет уж, нет уж... Знаю я ее, потом заставит объяснительную писать, акт о списании и трактат о целесообразности использования боеприпасов...

— Кидай уже, зараза!

В коровнике послышался взрыв и перепуганный писк засевших там пришельцев.

— Гони их на пулеметы, Махмудыч! Гони!

Из ворот коровника стали один за другим выскакивать головастые сектоиды. Ксенобайт, шмыгнув носом, вдавил гашетку подаренного некогда «дачниками» пулемета. С водонапорной вышки послышались хлопки выстрелов: снайпера отстреливали сбегающихся на шум пришельцев.

— Коровник чист, — доложил Махмуд.

— Махмуд, к тебе с тыла приближаются два сектоида...

— Мелочь...

— С тяжелыми плазмами, — уточнил Мак-Мэд.

— Ксен, я выхожу! — с беспокойством буркнул ходок. — Не подстрели меня вместо сектоидов...

Спустя минуту штурмовики выскочили из коровника и с хитрым видом прижались к стенам по обе стороны от выхода. В глубине здания послышалась возня, на свет выскочили два пришельца. Ксенобайт снова вдавил гашетку, но вместо пулеметной очереди раздалось унылое «клац».

— Шайтан, — меланхолично выругался Ксенобайт, после чего вдруг вскочил и с силой швырнул что-то в сторону пришельцев.

Увидав летящую гранату, Махмуд испуганно выругался и рыбкой сиганул в сторону. Доберман сделал то же самое, но молча, только в глазах его читалось грустное неодобрение. В следующий миг граната сочно впечаталась в лоб одного из сектоидов, сбив его с ног. Бабайота прострочил автоматной очередью второго пришельца.

Через несколько секунд, поняв, что взрыва не будет, Махмуд вылез из сугроба, как раз чтобы увидеть, как Ксенобайт деловито подбирает брошенную гранату и прячет ее обратно в подсумок.

— Осечка? — с подозрением спросил ходок.

— Зачем осечка? — пожал плечами программист. — Просто я чеку не выдергивал. Бабайота, молодцом!

— Скотина ты, Ксен. Нельзя же так пугать!

— Да ладно, что с пленным делать будем? Бокса для содержания пришельцев у нас пока нет...

— Пристрелить собаку.

— Мелисса потом плешь проест за неоправданный расход боеприпасов.

— Ты предлагаешь забить его ногами?!

— Это негуманно.

С водонапорной вышки хлопнул выстрел. Сектоид взбрыкнул лапками и затих.

— Пока вы там нудите, он очнется и сбежит, — скучным голосом сообщил Мак-Мэд.

— Зато тебе теперь рапорт Мелиссе писать! — злорадно сообщил Махмуд.

— А это не я. Это Магарыч, — спокойно парировал снайпер. — Ну что, живые инопланетяне остались?

— Миссия закончена. Сворачивайтесь.

База ПВО им. тов. Чкалова

14 ноября, 11:11 реального времени

Ксенобайт, войдя в «VIP-зал», нервно дернулся и осуждающе ткнул пальцем:

— Мелисса, вот скажи мне, при том, что мы все на голодном пайке и пишем отчеты за каждый потраченный патрон... Что эта фиговина до сих пор здесь делает?!

Посреди стола до сих пор дико и нелепо возвышался фонтан. Мелисса глянула на сооружение с нескрываемым отвращением.

— До сих пор не могу найти статью, по которой его можно списать, — пожаловалась она. — Это же не просто фонтан... Он у нас был изначально, а значит, стоит на балансе...

— Мы защитники родной планеты или второсортное «Общество с ограниченной ответственностью»?! — взорвался Махмуд.

— «Общество с ограниченной ответственностью», а что?! — ледяным тоном ответила Мелисса.

— Да так, просто спросил...

— Ладно, зачем ты нас повытаскивала? — вклинился в разговор Мак-Мэд. — И, кстати, раз уж мы тут собрались, я хотел бы получить патроны для проведения стрельб...

— Ты же уже десятка три извел! — чуть не плача, завопила Мелисса.

— Неудивительно, что наши боты с трудом могут попасть в танк с трех метров, — раздраженно передернул плечами снайпер, — если они боевое оружие только на миссиях видят!

— Ну, не скажи, — вяло заметил Ксенобайт. — Магарыч нынче...

— Магарыч — природный талант, шутка датчика случайных чисел... У него весь ресурс в точность ушел. А вот скажи, друг Ксенобайт, почему мы до сих пор бегаем с добытым мародерством огнестрелом, когда давно должны были бы быть вооружены новейшими технологиями?!

— А потому, — огрызнулся программист, — что инженерный отдел вместо производства оружия гонит спирт на продажу, а научный — занимается повышением производительности самогонного аппарата, а не...

— Вот именно об этом я и хотела сказать, — мрачно буркнула Мелисса. — Нам грозит финансовый кризис. Вы тратите патронов больше, чем я могу закупить.

— Так ведь и пришельцев меньше не становится, — проворчал Махмуд.

— Вот именно. Наоборот, пришельцев становится все больше. И это уже не только флоатеры да сектоиды... — подключился показавшийся в дверях Банзай. — Помните, две миссии назад нам попался мутон?

Тестеры, включая Внучку, синхронно передернули плечами. Мутон оказался тварью сильной, шустрой и тяжелобронированной: его забивали, как мамонта. И потратили на это примерно столько же боеприпасов, сколько на истребление всего остального экипажа.

— Если игра пойдет такими же темпами, нас разнесут в пух и прах, — нравоучительно заметил Банзай. — О чем это говорит?

— О том, что мы что-то упустили, — задумчиво проговорил Ксенобайт. — Какой-то механизм сравнительно легкой добычи денег.

— Именно, — кивнул Дед. — Сразу виден системный подход. Итак. На чем можно подзаработать?

— Очень неплохо идет спирт, — тут же отрапортовала Мелисса, заглянув в какие-то бумаги.

— Не концептуально, если только мы не построим отдельную самогонную базу, — покачал головой Банзай.

— Трупы! Трупы пришельцев, инопланетные технологии... Неужели никто не интересуется?!

— Наши — нет. Надо выходить на зарубежные спецслужбы. Хозяин охотничьего домика советовал, но хочет за это много денег. Или абсолютно грабительскую долю.

— Видел я его запросы, не канает, — поморщился Банзай. — Вот что, товарищи, пора перечитывать Маркса. Нам нужен стартовый капитал, вот что.

— И где его, опять же, взять?! — раздраженно покрутил пальцами Ксенобайт. — Все сравнительно честные методы... О...

— Именно, — ухмыльнулся Банзай. — Большинство современных капиталов не только России, но и Европы имели в своей основе пиратские сундуки. Ну, что нам светит, если подумать в этом направлении?

— Как насчет наехать на криминальные структуры? — с энтузиазмом предложила Внучка.

— Пока перевес как в вооружении, так и в численности войск, увы, на их стороне, — сумрачно пробурчал Махмуд. — Нас вышибут из бизнеса раньше, чем мы успеем начать.

— Быстренько организуем финансовую пирамиду. «АО ННН» какое-нибудь, дадим убойную рекламу...

— На которую, опять же, нужны деньги.

— Ну, остается одно из двух, — вздохнул Мак-Мэд. — Либо грабеж, либо ботов — на панель. У Ксена в лаборатории, кажись, секретарша была...

Программист погрозил снайперу кулаком.

— Она, между прочим, сейчас кандидатскую по квантовой физике пишет, — угрюмо пробурчал он. — Не в пример остальным дятлам, блин.

— Значит, остается только грабеж, — вздохнул Махмуд. — Однако нас же с довольствия снимут!

— В общем, так, — солидно произнес Банзай, приглаживая усы. — Пока вы там барахтались, мною был разработан план выхода нашей организации из финансового штопора. Первое... Мелисса, пиши. Отныне горючее для наземной техники закупать не из официальных источников, а на СТО в селе Малая Буденовка!

Мелисса вытаращилась:

— Откуда у них солярка в таких количествах?!

— А вот это уже не наша проблема! Хотя у «Росснаба» спроси... Второе. Временно прекратить вылеты на боевые миссии!

— Банзай, ты здоров?! — с тревогой спросил Махмуд. — Мало того что эта нечисть расплодится, так нас же еще и поувольняют к лешему!

— Отсутствие активности объяснять нехваткой боеприпасов, отсутствием горючего... Все это, естественно, не относится к вылетам на охрану охотничьего домика и ранчо «Победа», являющихся не государственной, а частной собственностью.

В глазах Мелиссы зажглось понимание.

— Ну и, наконец, третье... Товарищи, готовьте ботов. Нынче ночью на дело пойдете.

— Куда? — горько усмехнулся Ксенобайт. — Угоним из Буденовки последнюю корову? Так она же сдохнет по пути...

Банзай, подойдя к карте, веско постучал по ней.

— Вот здесь расположена военная база НАТО.

У всех поотвисали челюсти.

— Какого... Что они тут делают?!

— Арендуют земельный участок, платят валютой, ведут себя тихо, — пожала плечами Мелисса. — Не в пример нам.

— Ну, гады, — скрипнул зубами Махмуд. — Я, конечно, не расист, но...

— Товарищи, — нежно глядя на карту, оповестил Банзай. — Это же золотая жила! Современное оружие, боеприпасы... Нет, нам определенно повезло!

— А натовцам, похоже, не очень, — плотоядно ухмыльнулся Мак-Мэд.

Неизвестная база

14 ноября, 12:38 реального времени

Игровая ночь наступила быстро и должна была продлиться часа три. По расчетам Мелиссы — вполне достаточно, чтобы хорошо поживиться на чужой базе.

— Вот чего я не пойму, — пробурчал Махмуд, перемазанный вместо маскировочной пасты старой машинной смазкой, — Мелисса у нас спец по стелс-экшенам. Так почему ее нет среди нас?

— Тебе пересказать официальную версию или мои соображения по этому поводу? — поморщился Ксенобайт, выглядящий ничуть не лучше.

— Давай сначала официальную.

— Видите ли, она специализируется на мелких вещах, которые можно унести в кармане. А наша добыча, скорее всего, будет исчисляться ящиками. Иначе и заводиться не стоило.

— Ладно, а что ты сам по этому поводу думаешь?

— А вот об этом позволь умолчать: ничего цензурного.

— У меня та же хрень.

— Эй, подельнички, — раздался в наушниках голос Мак-Мэда. — Готовьтесь. Магарыч уже установил сюрприз, постовой движется заданным курсом...

— До боли хочется послушать, что скажет добропорядочный натовский бот, нарвавшись на соленый сибирский юмор, — хихикнул Ксенобайт.

«Сибирский юмор» состоял из ржавого волчьего капкана, установленного Магарычем на тропинке болтающегося вокруг базы постового.

— Ничего интересного, — проворчал Махмуд. — Пошли...

Тестеры, извиваясь, поползли к проволочному забору. Где-то вдали раздался щелчок и испуганный вопль: «Доннерветтер!». Вскоре тестеры были уже на территории базы.

— Ну, давай, Махмудыч, вы с Доберманом ищите арсенал, мы — кухню... Мак-Мэд на шухере.

— По дороге поищите какую-нибудь колымагу, — подсказал Банзай.

Добравшись до первых казарм, Махмуд прижался к стене и, согнувшись, заскользил вдоль нее. Порыскав в густых тенях, он остановился напротив небольшого здания, у дверей которого сонно покачивались два караульных.

— Слышь, Банзай, глянь в словаре, как по-английски «арсенал» будет?

— Так и будет.

— Тогда я нашел. Тут два охранника.

— Только без шуму.

— Ясно... Доберман?

— Здесь.

— А ну-ка, ты правого, я левого... На ножи их...

Через минуту тела охранников, точно в каком-то фильме ужасов, тихо скрылись в тенях. Махмуд, прикрыв за собой дверь арсенала, включил фонарик и огляделся.

— Ксен! — восторженно прошептал он. — Я нашел рай земной! Штурмовые винтовки, пулеметы, гранатометы... Боеприпасов куча! Мы богаты!

— Подыщи какой-нибудь бронетранспортер, и начинайте погрузку.

— Бронетранспортер нельзя, — вмешался Банзай. — Слишком приметный, заметут... Ищи грузовик, мы его потом в тайге бросим...

В наушниках вдруг послышался жестяной грохот.

— Ксен, что там?

— Ничего, — прошипел Ксенобайт. — Нашел склад продовольствия... Консервы, концентраты... А это еще что? Что-то странное...

— Хватай все подряд, боты у нас не разборчивые...

— Тебе хорошо, у тебя, небось, все в ящики расфасовано, — проворчал программист.

Вытащив из ранца заботливо припасенный мешок, он принялся набивать его банками и брикетами. Бабайота помогал с неподдельным энтузиазмом. Наконец, нагруженные до предела, грабители направились к выходу. Тоскливо глянув на окошко, через которое они проникли внутрь, Ксенобайт вынужден был признать, что мешки сквозь него не пролезут. Оставалось только одно: выходить через дверь и искать более «штатный» выход.

Ксенобайт уже взялся за ручку двери, когда Бабайота вдруг схватил его за руку и удивленно прошептал:

— Шайтан!

— Чего?! — удивился Ксенобайт. — А, постовой, наверное... Нет, все-таки псионик — это сила, молодец, Бабайота... А ну-ка...

Аккуратно, чтобы не звякнуло, поставив мешок на пол, Ксенобайт вытащил нож и, примерившись, сильно пнул дверь, рассчитывая ошеломить стоящего за ней противника. Однако вместо того, чтобы распахнуться, сшибив бота с ног, дверь лишь чуть-чуть приоткрылась, глухо стукнувшись во что-то мягкое, а ринувшийся в атаку Ксенобайт, соответственно, впечатался в нее носом.

Программист вскочил, но ругательства застыли у него в глотке. За дверью раздалось вопросительное «У?», она открылась, а на складе вспыхнул свет. Ксенобайт выронил нож.

— В натуре шайтан! — потрясенно пробормотал он, нос к носу сталкиваясь со здоровенным мутоном. — Братва, засада!!!


* * *

Больше всего мутон напоминал покрытую нежно-зеленой шерстью гориллу с фиолетовой физиономией. В отличие от тщедушных, хотя и опасных своими псионическими способностями сектоидов, мутоны были профессиональными солдатами: далеко не всякое оружие могло прострелить их дубленую толстую шкуру.

Повинуясь какому-то отчаянному наитию, Ксенобайт схватил с пола банку тушенки и, быстро запихав ее в широченный раструб тяжелой плазменной установки, которую вскинул пришелец, бросился в сторону, завопив: «Шухер!»

В компенсацию живучести и огромной физической силы, сообразительностью и скоростью реакции мутоны, похоже, не страдали. Снова раздалось его удивленное «У?!», потом грянул взрыв. Со стеллажей посыпались банки, мутона унесло куда-то в коридор.

— Сматываемся, Бабайота!

Бот с готовностью подхватил мешок.

— Брось! Засыпемся...

На глазах бота блеснули слезы. Чуть ли не со стоном он бросил мешок, торопливо распихав несколько банок по карманам. Ксенобайт всхлипнул.

— Ладно, полмешка, только не жадничай...

Закинув добычу за спины, незадачливые грабители дунули по коридору. Снаружи уже слышалось завывание сирены и топот ног.

— Ох, попали мы, — пробурчал Ксенобайт, осторожно приоткрывая дверь и наблюдая носящихся мимо солдат. — Стараниями Мелиссы у меня из оружия только финка!

— Спокойно, Ксен! У них тоже не особо густо, арсенал-то у меня!

— Да?! Ну тогда жди гостей, они же сейчас вооружаться побегут!

— Вот черт... Доберман, тащи пулемет!!!

— Вот что... — взял управление в свои руки Банзай. — Ксен, затихарись там где-то и не отсвечивай. Махмуд, отстреливайся, отплевывайся, отгавкивайся как хочешь, но чтобы арсенал удержал. Мак, снимайся с позиции и найди, черт побери, тачку! Теперь уже пофиг, какую, хоть танк!

К счастью, в арсенале было все необходимое, чтобы превратить помещение в неприступную крепость: толстые бетонные стены, всего один вход и гора боеприпасов. Хотя от мысли, что будет, если сюда залетит всего одна граната, Махмуд моментально вспотел.

— Доберман! Оставь в покое РПГ, одного выхлопа хватит, чтобы от нас и шнурков не осталось. Тащи еще один пулемет... Эх, блин... Ну, подходи по одному, черти!

Первого, кто сунулся в арсенал, просто снесло шквальным огнем. Однако вскоре противник открыл ответный огонь: у тех, кто стоял на посту, при себе было личное оружие. Неожиданно в дверном проеме показался мутон, вооруженный тяжелой плазмой.

— А вот это фактически... — пробормотал Махмуд, но закончить мысль не успел. Где-то взвизгнули покрышки, в кадр, очерченный дверным проемом, стремительно ворвался приземистый бронетранспортер.

— Эй, урки! Карета подана, загружайтесь! — раздался голос Мак-Мэда.

— Как ты вовремя, — чуть не прослезившись, заметил Махмуд.

Под прикрытием стального бока машины он начал быстро перебрасывать в ее утробу ящик за ящиком.

— Не жадничай, сюда еще Ксенобайт должен поместиться.

— Ничего, ничего, запас карман не тянет... Слушай, Мак, может, по-быстренькому еще один БТР добудешь?!

— Махмуд, ты когда-нибудь слышал такую поговорку: «жадность фраера сгубила»?!

— Ладно, ладно... Ну вот, еще пару винтовочек... И патрончиков... А остальное я заминирую! Вот! Ни хрена не получите, гады! Гори все синим пламенем!

Бронетранспортер ощутимо тряхнуло.

— Эй, братва, давайте закругляться, — с беспокойством заметил Мак-Мэд. — Тяжелую плазму старушка долго не выдержит.

Махмуд вскарабкался в тесную башенку пулеметчика.

— Ну, поехали с богом, — угрюмо произнес он, открывая огонь короткими очередями.

— Поехали! Ксенобайт, ты где?

— В холодильнике! — раздался в ответ раздраженный голос программиста.

— Где?!

— Если тут есть мутоны, значит, могут быть и другие пришельцы, а у флоатеров, например, вполне может быть термозрение. Слушайте, давайте быстрее, а? Наш псионик долго не протянет.

— Отдай ему свою одежду, ты же все равно холода не чувствуешь! — быстро предложил Банзай.

— Да при чем тут холод?! Он сейчас умрет от обжорства! В холодильнике полно продуктов, а Бабайота, похоже, всерьез проникся духом диверсанта и собирается уничтожить всю провизию противника!

Бронетранспортер, взревев, сорвался с места. Его не преследовали: убедившись, что противник удалился, вражеский гарнизон спешно ринулся вооружаться... Вся база содрогнулась от мощного взрыва. Махмуд тоскливо обернулся в сторону бывшего арсенала. Кажется, он готов был расплакаться от досады.

— Ничего, Махмудыч, ничего... Зато врагу не досталось... Ксен, вылазь.

— Не могу. Холодильники, знаешь ли, изнутри не открываются.

— А, черт... Махмуд, я иду за Ксеном.

Найти рефрижератор не составило труда. Когда Мак-Мэд открыл его, его взгляду предстала эпическая картина. Ксенобайт, напоминая Деда Мороза, сидел на огромном мешке, набитом снедью. Рядом сидел Бабайота и с выражением отчаянной решимости на лице остервенело грыз кусок копченого окорока. Оба были покрыты инеем и таинственно сверкали.

— До чего мы все-таки ботов довели, — задумчиво вздохнул Ксенобайт, перехватывая брошенную Мак-Мэдом винтовку. — Знаешь, он за эти харчи готов мутона голыми руками задушить! Пойдем, Бабайота. Пойдем. Мы сюда еще вернемся, обещаю!

До бронетранспортера добрались без приключений. Увидав волокущего огромный мешок псионика, Махмуд только покачал головой. Упихав добычу и с трудом закрыв дверь, тестеры расположились на броне. Взревев двигателем, БТР стартовал в ночь.

База ПВО им. тов. Чкалова

14 ноября, 13:12 реального времени

— Тихая диверсионная миссия, да? — скептически прищурившись, заметил Банзай.

— Кто ж знал, что там мутоны будут?! — раздраженно огрызнулся Ксенобайт.

— Кстати, откуда они там взялись? — спросила Внучка, которая только недавно перестала дуться на тестеров за то, что «на дело» ее не взяли, опасаясь нарушить строгую конспирацию.

— Натовцы продались пришельцам! — уверенно заявил Ксенобайт. — У-у, гады!

— Не думаю, — покачал головой Банзай. — Скорее, это вообще не их база. На стратегической карте она теперь значится как «база пришельцев». Кстати, именно поэтому наша уголовная деятельность теперь проходит по графе «разведка боем».

— И все-таки на базе кроме мутонов были люди, — недобро сощурившись, проговорил Ксенобайт. — Налицо преступный сговор. А кто за ним стоит... О-о, это мы еще выясним!

— Выясним, выясним... Однако что нам теперь-то делать?

— Базу пришельцев, однозначно, надо зачищать, — проговорил Махмуд. — Весь вопрос вот в чем. Сейчас, пока они потрепаны и плохо вооружены из-за потери арсенала, или чуть погодя, когда им подвезут новое оборудование?

Банзай почесал в затылке.

— С одной стороны, даже сейчас штурм вражеской базы будет делом весьма нелегким. С другой стороны...

Маскирующийся под тумбочку телефон вдруг вздрогнул, поднатужился и разразился бравурным маршем. Все нервно вздрогнули. Мелисса подняла трубку и раздраженно бросила:

— У нас производственное совещание, перезвоните... Кто?! А-а, вот как... Да... Хм-м-м... Минуточку, я включу громкую связь... — Мелисса прикрыла трубку рукой и задумчиво уставилась на агрегат. — У этой штуки ведь есть громкая связь, да?

Ксенобайт покачал головой.

— Хм... Изложите, пожалуйста, суть вашего вопроса... Да, именно так... Ну, вы же понимаете, теми средствами, которые у нас есть... Вот как? Да... Ага... Но... А вот это уже деловой разговор...

Мелисса на какое-то время замолчала, при этом лицо у нее было хитрое-хитрое...

— Понятно. Мы перезвоним вам для того, чтобы ознакомить с планом операции. Да, я думаю, наш ответ будет положительным, при условии, что это не подорвет наши бюджеты. Вы уверены? Очень хорошо...

— И что это было? — приподнял бровь Банзай.

— Звонил какой-то там генерал, — хищно потирая руки, проговорила Мелисса. — До них, видите ли, дошла информация, что у нас под боком обнаружилась база пришельцев. В общем, если отбросить наезды и реверансы, нас просят как можно быстрее уничтожить ее.

— Вот как? — удивленно вскинул бровь Ксенобайт. — Как интересно...

— Ага. Обещают возместить все расходы и даже более того. Намекают на возможность увеличения ассигнований, если покажем себя с лучшей стороны. А главное... На время операции нам выделяется взвод спецназа. Пять человек. И еще... Нас особо просили, чтобы документы, хранящиеся в штабе базы... не уцелели.

Какое-то время в зале царило многозначительное молчание.

— Ну... Думаю, вопрос со штурмом решен, — проговорил наконец Банзай.

— И еще одно, — вставил Ксенобайт. — Мелисса... Я требую, чтобы в ближайшее время были выделены деньги на организацию собственной разведывательной службы.

— Думаю, скоро у нас найдутся на это фонды, — ухмыльнулась Мелисса.

База пришельцев №1

14 ноября, 13:40 реального времени

Спецназовцы, угрюмые ребята в напоминающих скафандры защитных костюмах, дрались отчаянно и умело. Штурм не занял много времени: гарнизон противника не успел оправиться от ночного налета.

Стремительно ворвавшись внутрь периметра, спецназ занял плацдарм. Под их прикрытием команда тестеров сделала быстрый обходной маневр. Через несколько минут противник был окружен и уничтожен.

Два или три мутона, зажатые между зданиями, еще продолжали отстреливаться, но штурм фактически можно было считать завершенным. Спецназовцев осталось всего двое. Один из них, старший офицер, угрюмо направился к Ксенобайту.

— Я хотел бы вам напомнить о специальной директиве ноль-ноль-один.

— Да, капитан, наши саперы уже минируют вражеский штаб.

— Я хотел бы лично...

— Махмуд, поджигай! — не обращая внимания на спецназовца, проговорил в микрофон Ксенобайт.

Грохнул взрыв. Здание штаба, точно карточный домик, аккуратно сложилось внутрь.

— Что вы сказали, капитан? — невинно проговорил программист.

— Я хотел бы лично удостовериться, что здание штаба уничтожено, — вяло проговорил бот.

— Конечно, вот только закончим штурм.

Спецназовец успокоенно отвернулся и забормотал что-то в свой передатчик. Терпеливо дождавшись, когда он закончит говорить, Ксенобайт спокойно вытащил из кобуры пистолет и, приставив его к затылку бота, нажал спусковой крючок. Последний из спецназовцев удивленно обернулся и тут же болезненно дернулся, получив пулю в лоб.

— Мак-Мэд, респект, как всегда, — кивнул Ксенобайт. — Мелисса, ну как, ты успела выпотрошить сейф?

— Естественно!

— И что там?

— Документы на предоставление территории. Как я и думала, никакие это не натовцы, а неизвестно кто. Вот за это «неизвестно» кто-то в верхах регулярно получал кругленькие суммы... Осталось только разузнать, кто, и заставить его поделиться.

— Если у нас будет контрразведка — узнаю, — пообещал программист. — Ну-с, товарищи... У нас там кто-то живой еще остался?

— Да вроде нет, но отбоя миссии не поступает.

— Кто-то спрятался, — проворчал Банзай. — Надо организовать прочесывание. Как я этого не люблю...

— Надо повывозить отсюда все ценное, — деловито оглядывая базу, проговорил Махмуд.

— Не надо. Теперь это наша дополнительная база, — тут же заметила Мелисса. — Я договорилась с начальством, ее переоформят на нас почти даром.

— Почти? — удивился Ксенобайт. — Мелисса, ты добровольно потратила часть фондов?! Что случилось?!

— Да так, ничего... Я тут верчу в руках план базы... Ксен, под ангаром помечены обширные подземные строения... Знаешь, они очень похожи на ангар для малой летающей тарелки!

Ксенобайт замер.

— Не может быть, — прошептал он. — Мелисса... Я тебя почти люблю!!!

— Кстати, нашли последнего мутона... Ксен, ты будешь смеяться, но он заперся в холодильнике! — сообщил Банзай.

— Шикарно! Давайте проверим, как мутоны относятся к низким температурам! — с энтузиазмом предложил Мак-Мэд.

— У меня идея получше, — ухмыльнулся Ксенобайт. — Банзай, запиши-ка нас... А потом я скажу Бабайоте, что злой пришелец сидит в холодильнике и жрет его харчи... На кого поставите? Я — на Бабайоту...

Миссия 03: зеленый террор

База ПВО им. тов. Чкалова

18 ноября, 10:12 реального времени

— ...Следует также отметить, что за истекший период работники научного и технического отделов не только выполнили, но и перевыполнили план по самогоноварению, обеспечивая родную контору все новыми и новыми литрами экспортного товара. В связи с чем предлагаю присвоить бригаде техников почетное звание коллектива ударного труда, а научному отделу...

Ксенобайт запнулся, оторвался от солидной стопки распечаток и обвел хмурым взглядом «конференц-зал». Обстановка в нем была вполне стабильная: царил приятный полумрак, где-то на противоположном от трибуны конце длиннющего стола в расслабленных позах мирно дремали тестеры. За спиной Ксенобайта висел цветастый плакат с какими-то графиками. Глаза программиста нехорошо сузились. Глядя в упор на Мелиссу, он произнес:

— Научному отделу предлагаю выписать премию в размере двух месячных окладов!

Мелисса подскочила на стуле, замотав головой, и бросила в сторону Ксенобайта свирепый взгляд:

— Какую еще премию? Из каких фондов? Зачем?!

— Шутка, — ледяным тоном процедил программист и взмахнул рукой.

Перед Мак-Мэдом в стол воткнулся здоровенный скальпель. Снайпер даже не вздрогнул, продолжая хранить на лице выражение вежливой скуки.

— Банзай, где там эти дезертиры?! — сурово спросил Ксенобайт.

Как ни странно, ответом ему была тишина. Напряженно вслушавшись, Ксен уловил слабые «потусторонние» голоса:

— Чего-нибудь закусить брать?

— Ну, прихвати сухариков...

— Махмуд, прихвати мне какой-нибудь сок, ладно? — донесся голос Внучки.

— И «Жигулевского» не бери, возьми что-нибудь попроще...

Ксенобайт со свистом втянул в грудь воздух, делая руками замысловатые пассы, выдохнул, снова медленно вдохнул, прикрыл глаза и вдруг завопил так, что качнулась кафедра:

Банзай!!!

Мелисса рефлекторно кувыркнулась со стула. Где-то сработала сигнализация, застывшие тела ходоков накренились. Дверь распахнулась, в нее сунулся удивленный Бабайота. Бросив один взгляд на Ксенобайта, он икнул, пробормотал «Сайонара!» и быстро захлопнул дверь.

— Ты что-то сказал?! — послышался голос Банзая, спешно вернувшегося к микрофону.

— А ну-ка заворачивай этого собравшегося за пивом ренегата! — прошипел программист.

— А ты что, уже закончил свой эпохальный доклад?!

— Я еще даже вступления не дочитал.

— Ага, а большая часть аудитории уже разбежалась, — сурово заметил Банзай. — Ксен, ладно Мак с Махмудом, они закаленные бойцы. Но Внучка?! Пожалел бы ребенка, а? Даже я чуть не заснул, слушая эту нудоту...

— Между прочим, именно она попросила меня сделать доклад о достижениях современной науки!

— Она просила тебя всего лишь рассказать, что именно ты там исследуешь! Порядок разработок, дерево технологий... Ей же статью писать!

— Ну?

— Что «ну»?! А ты уже пятнадцать минут вещаешь, как на пятом пленуме, о том, как «наши корабли бороздят Большой театр». Кстати — не бороздят, как летали на списанных «МИГах», так и летаем. В общем, так. Если пообещаешь, что будешь краток и по делу, — я возвращаю ребят. Если нет — я твой голос на колонки вывожу, и мы хоть пивка тяпнем, пока тебя слушаем.

После непродолжительной перепалки Ксенобайт вернулся на трибуну и обвел убийственным взглядом зашевелившихся коллег. Не сводя с них взгляда, он снова взялся за стопку листов со своим докладом. На миг задумавшись, перелистал ее и решительно скомкал.

— Буду краток, — холодно процедил программист, — у нас все зашибись... Бабайота, ну чего тебе?!

Сунувшийся в конференц-зал псионик извиняющимся тоном сообщил:

— Шайтан на радаре!

Тестеры заметно оживились. Даже сокращенный вариант доклада, кажется, если и не отменялся, то, во всяком случае, откладывался. Ксенобайт побагровел и, саданув по кафедре ногой, угрюмо направился к оружейной, бормоча:

— Ну, сами нарвались...

Место крушения НЛО №109

18 ноября, 10:28 реального времени

— Доберман! Бери вон тех двух дятлов и занимайте оборону. Ты понял?! Только оборона, не атаковать, но всех, кто сунется, — в клочки, понятно?!

— Так точно!

— Магарыч — на позиции, Бабайота, за мной. Можем начинать!

Внучка глянула на дисплей камеры и дала отмашку. На лице Мелиссы, только что мрачном, зажглось, точно лампочка, приветливо-обаятельное выражение. Стоящий рядом Ксенобайт явно через силу растянул физиономию в зверском оскале. Наверное, это должно было обозначать улыбку, но смотрелось довольно страшно.

— Здравствуйте, дорогие читатели! — проворковала Мелисса. — Мы ведем свой репортаж непосредственно с поля боя. Как вы помните, мы собирались рассказать вам немного о ведении научных разработок, но наш заведующий научной секцией здраво рассудил, что, быть может, теоретическая лекция будет суховатой и скучной для любителей динамичных вирт-игр...

Мелисса бросила ехидный взгляд в сторону Ксенобайта, улыбка которого все больше и больше напоминала оскал акулы, пытающейся перегрызть трансатлантический кабель.

— Так что вместо занудной лекции мы решили показать вам, как выглядит наука на практике! Профессор Ксенобайт — вам слово.

Взгляд Ксенобайта, кажется, оставлял за собой обугленные полосы. Скрипнув зубами, он проговорил:

— Ну... Чего там. В общем, свинтили мы тут с ребятами одну дуру, сейчас глянем, как она работает... Если работает нормально, мы потом постараемся разобраться, как она работает.

Программист бросил мстительный взгляд в сторону Мелиссы, которая из-за плеча Внучки как раз цитировала семафорной азбукой избранные места из «Молота ведьм», объясняя, что именно сделает с Ксенобайтом, как только он выйдет из кадра. Ухмыльнувшись, программист сдернул брезент с какой-то конструкции.

Штука выглядела устрашающе. Отдаленно она напоминала старинный фотоаппарат с огромным объективом из керамической водопроводной трубы. На лице Ксенобайта отразилась нежность. Перекинув ремень аппарата через шею, он с заметным трудом приподнял его и плотоядно оглянулся.

— Конечно, это пока просто прототип, мы еще поработаем над эргономикой, — задумчиво пробормотал он. — Ручку сбоку приварим, например... Так... Бабайота!

— Я!

— Ну-ка, достань нам какого-нибудь шайтана для вивисекции.

Бот, внимательно оглядевшись по сторонам, махнул рукой. Через пару минут вся компания стояла перед потрепанной летающей тарелкой.

— А, то, что нужно! — просиял Ксенобайт. — Знаю я этих гадов, до последнего кто-то в тарелке прячется... Ну, сейчас мы...

— Ксен, ты с этой дурой там в коридоре не развернешься, — с беспокойством заметил Махмуд.

— А мне и не надо... Сейчас глянем...

Лежащая на брюхе тарелка напоминала здоровенную восьмерку. Тестеры прекрасно знали этот тип кораблей, так что программист уверенно направился к одному из входов. Установив напротив металлической двери небольшой штатив, он пристроил на него свое творение, точно стрелец времен Ивана Грозного пищаль.

— Мы пока другой выход покараулим, — перемигнувшись с Мак-Мэдом, заявил Махмуд.

Ксенобайт махнул рукой, оба ходока, с тревогой поглядывая на устройство, резво отбежали на солидное расстояние.

— Э-э-э, — натянуто улыбаясь в камеру, произнесла Мелисса. — Профессор, а позвольте вопрос по теоретической части?

— Валяй.

— А оно не долбанет?!

— Еще как долбанет, его ж для этого и делали...

— Нет, я имею в виду, прямо тут.

— Прямо тут? Не должно.

— Может, нам лучше отойти?

— Не-не, оттуда плохо видно будет... Все готовы?! Пресса готова?! Эй, инопланетяне! Улыбайтесь, вас снимают скрытой камерой!

Прежде чем Мелисса успела еще что-то сказать, Ксенобайт со скрежетом потянул на себя какой-то штырь, торчащий из трубы. Устройство взвыло и начало мелко трястись. Мелисса зажмурилась... Но больше ничего не произошло.

Мелисса осторожно приоткрыла один глаз. Потом другой. На ее лице появилось весьма мрачное выражение.

— Але, доцент, — ледяным тоном прошипела она, — это что, все? Я-то думала...

— А теперь, — неожиданно проговорил Ксенобайт, — поехали!

С этими словами программист решительно провернул вниз оттянутый стержень. Аппарат содрогнулся, замер, внутри него что-то негромко булькнуло. Секунду стояла звенящая тишина, потом из трубы с ревом ударил поток раскаленной плазмы. Начисто снеся люк и солидный участок обшивки вокруг него, поток скрылся где-то в тарелке. В двух местах, как раз над двигателями, ее крыша вспучилась, второй люк сорвало с петель, из него ударила ревущая струя пламени.

49KB

Мелисса так и осталась стоять с разинутым ртом. Махмуд с Мак-Мэдом, выглянув из-за дерева, в которое вонзился вышибленный из тарелки люк, синхронно стянули каски и провели рукавами по лбам.

— Круто! — в полном восторге завопила Внучка, опуская камеру. — Ксен, шарахни еще раз.

— Не надо! — замахала руками Мелисса. — Ксен, дубина, там же... Там же двигательные установки были... Топливо... Навигационная система...

Махмуд тем временем осторожно заглянул в остывающую тарелку. Пробормотав что-то вроде «У-у, как все запущено», он скрылся где-то в ее недрах. Через пять минут он появился, неся в руке обугленный череп мутона:

— Бедный Йорик... Это все, что осталось. Мелисса, держи, продашь как череп снежного человека... Ксен, из чего ты эту хрень смастерил?! Внутри даже перекрытия посносило. Над двигательными отсеками — дыры в потолке.

— Убытки, убытки какие! — горестно застонала Мелисса. — Ксен, ты маньяк!

— Наука — страшная сила, — зловеще усмехнулся Ксенобайт.

— Эй, умники, — раздался вдруг обеспокоенный голос Банзая. — Закругляйтесь там. Тут у меня на радаре что-то... Хм. Что-то здоровое.

Ходоки обеспокоено переглянулись. Неожиданно Бабайота встрепенулся и, сурово ткнув пальцем в кусты, провозгласил:

— Шайтан!

Все похватались за оружие. Из кустов нерешительно вышел здоровенный мутон. Бросив долгий тоскливый взгляд на искореженные остатки своего корабля, он нервно хихикнул, решительно отбросил оружие и, встав на колени, заложил лапы за голову.

— Шайтан паникует, — хладнокровно пояснил Бабайота.

Тяжело вздохнув, Махмуд подошел к мутону и отработанным движением заехал ему по затылку прикладом. Мутон ткнулся в траву, с неба раздался голос: «Миссия завершена».

База ПВО им. тов. Чкалова

18 ноября, 10:12 реального времени

Когда Мелисса заявила, что покидает базу для того, чтобы снять репортаж о «достижениях науки», Банзай лично зашел в игру, чтобы ее подменить. И вот теперь он сидел в «VIP-зале», задумчиво разглядывая фонтан.

— Ксен?

— Чего?

— А почему вода не течет?

Ксенобайт вытаращился.

— А какая разница?! Сломался, наверное.

— Как думаешь, его можно починить?

Тестеры переглянулись.

— «У капитана солнечный удар». Или, скорее, маразм... — выдвинул версию Махмуд. — Куда бы его макнуть?

— Отставить, — сурово оборвал Банзай. — Ладно. Давайте к делам. Как вам последняя миссия?

— Вяло как-то, — зевнул Мак-Мэд. — Противник все больше прятался. Если бы не ксенобайтовская клоунада — было бы совсем скучно!

— Кстати, что ты там говорил насчет того, что кто-то там собрался на прогулку? — буркнул Махмуд.

Банзай почесал в затылке. Потом мрачно проговорил:

— Пока вы там развлекались, я заметил кое-что на самом краешке радара. Несколько кораблей в боевом построении. Если предположить, что построение было симметричным... Там было восемь тарелок.

У тестеров поотваливались челюсти.

— Два шустрых разведчика, пять истребителей... а в середине — что-то здоровое. Просто огромное.

— Транспортный конвой? — плотоядно облизнувшись, выдвинула версию Мелисса.

Банзай пасмурно глянул на нее и покачал головой.

— С одной стороны — зачем иначе ему конвой? С другой стороны... с другой стороны, что-то мне эта штука на нервы действует.

— Вопрос в другом, — холодно заметил Ксенобайт. — В любом случае, что мы с этой штукой сделать-то можем?

— Как что?! — возмутилась Мелисса. — Если это транспортный конвой... Представляешь, сколько добра он везет?! Топливо, приборы...

— И звено истребителей, — перебил программист. — А у нас пока на ходу всего два истребителя и пара «Тунгусок».

Какое-то время в зале царила тишина. Все так и эдак прикидывали навар с предполагаемого транспортного корабля. Все артефакты инопланетной технологии продавались за границу, то есть — за валюту. Да, крупный корабль мог бы стать огромным подспорьем в «хозяйстве»...

— Оно нам не по зубам, — вынес вердикт Махмуд. — Да мы их и догнать-то не сможем...

— Ксен, это все ты виноват! — решительно заявила Мелисса.

— Вот это новость! — возмутился программист. — Я-то тут при чем?!

— А при том! Вместо того, чтобы этот свой фотонный таран разрабатывать, лучше бы занялся улучшением наших истребителей!

— Знаешь, сколько всего изучить надо, чтобы разработать первый истребитель на основе технологий пришельцев?! А производственные мощности?! Ты что, думаешь, я тебе тут в подвале одним напильником самолет выстругаю?!

— Ладно, забыли, — вмешался Мак-Мэд. — Хотя то, что этот чертов конвой мелькнул на радаре, — плохо. Теперь получается, что мы знали, но никак не отреагировали... Это пойдет в минуса.

— Что за день такой?! — всхлипнула Мелисса. — Сплошные убытки...

— Дилемма, — задумчиво пробормотал Банзай. — Конвой, по всей стратегии, надо брать, а брать-то и нечем. Разве что придумать какую-нибудь гадость, которую даже программисты «Самары» не предусмотрели... Что-нибудь эдакое... Извращенное...

— Ксен! — требовательно заявила Внучка. — Ты же у нас специалист по гадостям! Срочно придумай какую-нибудь!

— Ну, скажешь тоже, «срочно придумай»! — сварливо проворчал Ксенобайт. — Это же не ломом махать, это процесс творческий! Эх, Внучка, ничего ты в гадостях не понимаешь. Это же как поэма. Порыв души, полный благородного безумия! Сочетание интуиции и точного математического расчета. Что-то, чего не мог учесть гениальный, но — увы! — застывший полет фантазии программистов условного противника! Что-то...

Неожиданно Ксенобайт запнулся и замолчал. Взгляд его устремился куда-то в бесконечность, пальцы медленно шевелились. Наконец он заморгал, устремив на коллег удивленный взгляд.

— Хм... А ведь, кажется, придумал. Банзай, с какой скоростью двигался этот конвой?

Место посадки НЛО ь110

18 ноября, 10:31 реального времени

— Ксенобайт, это была идиотская мысль!

— Но ведь ты ее одобрил!

— Оттуда она не казалась такой идиотской, а теперь я тебе говорю...

— Знаю, знаю! Но она и должна быть идиотской! Разве ты до сих пор не понял, что в нашем безумном мире только абсолютный идиотизм является...

— Ксен, закрой пасть и рули! — взвыл Мак-Мэд.

План Ксенобайта был, что называется, «достаточно сумасшедшим, чтобы сработать». Во всяком случае, все поначалу настолько обалдели, что ни одного разумного возражения найти не смогли, а потом... Потом не смогли найти возражений цензурных, впрочем, тогда было уже поздно.

Итак, план был прост. Ксенобайт предложил попытаться настигнуть конвой... по земле.

— Если двинем достаточно резво — скоро его нагоним.

— И перегоним, а дальше-то что? — раздраженно осведомился Махмуд.

— А то, что рано или поздно ему придется сесть!

— Ну, зашибись, — проворчал Мак-Мэд. — Сядет-то он уже на базе!

— По крайней мере, найдем еще одну базу пришельцев! А если повезет... Угоним у них тарелку!

Вот тут-то всех заклинило настолько, что идея показалась понятной, простой и вполне логичной. В погоню снарядили настоящий военный джип — трофей, захваченный на вражеской базе при памятном налете. До сих пор Мелисса не давала его трогать: хотела продать. Но по такому случаю...

— Эх, как это все не вовремя, — причитал Махмуд. — Наши лучшие кадры снова в учебке... Мак, гранатометы берем?

— Брать только самое необходимое! — отрезал Ксенобайт. — В первую очередь — запас горючего! Быстро, быстро, тащите канистры!

В общем, на миссию в результате отправились Махмуд, Мак-Мэд, Ксенобайт, Магарыч, Доберман и Бабайота. На базе остались два бота недавнего призыва: джип оказался машиной хоть и вместительной — но не резиновой, если учесть еще и арсенал с боеприпасами, не говоря уже о горючем.

По мере отдаления от базы плотно спрессованный коллектив тестеров, похожий на выехавшую на «стрелку» бандитскую бригаду, начал рождать другие гениальные мысли:

— Ксен, а вот скажи, ну, догоним мы их... Что помешает истребителям просто шарахнуть по этой заколдобине?

Ксенобайт всерьез задумался.

— Хороший вопрос, — пробормотал он. — Сдаюсь! Что помешает?

— Идиот! Вертай назад!

— Ни в коем разе! — прогундосил откуда-то Мак-Мэд. — Мелисса нас растерзает. Так что теперь либо со щитом, либо на щите.

— Не боись, мужики, я, пока наши оглоеды-боты на пилотов выучились, с десяток боевых вылетов наработал... У тарелки туго с нижним обзором... Да и вряд ли они рассчитаны на поражение наземных целей. Джип, хоть тресни, ничего тарелке сделать не может, так что на него и триггер-то, скорее всего, не сработает.

— Шайтан!

Основной навигационной системой бравому экипажу служил сидящий на капоте с невозмутимостью истинного самурая верный Бабайота. Для пущей безопасности его примотали к машине чем только могли. Теперь, почуяв врага, Бабайота, точно Вий, указывал на него пальцем с точностью компаса.

— Молодца, Бабайота! Вернемся домой — колбасой накормлю! — мрачно ухмыляясь, пообещал Ксенобайт, вдавливая в пол педаль газа.

Бабайота только сурово хмурился. Безумная гонка продолжалась еще минут десять. Махмуд, глянув в окно, заметил:

— Слушайте, либо наш Бабайота притомился, либо наша дичь пошла на снижение.

И вправду, указующий перст псионика неуклонно уменьшал угол наклона. Наконец его рука уверенно замерла параллельно земле. Проехав еще немного, Ксенобайт остановил машину:

— Выгружаемся.

Отряд единым блоком вывалился из машины и быстро расхватал оружие. Одеты все были в лесной камуфляж, лица — вымазаны маскировочной пастой, трофейные натовские каски — обтянуты маскировочной сеткой с воткнутыми в нее ветками и травой. Оглядев друг друга, тестеры, точно ожившие болотные кочки, гуськом побежали в указанном Бабайотой направлении.

Что ж, вскоре они действительно увидели приземлившийся корабль. В нем было четыре яруса, каждый размером с небольшой стадион.

— Какой же он... огромный! — сдавленно пробормотал Махмуд.

— И это все уже почти наше! Мы богаты! — с энтузиазмом ответил ему Ксенобайт.

— Почему стоим-то, граждане? — задумчиво проговорил Мак-Мэд.

— Операцию планируем, — тут же нашелся Ксенобайт.

— Да не про нас. Я про них! — раздраженно пояснил снайпер. — Чего они тут-то застряли?

Тестеры тяжко задумались.

— А, какая разница, — махнул рукой Махмуд. — Пошли, пошурудим по их складам.

— Погодите, — раздался голос Банзая. — Дайте мне оглядеться... Хм. Дайте-ка кого-то из ботов...

— Магарыч, — позвал Мак-Мэд. — Пробегись-ка вокруг... Только тихо, понял?

Боец кивнул и скрылся в кустах. Тестеры продолжали нервно лежать, пока он не появился с другой стороны.

— Не понимаю, — признался Банзай. — Наземного развертывания не вижу, корабли прикрытия совершают там наверху какие-то странные эволюции. Они по очереди садятся на «крышу» большого корабля, потом взлетают. Мутно все это.

— Ладно, мы что-то делать будем или так, костерок запалим, на гитарке побренчим? — раздраженно спросил Ксенобайт.

— Ладно... Если я не ошибаюсь, в этих колоннах — лифты. Хм-м... Махмуд, Мак-Мэд, берите своих подопечных, ваша колонна — ближняя левая. Ксен, твоя — ближняя правая. Ты работаешь по тихой схеме, мальчики — как получится. Ну... Пошел!

Тестеры тихими тенями метнулись к колоннам. На миг прижавшись к обшивке и переглянувшись, они синхронно вошли в активные зоны. Люки послушно распахнулись.

— Мы на месте. Тут и вправду только лифт на второй этаж, — буркнул Махмуд.

— Аналогично, — рапортовал Ксенобайт.

— Ладно... Махмуд, поднимайтесь на второй ярус...

— Чисто, — доложил спустя пару минут Махмуд.

— Ксен?

— Все тихо.

— Ладно. Ксенобайт, очень осторожно высунься и найди себе, где затихариться.

— Тут темно, — недовольно проворчал программист. — Что они, электричество экономят, что ли?! Мол, если игроков нет, так и...

— Замолкни. Махмуд, выдвигайтесь.

— Тут тоже что-то вроде аварийного освещения... Темно, как...

— Отменить. Ваша задача — найти рубку управления и обеспечить Ксенобайту туда безопасную дорогу.

— Странно, не видать никого...

— Кажется, — задумчиво заметил Ксенобайт, — не сработал триггер начала боевой операции.

— Похоже. Вот и постараемся, чтобы он не срабатывал как можно дольше. Махмуд, ну что там? Нашел рубку?

— Ять... — ругнулся Махмуд, спотыкаясь обо что-то. — Не-а, судя по эху — трюм нашли!

— Да? — заинтересовался Банзай. — И что везем?

— Сейчас гляну... Да где ж у них выключатель-то? Мак, втяни сюда наших раздолбаев и прикрой дверь на всякий случай... Так... Ага, кажется, вот... Оп-па-а...

В эфире повисла мертвая тишина.

— Так что везем-то? — с беспокойством осведомился Ксенобайт.

— До хрена мутонов везем, — осипшим голосом сообщил Банзай.

НЛО ь110

18 ноября, 11:03 реального времени

— Так, — тихо проговорил Ксенобайт. — Граждане, только спокойно. Не вздумайте хвататься за оружие... Сколько их там?

— С полсотни будет.

— Зачем так много, а? Ну зачем... Ой...

Послышалось гудение, пол под ногами стал вибрировать и слегка накренился.

— Банзай... А Банзай... А мы... Того... Кажись, отчаливаем куда-то, — сообщил Махмуд.

— Без паники, граждане, без паники... Махмуд, что там мутоны делают?

— Сидят.

— Хорошо, вот и вы присаживайтесь, не столбите там... В таком виде — вполне за своих сойдете. Куда летим-то?

— Откуда нам знать?!

— Логично... Э-э-э... ну, я, кажется, все понял. Товарищи, это не транспортный корабль, а десантный!

— То есть эти мордовороты — это еще и десантура?! Мама... Остановите, я слезу...

— Сидеть! — рявкнул Банзай. — Кто дернется — того первого бить и будут, учтите.

Вдоль всего трюма были установлены длинные скамьи, на которых тихонько и смирно сидели ровным рядком мутоны. Тестеры скромно устроились рядышком и, кажется, легко были приняты в компанию.

— Так, Махмуд, Мак-Мэд, главное, держите себя в руках. У вас ситуация уже определилась и стабилизировалась...

— Тебе легко говорить...

— Р-разговорчики! Ксен. Ксен, как ты?

— Я не в курсе, тут темно.

— Включи свет.

— Спасибо, чего-то не хочется, вон одни уже включили...

— Что, так и будешь сидеть в темноте?

— Так и буду. Многие знания рождают многие скорби!

— Так и будешь сидеть в темноте, в которой, быть может, к тебе со всех сторон подкрадываются всякие инопланетяне с самыми грязными намерениями?..

Щелкнул выключатель, комната, где засел Ксенобайт, осветилась. Программист с укором глянул на стоящего у выключателя Бабайоту.

— Ты чего?

— Страшно! — смущенно доложил бот.

— Ну вот, дожили, — проворчал Ксенобайт. — Ладно... Ага, похоже, склад какой-то.

— Ксен, — слабым голосом проговорил Банзай. — На чем это ты сидишь?

— Э-э-эп-с... Не знаю... Что-то круглое...

— Хм... Ну, я не знаю... Может, это, конечно, предрассудки...

— Банзай, у тебя есть версия?

— Есть.

— Говори.

— Лучше не надо. Как ты сам заметил, многие знания...

— Говори.

— Ну, в общем, если сравнивать с первой игрой этой серии...

— Ну?

— Похоже, это кибердиск.

С минуту Ксенобайт молчал. Потом задумчиво проговорил:

— А, ну как же... Помню... Да, довольно неприятные штуки, если подберутся близко...

— Н-да. А он уже ОЧЕНЬ близко. Так что ты, того, лучше не дергайся.

— Гаси свет, Бабайота, — вздохнул Ксенобайт. — Садись вот тут, на соседний кибердиск, и повторяй: «Омм мани падме ху-уммм»...

Террор: Новосибирск

18 ноября, 11:10 реального времени

Полет, в общем-то, шел тихо и гладко. Единственное что — очень нервно.

— Все нормально, мужики, кажется, на террор летим, — с фальшивой бодростью сообщил Банзай.

— Что в этом нормального? — истерически хихикнул Махмуд. — У Добермана уже нервный тик начинается...

— Спокойно, ребята, спокойно... Ксен, как у тебя дела?

— Ху-уммм...

— Чего?

— Ху-уммм, — послышался голос Бабайоты.

— Не, не так... С чувством надо, с чувством... «Х-о-у-у-ммм»!

— Хоу-уммм...

— Хорошо... Освободись от мыслей, стань пустотой, очисти свой разум... Ом-м-м...

— Так, тут у нас, кажется, прикладной дзен-буддизм.

— А что нам еще остается? — философски заметил Ксенобайт. — Вот долетим куда надо, миссия начнется, триггер сработает... Вот смеху-то будет...

— Отставить пораженческие настроения!

Корабль плавно сбавил ход и, качнувшись, замер.

— О, кажись, прилетели...

Часть мутонов решительно встала. Тестеры, судорожно вцепившись в личное оружие, продолжали сидеть.

— Подъем, орлы, — подсказал Банзай.

— Спасибо, мы лучше так посидим.

— Нет уж, лучше вставайте.

— Не, а чего? Вон мужики тоже сидят...

— Махмуд, не действуй мне на нервы, а?

Вздохнув, бойцы встали и гуськом направились вслед за колонной мутонов в просторный зал, очевидно — что-то вроде грузового лифта. Секунду спустя туда важно вплыли два кибердиска. На одном в позе лотоса, полуприкрыв глаза и сложив пальцы щепотками, парил Ксенобайт, на другом — Бабайота. Из разных коридоров в лифт подтягивались и другие инопланетяне.

— Та-ак, дайте-ка я вас посчитаю, — вздохнул Банзай. — Десяток мутонов...

— Интересно, а нас за мутонов посчитали? — хихикнул Махмуд.

— Два кибердиска, два... Хм, а это еще что за образины? Реоперы, что ли?! Ладно, пусть будут... Скорее всего — это только первая волна... Ох, святой Ипатий...

— Что там?! — нервно заозирался Мак-Мэд.

— Крисолиды, — вздохнул Банзай.

— Вот их нам только не хватало. На первом же терроре?! Это нечестно!

— Честно, нечестно, а так оно и есть. Так, сообщения о терроре еще нет...

— Какие будут предложения? — мрачно спросил Махмуд.

Вместо ответа Ксенобайт, не меняя позы, вытащил из подсумка гранату и, выдернув чеку, сжал предохранитель.

— Ксен дело говорит, — согласно кивнул Мак-Мэд, повторяя его жест.

— Пробиваться будем скопом или врассыпную?

— Врассыпную. Каждый ведет своего бота.

— Ну... Кажется...

Пол под ногами замигал.

— Начинается... Три, два, один, еще раз один... Я сказал один... Я не понял?

Пол под ногами исчез. Все общество ухнуло вниз.

— Джеронимо-о-о!


* * *

Можно считать, что «выход с цыганочкой» удался вполне. Перед самой землей весь десант очень деликатно затормозил. Как только пришельцы коснулись земли, Банзай возвестил:

— Есть сообщение о терроре! Миссия начата!

Мутоны, кажется, прозрели. С секунду они потрясенно таращились на тестеров, потом...

— Шухер, братва, — скучным голосом подсказал Ксенобайт, сильно отталкиваясь от кибердиска.

Пальба началась вдруг и сразу. Как уже отмечалось раньше, уж кто-кто, а мутоны особым интеллектом никогда не отличались. Так что первый же их залп, направленный внутрь собственного построения, привел к весьма плачевным результатам.

— Ложись!

Грохнули гранаты, в разные стороны полетели клочки зеленой шерсти. Когда дым и пыль немного осели, о тестерах уже напоминали только сверкающие пятки.

— Ну, орлы, я вас поздравляю, первую волну десанта вы фактически слили.

— Ты хочешь сказать, что все те мутоны, которые там сидели, — в ужасе прохрипел Махмуд, — будут постепенно сыпаться нам на голову?

— Вряд ли, я думаю, их там просто с запасом, а счетчик отсчитывает нужное количество.

— Кстати, а откуда взяться второй волне, если корабль-то... тю-тю! — заметил Мак-Мэд.

— А кто вам сказал, что у него всего один десантный лифт? Если я не ошибаюсь, на соседней площади сейчас такое творится, что...

Не успел Банзай договорить, как из переулка вдруг выскочили два оранжевых существа, напоминающих человеческий торс на мускулистом змеином хвосте. Оглядевшись кругом, они вскинули плазменные винтовки.

— Берегись! Снейкмены!

Мак-Мэд, точно кот, взлетел на дерево. Ксенобайт, вскинув лазерную винтовку, дал короткую очередь, промазал, попытался уйти боковым кувырком...

— Окно, окно! — запоздало завопил Банзай. — Полуподвал...

Раздался звон разбитого стекла, сразу вслед за ним — грохот и ругательства. Парочка змеелюдей переглянулась: кажется, это представление им понравилось. Одобрительно зашипев, они, кажется, позвали полюбоваться представлением еще нескольких собратьев. Попытавшегося было разогнать публику Махмуда аккуратно прижали к газону ленивым огнем из плазменных винтовок. Чтобы не мешал.

Мак-Мэд, подло ухмыльнувшись, вскинул к плечу винтовку.

— Воздух! — предупредил Банзай.

Снайпер с Магарычем попадали с дерева, точно переспелые груши. Плазменная очередь разнесла в щепки ветку, на которой они умостились: мимо четким клином проплыли три флоаттера. Змеевидные собратья поддержали их инициативу огнем с земли, стрелки шарахнулись в сторону... Грохот и матерщина подтвердили их приземление на голову Ксенобайту.

На несколько минут ситуация стабилизировалась, только Махмуд с Доберманом то и дело пытались вяло огрызаться.

— Ксенобайт, почему не поддерживаешь товарищей огнем?! — строго спросил Банзай.

— Потому что до окна не достаю! — зло завопил программист. — Бабайота, поди сюда!

Пробормотав что-то про мать и двадцать первое прерывание, программист решительно забрался боту на плечи. Теперь его глаза находились как раз на уровне окна. Пришпорив Бабайоту пятками, он направил его к амбразуре...

Как раз в этот момент кто-то из снейкменов в целях общего оживления обстановки швырнул в сторону подвала что-то круглое. Предмет пролетел через окно. Ксенобайт рефлекторно уронил винтовку и схватил его. В глазах его мелькнула тоска: он уже знал, что это...

— Полундра! — завопил Ксенобайт, со всей силы вышвыривая гранату обратно на улицу и падая на пол, свалив по дороге Магарыча.

— Да, граждане, отвыкли мы от уличных боев, — с грустью проговорил Банзай. — Махмуд?

— Меня зажали у фонтана! Буду уходить через канализацию.

— Дурное дело нехитрое, — вздохнул координатор. — Валяй.

Послышался всплеск, сдавленные проклятия. Ксенобайт тем временем успел встать и перехватить еще одну гранату.

— Хорошо справляешься, — одобрил Банзай.

— Ух... Чем-то «Арканоид» напоминает...

— Долго протянешь?

— Уровня до десятого!

— Ну, старайся, старайся... Мак, баррикадируй двери, ваши поклонники, кажется, желают общаться...

Неожиданно где-то под ногами раздался гул. В самом центре подвала звякнула, подскочив, металлическая решетка.

— Нас атакуют снизу! — взвыл Ксенобайт.

— Не отвлекайся, на тебе гранаты, — строго указал Банзай. — Мак!

Мак-Мэд, переведя свою винтовку на автоматический огонь, направил ее на решетку. То же самое сделал Бабайота. Магарыч продолжал баррикадировать двери. Решетка отодвинулась в сторону, из подземелья высунулось грязное зеленое щупальце.

— Ловлю-ловлю-ловлю! — закричал Ксенобайт, перехватывая очередную гранату.

Поймав ее, программист потерял равновесие и заскакал по подвалу, наступив на выползшее щупальце.

— Мать-перемать! — раздалось из глубин.

Ксенобайт с силой метнул гранату, чудом попав в окно, и завопил:

— Нихт чизн! Свои!

— Свои, свои! — подтвердил Махмуд. — С руки слезь, гад!


* * *

К счастью, подвал, кажется, был специально создан для того, чтобы в нем отсиживаться. Тяжелые ящики, ограниченное количество входов...

— Канализацию я бомбанул, — отдышавшись, мрачно сообщил Махмуд. — Чтобы за мной не сунулись.

Ксенобайт вялым, машинальным жестом перехватил гранату и отправил ее обратно. Гранаты появлялись все реже, однако ситуация была патовая. У всех выходов терпеливо дежурили инопланетяне, флоаттеры патрулировали улицу с воздуха.

— Должен заметить, — нудным голосом вещал Банзай, — что в данной тактической ситуации столь стремительный старт оказался скорее помехой, нежели выигрышем. Причина этого кроется в большом численном перевесе со стороны противника и невозможности достаточно быстрой развертки оперативной группы. В будущем эту проблему можно устранить введением резервной оперативной группы...

— Кончай гундосить, а? — поморщился Махмуд. — Нам с утра Ксенобайта хватило. В любом случае лично я больше с мутонами в одной тарелке летать не намерен.

— Так... «Интернационал» мы уже пели. «Команданте» пели. «Черный ворон» пели. Что бы еще такого спеть? — зевнул Мак-Мэд.

— Похоже, наши вокальные данные не особо впечатлили снейкменов.

— Говорят, змеи, они вообще глухие.

— Это их и спасает.

— Не грустите, мужики, подмога близка, — хмыкнул Банзай.

Ксенобайт удивленно вскинул бровь:

— Подмога?! Дед, ты совсем рехнулся? У нас на базе два салаги остались да Внучка с Мелиссой. Из кого ты подмогу собрался делать-то?

— Сюрприз. Самое главное, что вы компактно собрали врага, не дав ему расползтись по всему городу. И крисолидов уничтожили: бедолаги не пережили вашего дебюта. Так что...

Где-то снаружи бабахнул взрыв. Потом еще один. Где-то застрекотал пулемет, забормотала тяжелая плазма.

Ксенобайт, ловко ухватившись кончиками пальцев за подоконник, подтянулся и удивленно выглянул из окна.

— Хм... Это же наш броневичок! — сообщил он. — Только на броне амбал какой-то абсолютно нереальный, в тельняшке... Народ, кажется, мы лишились аудитории!

— О, как непостоянна публика... — ухмыльнулся Махмуд. — Банзай, Внучка там же?

67KB

— Угу.

— С камерой?

— А куда она без нее?

— Снимает?

— Да.

— Доберман! Разбирай баррикаду! Идем на прорыв!

Через минуту тестеры, сметая шквальным огнем деморализованных пришельцев, с громким криком «Ура!» картинно вырвались из подвала. Глянув повнимательнее на перемотанного, точно Рэмбо, амбала в тельняшке, Ксенобайт наконец понял, в чем дело.

— Братва! — радостно закричал он. — Тындырбиев из учебки вернулся!!!

База ПВО им. тов. Чкалова

18 ноября, 11:36 реального времени

— Ребята! Я так рада вас видеть, так рада! Я за вас так переживала...

— Не боись, Внучка, это ж мы! Мы из какой угодно переделки выберемся! — гордо выпятил челюсть Махмуд.

— Да уж... И все-таки... — вставила Мелисса, — Ксен, это была идиотская идея, понял?!

— Зато во времени реагирования на вызов мы, похоже, поставили мировой рекорд, — огрызнулся программист.

— Банзай как сказал, что вас в десантный корабль занесло, — я уж думала, все. Перегружаться надо. Вы ведь только с легким снаряжением ушли...

— Первоначальная идея была просто забросить вам тяжелое оружие и боеприпасы, — встрял Банзай. — Но вы так лихо все сиганули в тот чертов подвал...

— Зато крисолидов первым же залпом положили.

— Ну, да, тоже хлеб, конечно... Главная проблема была в том, что мы, собственно, до последнего момента не знали, куда же вы летите.

— Вовремя Тындырбиев с Диггером из учебки вернулись, — снова вклинилась Внучка.

— Да-а... Тындырбиев себе такую пачку отъел... На Диггера вообще смотреть страшно.

— Ну вот... Диггер же у нас, кстати, капитан. А Тындырбиев — вообще «морской котик» местного розлива. С двух пулеметов разом палит. Не, все-таки учеба — это страшная сила...

Маскирующийся под тумбочку телефон-факс неожиданно вздрогнул и с диким скрежетом стал отрыгивать какую-то депешу. Ксенобайт, сидящий ближе всех к аппарату, лениво выдернул ее, пробежал глазами и, чуть не рухнув со стула, принялся быстро запихивать послание в рот.

— Ксен, ты чего? — строго спросила Мелисса. — Я все видела. Что это было?

Программист судорожно сглотнул и угрюмо буркнул:

— Счет от городских властей за причиненные в ходе операции убытки.

— А... Ерунда, — беспечно махнула рукой девушка.

Тестеры обеспокоено переглянулись.

— А... Это... Ну... Ты как, хорошо себя чувствуешь?

— Говорю же, расслабьтесь. Там в городе банк был...

— Ну?

— Сильно пострадал при налете.

— Слушай, Мелисса, так ты что... Пока мы там мутонов отстреливали... Банк грабила?!

— Фи! Ну зачем так грубо?

— Ты что, сдурела? А если прознает кто?

— Никто не прознает, если Ксенобайт свою дуру эту плазменную светить не будет. Сейф я именно ей вскрывала. Да и, по правде говоря, с директором банка я договорилась. На гадких пришельцев спишут гораздо больше денег, чем там было... И нам хорошо, и директору неплохо. Кстати, я нашла, куда джип пристроить: местные военные тоже в доле. Вы его там не сильно поцарапали?

Тестеры переглянулись, на этот раз уже с отчетливой тоской.

— Гхм... Банзай... Ты, как координатор операции, догадался засечь координаты, где мы колеса оставили?

Финальная миссия: марсианские хроники

Террор: ПГТ Арзамас-13

26 ноября, 13:13 реального времени

По улице с паническим воплем пробежал мутон, споткнулся, выронил тяжелую плазму и, причитая и размазывая кулаком сопли по физиономии, побежал дальше, горестно подвывая. Ксенобайт, стоящий у киоска «Союзпечати», недовольно выглянул из-за газеты, плюнул вслед пришельцу и вернулся к чтению.

— Что пишут? — скучающе осведомился Банзай.

— Сплошной спам, как всегда... — зевнул программист. — Сводка погоды, астрологический прогноз на неделю... Врут, как обычно. О, гляди-ка, «над поселком Гнусино замечен НЛО...» Эка невидаль. Кстати, судя по времени, это был наш экспериментальный перехватчик. Только я не понял, почему это автор статьи пишет, что «...объект формой походил на сгнивший помидор»... Что это он имеет в виду?!

— Не знаю... Тут мутон пробежал, ты заметил?

— Заметил, — равнодушно пожал плечами Ксенобайт.

— Ну и? Нам вообще-то положено таких как он истреблять, разве нет?

— Он все равно паникует. И оружие выронил.

— Ксен, ты же этих поганцев знаешь. Очухается, поймет, что оружия нет, снимет с пояса гранату. Снова подойдет, снова запаникует и гранату выронит. Активированную. Оно тебе надо?

Капризно поморщившись, Ксенобайт сложил газету и, поправив на голове шлем пси-усилителя, прищелкнул пальцами. Спустя минуту из подворотни с выражением покорного отчаяния на физиономии выполз снейкмен. Программист поманил его пальцем.

— Повинуйся! — с замогильным подвыванием изрек Ксенобайт. — Значит, так. Ползи туда, там в тупике найдешь мутона с гранатой. Гранату у него отберешь и запихаешь ему в глотку. Понял? Давай, выполняй.

Покорно сложив лапки, снейкмен пополз в ту сторону, где скрылся мутон. Ксенобайт встряхнул было газету, но тут у него на поясе зашипела рация:

— Ксен!

— Чего?

— Срочно дуй на площадь Октября!


* * *

На площади собралась вся остальная команда, выехавшая на террор. Четыре молодых бота-псионика, вооруженных только пси-усилителями и парализующими дубинками, два крепких штурмовика и Мелисса с Внучкой, снимающие репортаж о работе пси-команды.

При виде Ксенобайта боты как-то сразу подтянулись, один стал нервно застегивать пуговицу на гимнастерке. Сунув газету подмышку, Ксенобайт требовательно протянул руку, буркнув:

— Сканер. Та-ак, что тут у нас?

— Остатки террористов засели в подвале, — угрюмо проворчала Мелисса. — И похоже, объявили себя кубинскими коммунарами. Ни туда — ни сюда. Твои новобранцы ничего сделать не могут. Просила же, дай кого-нибудь из матерых, проверенных псиоников, нам же репортаж снимать...

Да, нынче старая команда, с которой тестеры начинали игру, собиралась крайне редко. Мак-Мэд с Махмудом укатили в Каракумы, где обнаружилась база пришельцев. Ветераны, вроде Добермана и Диггера, нынче самостоятельно руководили боевыми отрядами и несли дежурства в разных уголках страны, мотаясь на ставшие рутинными миссии по зачистке мест крушения сбитых НЛО...

Ксенобайт лениво глянул на сканнер.

— Два мутона, флоатер... Ага, понятно. Небесный... Он-то что тут делает? Ну да не важно... Эй, рядовой! Вы что, с Небесным справиться не можете?

— Их там двое! — жалобно заметил один из псиоников.

— Салаги... А это у нас еще кто?! Ба! Сектоиды! Три штуки. Давненько не виделись! Ну, так в чем проблема? Подкиньте им туда динамитную шашку, да и дело с концом.

— Нет, это не годится! — замахала руками Внучка. — Мы же так красиво начали... Ну, в смысле, сначала все было хорошо, потом, когда ты ушел, все было как-то сумбурно, но Мелисса объяснила, что это такая стратегическая хитрость, что мы их всех специально в одно место загнали... Ксен, ты можешь этих Небесных... того... Перепсионить?

Ксенобайт презрительно фыркнул и небрежным жестом сунул сканер и газету подбежавшему «ординарцу». Внучка с готовностью вскинула камеру.

Подойдя к дому, в подвале которого засели пришельцы, программист злодейски ухмыльнулся и вытащил откуда-то небольшую дудочку. Подкрутив что-то в пси-усилителе, он поднес ее к губам и извлек пронзительный звук, от которого заныли зубы. Звуки сложились в заунывную мелодию из трех нот. В подвале послышалось какое-то шебуршение...

Спустя минуту дверь дома распахнулась. На ее пороге стоял закутанный, точно кришнаит, в оранжевый плащ Небесный. Пришелец мелко трясся и подпрыгивал в такт дудочке. Ксенобайт, точно восточный заклинатель змей, уставился на Небесного немигающим взглядом и сделал шаг назад...

Вскоре, точно крысы за гаммельнским крысоловом, на площадь гуськом выползли все пришельцы. Штурмовики, деловито примерившись, оглушили бредущих впереди Небесных, которых и правда оказалось двое.

Пришельцы проводили печальными взглядами товарищей, которых тут же уволокли куда-то к транспорту. Ксенобайт спрятал дудочку и вопросительно глянул в сторону Внучки.

— Впечатляет, — сглотнув, прокомментировала она. — А... Что с ними теперь будет?

Вместо ответа Ксенобайт щелкнул пальцами. Пришельцы, все так же гуськом, выстроились вдоль стены, заложив лапы за головы. Штурмовики деловито передернули затворы автоматов. Мелисса, подскочив к Внучке, решительно развернула ее:

— Не нужно тебе на такие вещи смотреть... Дурак ты, Ксен!

— Это война, — равнодушно пожал плечами Ксенобайт, скручивая газету в трубочку. — Эй, расстрельная команда! Готовы? Целься... Стоп!!! Стоп, всем стоять...

Все удивленно глянули на Ксенобайта. Подозрительно сощурившись, он глядел на приготовленных к расстрелу пришельцев. Его длинный палец ткнул в одного из них:

— Вот этого... И еще вот этого... Да, этих двоих — спеленать и в банку. Живо! Сразу после доставки на базу — в допросную! Вот черт, едва не проворонили!

— Что там? — деловито спросил Банзай.

— Лидер и навигатор! — довольно оскалившись, сообщил программист. — Ну, контра, держись!

База ПВО им. тов. Чкалова

26 ноября, 14:48 реального времени

121KB

По всем признакам, игра давно вышла на финальную прямую. Уже давно закончились стратегические разработки, был построен корабль, потенциально — оружие сурового возмездия. Пришельцы, кажется, сами были не рады, что связались с землянами, но продолжали с упорным фатализмом пакостить, давая возможность натаскать в бою новых призывников.

Не хватало только последней детали: координат центральной базы пришельцев. И тут тестеры столкнулись с неожиданной проблемой. В казематах Научного Отдела последовательно побывали лидеры всех рас пришельцев. Они рассказывали захватывающие истории и сдавали подельников, выдавали местоположение баз, складов... Но никто не мог объяснить, откуда именно началось нашествие.

И вот, чуть ли не случайно поймав лидера и навигатора сектоидов, Ксенобайт вдруг понял, что это единственная раса, высшие представители которой еще не были допрошены по вопросу «центральной базы». Методом исключения можно было сделать вывод, что именно сектоиды отвечали за межпланетные перелеты, а, следовательно, именно они могут указать центральную базу.

Маленькие, забытые всеми сектоиды оказались крепкими парнями. Они тряслись от страха, пищали, но говорить отказывались. Спустя час после начала допроса из подвалов вылетел взбешенный Ксенобайт и рявкнул: «Вызовите мне Бабайоту!», после чего скрылся в лаборатории.

Спустя десять минут на площадку центральной базы тестеров личный вертолет доставил командующего пси-отделом Восточного Округа полковника Бабайоту. Переглянувшись с Ксенобайтом, они синхронно злодейски оскалились и направились в блок содержания заключенных.

Внучка дернулась было за ними, чтобы снять процесс добывания решающей информации, но Мелисса ее отговорила:

— Ксен, скорее всего, это в «Советах мастеров» напишет... Не ходи туда... Не надо.

Внучка глянула на тяжелую дверь со значком «биологически агрессивная среда» и удивительно легко согласилась.

86KB

В течении следующих пятнадцати минут большая часть энергии, вырабатываемой подстанцией базы, будто в прорву, уходила в лабораторный отдел. Все боты, особенно псионики, ходили нервные, со стеклянными глазами, в которых читались тоска и легкая паника. Что за мракобесие творится в модуле содержания пленных пришельцев, не знал даже Банзай, который вдруг срочно зашел в игру, покинув свой пост наблюдателя в реальности.

Наконец все стихло. Ксенобайт вошел в зал совещаний, где уже собрались остальные тестеры, и, обведя коллег многозначительным взглядом, проговорил:

— Вызывайте Махмуда с Мак-Мэдом. Пусть собирают лучших из лучших на «Байконуре»: мы летим на прогулку.

Секретная база «Байконур»

26 ноября 15:31 реального времени

Как все изменилось с момента старта игры! Времена, когда тестеры ютились на единственной базе и экономили каждую копейку, давно канули в Лету. Сейчас они представляли из себя мощную организацию. В мастерских, превратившихся в натуральные заводы, беспрерывно производились изделия на продажу: в основном, безнадежно устаревшее оружие и легкие бронекостюмы. Старый, видавший виды самогонный аппарат занял почетное место в музее истории громадного коньячно-водочного завода. Ну и конечно, военные базы...

Базы тестеров были раскиданы по всей стране. Были простые базы, состоявшие фактически из двух ангаров под истребитель и транспорт, радарной установки и казарм. Туда отправлялись новобранцы, дабы пройти жесточайший отбор, а потом — набраться боевого опыта в рутинных миссиях, которыми управляли боты-офицеры из числа самых матерых.

Единицы, прошедшие предварительный отсев, попадали на одну из трех центральных баз. Махмуд заведовал тяжелобронированными штурмовиками, Мак-Мэд — мобильной пехотой, Ксенобайт, ясное дело, псиониками. Мелисса, заведующая экономикой, моталась вместе с Внучкой по всем базам, то и дело снимая репортажи о суровом быте защитников отечества, захватах баз пришельцев, а два раза даже умудрилась поучаствовать в обороне баз, обнаруженных инопланетянами.

И вот, настало время собирать силы для решительного удара. Конечно, тестеры с самого начала знали, что рано или поздно этот момент придет, что все будет именно так... Но это не могло испортить торжественности момента. На отдельной базе был построен космический корабль, там заботливо поддерживался запас новейшего оружия и боеприпасов. И вот теперь туда стекались лучшие из лучших бойцов.

По всей базе царила страшная суета. Повсюду носились боты, таская ящики с оружием и боеприпасами, прибывал новый персонал. Лучшие бойцы были раскиданы по всем базам, где они несли службу в виде офицеров.

— Внимание! Транспортный вертолет с Балтийской базы прибывает...

— Еще два ящика! Я сказал, ДВА ящика, понял? Бегом!

— Алле, дармоеды! Всему живому составу игры прибыть в местный «VIP-зал», причем быстро! — раздался из громкоговорителей голос Банзая.

Последним в зал совещания ворвался Ксенобайт и тут же стукнулся обо что-то массивное, стоящее в дверях.

— Какой гад притащил сюда механизированную броню и нафига?! — гневно сверкнул глазами программист, потирая ушибленный нос.

— Слыш, кнопкодавитель, не хами! — проскрипела «броня», разворачиваясь.

— Махмуд?! — пораженно вытаращился Ксенобайт.

— Давно не виделись, — проворчал ходок.

— На тебя страшно смотреть, — признался Ксенобайт.

— Да ты, знаешь ли, тоже приобретаешь свой обычный вид несвежего упыря.

Махмуд, кроме всего прочего, заведовал отделением киборгов и, соответственно, поставил себе все имплантанты, какие только мог: от искусственного «глаза», видящего во всех доступных диапазонах, до встроенного в руку гранатомета, за что немедленно получил прозвище «Кибердемон». Ксенобайт же, развивающий в себе способности псионика, получил их «фирменные» черты: красные, точно у альбиноса, глаза и неестественно бледную физиономию.

— Ну что, все собрались? — нетерпеливо крикнул Банзай. — Отлично. Приступим к производственному совещанию. Итак, господа, поздравляю. Мы вышли на финальную миссию.

— Ура, — вяло буркнул Мак-Мэд. — Я пошел готовить своих охламонов.

— Сидеть! — свирепо рявкнул Банзай. — Как нетрудно было догадаться, наша последняя цель — Марс. А заковырка вот в чем. Наш транспорт, «Бледный Орел», способен взять на борт около двадцати пяти человек экипажа. Плюс полезный груз оружия, боеприпасов и боевой техники. Весь вопрос в том, хватит ли этого для штурма центральной базы?

Откуда-то сверху опустился экран. Свет в зале погас, у дальней стены зажегся проектор.

— Наши братья по разуму из НАСА, после того, как Мелисса надавила на них, любезно поделились информацией. Судя по данным спутников, фотографировавших поверхность Марса, там расположено несколько подземных баз, поселения, быть может — целые города пришельцев, — наставительно вещал Банзай. — Проанализировав всю доступную информацию, я пришел к неутешительным выводам...

Банзай выдержал драматическую паузу и вздохнул:

— Вот какая штука. Потенциально, проблему можно решать в лоб. То есть — десант, кровавая баня и — победа сил добра над силами разума. Однако у нас есть все необходимые разработки для того, чтобы пойти другим путем. А именно: высадиться подальше от главной базы, захватить плацдарм. Организовать там собственную базу, переправить побольше войск и ресурсов и только после этого предпринять штурм. А если уж все необходимое для этого есть...

Банзай многозначительно шевельнул бровями.

— Значит, тяги для блицкрига может не хватить, — мрачно закончила Мелисса.

— Замануха, — сумрачно буркнул Ксенобайт. — Мол, летите, соколы, положите лучшие войска, а потом долго и нудно восстанавливайте ресурсы... Вот гады, а?

— Чем нам грозит продвижение «тихой сапой»? — поморщился Мак-Мэд.

— По моим оценкам — как минимум два дня реального времени игры в ударных темпах, — вздохнул Банзай. — Думаю, нам придется повторить весь путь пришельцев: высадка, организация базы, разведка... Терроры. Разработчики намекали, что игрокам представится возможность «побыть в шкуре пришельцев».

Все присутствующие разочарованно вздохнули.

— А что если все-таки попробовать таранный удар? — хлопнул ладонью по столу Махмуд. — Загрузиться с сэйва всегда успеем!

Тестеры переглянулись. У Внучки аж косички тряслись от азарта, в глазах Ксенобайта стоял нездоровый блеск. Мелисса делала вид, что она на стороне разума, но... Но и так было ясно, что дело закончится авантюрой.

Где-то на Марсе

26 ноября 16:07 реального времени

Было еще много споров, ругани и уточнений. Однако в конечном итоге состав экспедиции был утвержден.

Естественно, все тестеры, даже Банзай, участвовали в операции лично. Махмуд брал с собой пятерых киборгов-штурмовиков, на которых и глянуть-то было нельзя без дрожи. Ксенобайт — столько же псиоников. Мак-Мэд вез с собой отряд десантников, обученных диверсионно-подрывным работам.

Сам перелет длился недолго и был, по сути дела, чистой условностью, во время которой прогружались новые текстуры и пейзажи. Но вот «Бледный Орел» вышел на марсианскую орбиту.

— Делаем один виток и идем на снижение, — хмуро буркнул Банзай, склонившись над картой. — На высоту десантирования выходим вот здесь... Делаем один проход для подавления сил ПВО противника, проводим бомбежку. Здесь начинаем маневр и возвращаемся в исходную точку. Первым десантируется Мак-Мэд с Первой Десантной бригадой; его задача — захватить плацдарм и обеспечить высадку Второй Механизированной Махмуда. Я вам обеспечиваю поддержку с воздуха. Последней высаживается Третья Псионическая, Ксенобайт доставит тяжелые оружейные платформы для Махмуда. Мелисса занимается развертыванием наземной базы снабжения. В обратном порядке произведете пополнение боеприпасов, после чего начинаем продвижение в глубь территории противника.

— А что это за треугольнички? — полюбопытствовала Внучка, ткнув в карту.

— Это пирамиды, — вздохнул Банзай. — Всего их три, в одной из них — вход в подземный комплекс... Но об этом знают только ветераны, до конца прошедшие старую версию игры. Думаю, именно в этом наш шанс!

«Бледный Орел» красочно вошел в атмосферу Марса. Красные пески стремительно приближались, потом транспорт огненным шквалом прошелся над долиной, с тяжелым пыхтением развернулся и, заложив широкую дугу, завис в выбранной Банзаем точке.

Мак-Мэд со своими десантниками спешно занял место в посадочном модуле.

— Пристегните ремни, — мрачно посоветовал Ксенобайт, дергая за здоровенный рубильник.

Модуль, представляющий из себя, в общем-то, нечто вроде жестяной коробки с сидениями, с воем ухнул вниз. Перед самой поверхностью под его днищем коротко вспыхнула антиграв-подушка, погасившая скорость до безопасной; модуль, точно мячик, подпрыгнул и шлепнулся на песок. Из рации полились нецензурные проклятья Мак-Мэда.

— Нас что, сбили?

— Не, это штатная посадка, — хладнокровно пояснил Ксенобайт.

— Кто утверждал проект посадочного модуля?! — с подозрением спросил стоящий на очереди Махмуд.

— Мелисса, по старой памяти, требовала самый дешевый вариант, — раздраженно пояснил Ксенобайт.

— Ксен, я в этот гроб не полезу!

— А, подумаешь, тряханет слегка... Давай, полезай!

— Ни за что!

— Бабайота?

Из темного коридора сверкнули красные глаза старого якута. Махмуд вытянулся в струнку и четко промаршировал в занявший свою позицию на направляющих посадочный модуль. По пути он яростно прошипел:

— Ксен, я тебе это припомню!

— Давай-давай, у нас культурная программа горит, Мак там внизу уже вовсю сектоидов давит.

Штора посадочного модуля с лязгом захлопнулась. Выждав пару секунд, Ксенобайт снова дернул за рычаг.

— Ва-а-а-ю ма-а-ать! — раздалось в эфире. — Чпок!

— Вторая Механизированная прибыла, — хладнокровно сообщил Ксенобайт.

В коридоре уже стояли псионики. Рядом с ними стояли хмурая Мелисса и Внучка.

— А-а-а... Ксен, нас там в лепешку не расшибет? — жалобно осведомилась Внучка.

— Ничего, — усмехнулся программист. — У нас посадка будет помягче. Все-таки мы везем тонкую аппаратуру. Эй, Банзай, готовь транспортную платформу.

Место посадочного модуля заняла довольно толстая плита. Из грузового отсека на нее тут же заехали две оружейные платформы, напоминающие приземистые танки. Немногие оставшиеся на борту боты резво грузили ящики с боеприпасами. Наконец Ксенобайт ступил на платформу.

— Ну, граждане, всем задраить люки, — буркнул он, захлопывая гермошлем. — Банзай! Майна!

Внучка в ужасе вцепилась в стоявшего рядом с ней Бабайоту, но платформа, вопреки ожиданиям, довольно плавно пошла вниз, вместо того чтобы просто упасть, подобно модулям.

— Ксен, — осторожно спросила Внучка, — а ты Махмуда с Мак-Мэдом на такой штуке спустить не мог?

— А зачем? — удивился программист. — Их бы перестреляли в воздухе, а так они спустились на поверхность быстро, дешево и злыми, как черти. Встречайте, господа! Третья Псионическая бригада под командованием меня прибыла!


* * *

Бой был яростным и жарким. Почва под ногами так и тряслась от взрывов. Основную оборону, точно скала, держали киборги Махмуда. Между ними металась Внучка, попеременно то снимая происходящее на камеру, то накачивая особо потрепанных аптечками.

Десантники Мак-Мэда появлялись то с одного фланга, то с другого, быстро нанося удар и отходя под прикрытие Первой Механизированной и оружейных платформ, которые использовались вместо артиллерии. То и дело над головами тестеров проходили три прихваченных Банзаем с Земли истребителя.

Самый странный бой вел Ксенобайт. Два его псионика стояли на возвышениях по флангам, внимательно глядя на поле боя. Остальные стояли, выстроившись клином позади Ксенобайта. Глаза всех четверых были закрыты, пси-усилители тревожно жужжали и перемигивались индикаторами.

— Махмуд, с левого фланга по траншее приближается группа из четырех мутонов и прикрывающего пси-полем флоатера... Мак, ликвидируй вон того сектоида, это псионик... — временами бубнил программист в микрофон.

Неожиданно один из псиоников покачнулся. Сквозь щиток гермошлема было видно, что из носа у него течет струйка крови.

— Бабайота, перехвати! — рявкнул Ксенобайт, открывая глаза. — Внучка, аптечку с дозой пси-стимулятора!

Достав из кобуры на бедре что-то вроде здоровенного маузера, Ксенобайт тщательно прицелился куда-то в даль. Из ствола ударил тонкий бледный луч. Удовлетворенно кивнув, программист спрятал оружие и снова закрыл глаза.

— Мак! Видишь вон там каменный грибочек?! Кажется, это вентиляционный выход какого-то бункера. Оттуда идут постоянные пси-атаки, закати-ка туда пару кило тротила...

Наконец атаки пришельцев начали ослабевать. В конце концов они, очевидно, засели в глухую оборону, яростно отстреливаясь из трех громадных пирамид. Тестеры отошли на перегруппировку.

— Потери? — требовательно спросил Банзай, подходя к ящику, на котором развернули карту местности.

— У меня все киборги потрепаны, но живые, — угрюмо буркнул Махмуд. — Одна платформа накрылась, вторая долго не протянет.

— Два псионика нуждаются в отдыхе, — доложил Ксенобайт. — Пока мы успешно держим защиту от пси-атак противника, но... Либо надо снимать наблюдателей, либо один из них рано или поздно свалится. Тогда начнется паника.

— Мак, что у тебя?

— Все живы, но взрывчатка на исходе. Говорил же, надо было больше брать!

— А вот у меня потери, — мрачно буркнул Банзай. — Накрылся один из истребителей. Ну да ладно, горючее все равно на исходе. Вот что, орлы, господства в долине мы добились, пора переходить к основному номеру нашей программы.

Все непроизвольно глянули в сторону возвышающихся над долиной пирамид.

— Ксен, какие у нас перспективы? — негромко спросил Банзай.

Программист хмуро уставился вдаль. Наконец проговорил:

— До сих пор основные силы врага составляли мутоны и сектоиды-рабочие под прикрытием редких псиоников. Самые мощные атаки производили диверсионные группы Небесных... Внутри этих пирамид пси-активность такая, что мама не горюй. Думаю, там полно Небесных и сектоидов-лидеров.

— Ты сможешь прикрыть бойцов?

Ксенобайт покачал головой:

— Всех, у кого «мораль» ниже десятки, — на фиг. Остальных накачать по самое не могу пси-стимулятором... И дать передых моим орлам. Тогда — есть хоть какой-то шанс.

— В общем так, — подвел итог Банзай. — Разгону у нас хватит проверить только одну пирамиду. Если не угадаем — придется начинать все сначала. Засэйвиться здесь нельзя. Какие будут предложения?

Ксен с Мелиссой задумчиво уставились на долину.

— Где у нас местный север? — спросила Мелисса.

— Вон там, — сверившись с приборами, указал Банзай.

— Тогда вот эта! — хором проговорили Ксенобайт и Мелисса, указывая на одну и ту же пирамиду.

Тестеры недоуменно глянули на них.

— Аргументируйте, — предложил Банзай.

— Там пси-активность на двадцать пять процентов выше, — поморщился программист.

— Мелисса?

— Если бы мы находились в Гизе, это была бы пирамида Хеопса, — хладнокровно ответила девушка.

— Ничего себе, — с уважением проговорил Махмуд.

— Н-ну-у... Возражения есть? Нет? Тогда давайте готовиться...

Марсианские пирамиды

26 ноября 16:41 реального времени

— Первая Механизированная на позиции.

— Вторая десантная — заряды установили, на позиции.

— Мы готовы.

— Вас понял. Приготовиться к началу операции.

Где-то далеко позади, вздрогнув, «Бледный Орел» натужно взвыл двигателями. Приподнявшись над поверхностью, он неуверенно качнулся и медленно направился к пирамидам. Расположенные вокруг пирамид башенки, ведущие в подземные бункера, тут же оживились, небо расчертили яркие трассы выстрелов, но поцарапать броню космического корабля они были не в силах.

На носу «Бледного Орла» засветились, накапливая заряд, стволы пушек. Наконец он с воем выплюнул сгусток огня. По долине прошелся шквал. На укрывшийся в траншее отряд посыпался песок и камни.

Банзай методично разносил первые этажи сооружений. Вряд ли ему удалось серьезно повредить подземные коммуникации, но смятение в ряды противника было посеяно. Досталось всем трем пирамидам.

65KB

— Пошли! — донесся из наушников голос Банзая.

— Go-go-go!!!

...Первыми в развороченный нижний зал пирамиды ворвались киборги. Махмуд, увидав на пути ошалевшего мутона, взмахнул гранатометом, сшибая его с ног. Один из киборгов вдруг, выронив оружие, сжал виски.

— Ксенобайт!!! — взревел Махмуд.

Из клубов дыма и пыли выскочил программист. Киборг вскинул голову и быстро подобрал оружие. Его товарищи уже заняли позиции в коридорах.

— Куда нам?! — нервно оглядываясь, спросил подбежавший Мак-Мэд. — Вниз?

— Нет! Обычно лифт, ведущий в подвалы, на самой верхушке пирамиды! — крикнула Мелисса.

— Всем искать путь наверх!

Пришельцы оборонялись с яростью загнанных в угол крыс. Каждый коридор приходилось буквально выжигать, закрепляться, вгрызаясь зубами в пол и стены, чтобы дойти до очередной развилки...

Одного из псиоников снесло зарядом из тяжелой плазмы. Тут же покачнулся стоящий впереди киборг. Мак-Мэд мастерским выстрелом подстрелил высунувшегося из-за угла Небесного, штурмовик вернулся в строй. Один из снайперов вдруг согнулся и, медленно развернувшись, направил ствол на Ксенобайта. Стоящий рядом Бабайота взмахнул, точно катаной, парализующей дубинкой... Отряд нес потери, но упрямо продвигался в глубь пирамиды.

Наконец тестеры добрались до вершины пирамиды. На этом ярусе был всего один длинный коридор, заканчивающийся узкой дверью. Стоило тестерам подняться, как оттуда открыли шквальный огонь.

Шедший впереди Махмуд шарахнулся, сшибив с ног Ксенобайта. Оба кубарем скатились с лестницы.

— А-а, черт!

— Дайте смарт-ракету! — требовательно протянул руку Махмуд, зло глядя вверх.

— А нету, — виновато развела руками Мелисса.

Мак-Мэд, распластавшись на лестнице, ужом пополз вверх. Стоило ему выглянуть в коридор, как оттуда снова донеслась яростная пальба.

— Плохо дело, — сообщил стрелок, скатившись по ступенькам — Гранатой не добросить. Ксенобайт?

— У них там мощные псионики. Так что подкрасться незаметно не удастся.

— Та-ак, кажись, застряли. Ну что, будем палить наугад, пытаясь подстрелить псионика?

Программист зло цыкнул зубом и вдруг скомандовал:

— А ну-ка, всем разрядить оружие и взять в руки парализаторы!

— Это еще зачем?!

— Я сейчас сниму часть сил с пси-прикрытия и попробую ущучить этих бомбистов. На случай, если кого-то возьмут под контроль, уж лучше пусть у него в руках будет парализатор, а не гравитационка.

Тестеры поспешно перевооружились.

— Давай, Ксен, не тяни!

Ксенобайт встал, широко расставив ноги, и ссутулился. Какое-то время он стоял спокойно, потом его начало трясти. Из горла вырвался низкий, с рычанием звук.

— О-о-о-о-О-ОМ!

Программист резко хлопнул в ладоши. Бот рядом с ним нервно дернулся, за что моментально получил по куполу парализующей дубинкой.

— А-а, зараза, не нравится?! — прошипел Ксенобайт неизвестно кому. — Бабайота... На полпериода позже... Раз... Два... Три... О-о-о-о-О-ОМ.

Где-то наверху бабахнул взрыв.

— На штурм! — завопил программист, выхватывая свой «маузер» и бросаясь вперед. Остальные, спешно перевооружаясь на ходу, ринулись за ним. В обширной кубической комнате, посреди которой мерцали пластинки ведущего вниз гравилифта, было дымно. Несколько сектоидов, осоловело пошатываясь и держась за головы, даже не стали сопротивляться. Быстро очистив помещение и втащив за собой оглушенного, тестеры заняли оборону.

— Ксен, а что ты сделал? — с любопытством спросила Внучка, вкатывая парализованному дозу стимулятора.

— Затеял поединок с их центральным псиоником, — буркнул Ксенобайт. — Пока тот отвлекся, Бабайота взял под контроль одного из сектоидов и заставил его уронить активированную гранату.

— Дешево и сердито, — кивнула Мелисса — Ладно, что у нас в активе?

Тестеры огляделись вокруг. Кроме них, в команде остались двое киборгов, один десантник и три псионика. Ксенобайт покачал головой и ткнул в одного из них пальцем:

— Ты... Дальше не пойдешь.

Бот, у которого вовсю шла носом кровь, кивнул и, вытащив магазин из винтовки, покорно встал перед Ксенобайтом. Тот, достав парализатор, оглушил его и аккуратно положил в сторонке.

— Ксен, за что ты его?! — жалобно спросила Внучка.

— Он слишком устал, при следующей атаке может попасть под контроль, — пояснил программист. — И в тылу он нам совсем не нужен. А оглушенных не трогают. Ну что, все готовы?

Ксенобайт подошел к лифту и прикрыл глаза.

— Вроде чисто. Ну... Поехали.

Марсианские пирамиды, подземелье

26 ноября 17:11 реального времени

Подземный ярус, вопреки ожиданиям, встретил тестеров зловещей тишиной. После мясорубки на верхних этажах это подействовало угнетающе. Последний оставшийся десантник вдруг начал мелко трястись, затравленно озираясь. Неожиданно на плече ему легла тяжелая рука Ксенобайта. Бот испуганно вскрикнул.

— И даже не думай! Внучка, вкати ему дозу успокоительного.

— Это замедлит его реакцию! — запротестовал Мак-Мэд.

— Зато позволит не глушить его, — сурово парировал программист. — А сапер нам еще ох как понадобится... Черт.... Тихо тут, слишком тихо... И никакой пси-активности... Во всяком случае, направленной на нас...

Тестеры медленно шли по коридорам, озираясь на каждом шагу и тщательно проверяя каждый метр, каждое ответвление коридора. Они как раз вошли в обширный, абсолютно пустой зал, когда вдруг со всех сторон послышался странный гул... Как будто десятки лапок мягко топали по плитам пола.

— Вы слышали? — нервно спросил Махмуд. — Слышали, а?

— Кажется, сейчас что-то...

— ШАЙТАН!!! — вдруг завопил Бабайота.

Ксенобайт заозирался вокруг, и тут глаза его выпучились. Со всех сторон из коридоров, ведущих в зал, на них неслась лавина сектоидов. Их были сотни!

Штурмовики вскинули свое оружие. Выстрелы гравитационных установок выкашивали просеки в рядах сектоидов, но они тут же заполнялись все новыми и новыми...

— Не стрелять!!! — завопил вдруг Ксенобайт. — Парализаторами их, парализаторами! Это рабочие, они даже не вооружены!

У одного киборга сдали нервы. Глухо заорав, он принялся палить во все стороны, заставляя тестеров уворачиваться от мощных выстрелов. Бабайота, изловчившись, огрел его парализатором. Сектоиды, безумно вереща, бросались на них, барабанили кулачками по скафандрам, пытались кусаться. Им удалось повалить Махмуда, испугано верещащая Внучка давно скрылась под нахлынувшей волной. Мелисса, Ксенобайт и Мак-Мэд, встав спина к спине, сосредоточенно махали парализаторами.

В одном месте копошащийся ковер буквально взорвался, расшвыряв сектоидов в стороны. Это, возмущенно ревя, встал Махмуд. В одной руке у него был парализатор, другую, со встроенным гранатометом, он использовал как булаву.

Наконец поток нечисти иссяк. Трясущиеся тестеры собрались в центре зала...

— Мерзкие, мерзкие, мерзкие сектоиды, — хныкала Внучка, колотя серое тельце парализатором...

— Ну и гадость, — дрожащим голосом подтвердила Мелисса. — Хуже пауков... Ненавижу все маленькое и копошащееся! Внучка, ты это засняла?!

— А как же! — Внучка моментально гордо выпрямилась, оставив сектоида в покое. — Получится просто супер! Мы еще заставочку сделаем, «Слабонервным и детям до шестнадцати лет не смотреть»!

— Ох... — вздохнул Ксенобайт, прикладывая руку к сердцу. — Ну, придумают же... Ладно, перекур, и...

— Шайтан! — завопил вдруг Бабайота.

Все произошло на удивление быстро. Расслабившиеся тестеры вскинули головы, удивленно уставившись на одинокого Небесного, появившегося из коридора на противоположном конце зала. Небесного, держащего у плеча гравитационный излучатель, уже направленный на Ксенобайта.

Расчет компьютера был математически точен и прост. Псионик, не обладающий тяжелой броней, гарантированно не переживет выстрела из гравитационки. И, с той же математической точностью, был выбран самый опасный противник. Все шаги обсчета ситуации, все сработавшие триггеры машинально пронеслись в мозгу Ксенобайта, все было просто и логично... Даже то, что в руках у всей команды бесполезные на дальней дистанции парализаторы...

Что-то темное заслонило обзор Ксенобайту. В следующий миг это что-то сбило его с ног, приняв на себя гравитационный заряд. Еще через миг Небесный буквально испарился в одновременном залпе оставшихся тестеров.

Программист с трудом выкарабкался из под накрывшего его тела и непонимающе уставился на него.

— Бабайота?! — охрипшим вдруг голосом проговорил Ксенобайт.

— Молодчина бот, — вздохнул Махмуд, — только чего это он?

— Ну, как тебе сказать, — вяло проговорила Мелисса. — Его поведение, по большому счету, обсчитывает тот же AI, он подсчитал, что такой расклад принесет больше очков...

— Бабайота... — повторил Ксенобайт.

Мелисса запнулась. Программист медленно встал. Руки его сомкнулись на гермошлеме...

— Эй, Ксен, ты чего?! Ксен, местная атмосфера...

Ксенобайт стянул шлем с головы. На его перекошенную физиономию было страшно смотреть. Уронив шлем к ногам, он встал над телом Бабайоты и поднял над головой руки с плотно сжатыми кулаками.

— О-о-о-о...

Глаза программиста зажглись красным свечением, кровь потоком хлынула из носа. Казалось, вокруг него сгустились тени. Никто из тестеров не решился вмешаться.

— О-О-О — ГХА-А! — выкрикнул Ксенобайт.

Казалось, от него во все стороны полетела упругая волна. Тестеров покачнуло, десантник грохнулся в обморок. Никто не обратил на это внимания. Наступила тишина. Ссутулившись, Ксенобайт поднял гермошлем и нахлобучил его на голову.

— Пошли, — подавленно буркнул он. — Я знаю дорогу.

— А... Ну... Знаешь, снайперы... — нерешительно пробормотала Внучка.

— Нету тут больше никого, — буркнул Ксенобайт. — Давайте поскорее заканчивать эту глупую игрушку...


* * *

Никто не обратил особого внимания на жалобное бормотание Супермозга, скрывавшегося в подземелье. Его вежливо выслушали, Внучка записала его «показания» на камеру. После чего Мак-Мэд со своим десантником принялись деловито облеплять мозг взрывчаткой и прилаживать возле него термоядерный заряд.

74KB

— Ксен, — жалобно подергала программиста за рукав Внучка. — Ну не грусти ты так... Все равно игра заканчивается...

— Угу, — равнодушно кивнул программист.

— Для него, наверное, так даже лучше... Кем бы он был? Просто бот, забытый вместе с пройденной игрой. А так... Так он — Личность. Вот.

— Угу, — снова кивнул Ксенобайт, но на этот раз в его голос прозвучал по-иному.

— А все-таки, Ксен, что ты там утворил такое?! — подскакивая от любопытства, выпалила Внучка.

Программист кисло скосился на нее.

— Перешел на следующий уровень и сжег все свои пси-способности.

— А? — непонимающе захлопала глазами Внучка.

— Пока мы сюда шли — столько экспы набили, что даже я два уровня поднял, — поморщился Ксенобайт. — Использовал полученные очки для перехода на следующий уровень псионика. При этом полностью восстановилась пси-энергия. Ну а потом... Потом выпалил все. Разом и до железки. Повыжигал всей этой мрази мозги в радиусе пары километров.

Внучка с суеверным ужасом глянула на программиста.

— Готово! — сообщил Мак-Мэд. — Осталось только кнопку нажать... Эх, жаль, Банзая с нами нет... Давайте-ка фотографию на память!

— А, чуть не забыл! — хлопнул себя по лбу Ксенобайт и, скинув ранец, принялся в нем копаться. Поднатужившись, он вытащил оттуда что-то и торжественно водрузил его на термоядерный заряд. — Вот!

Тестеры непонимающе уставились на предмет. Это был фонтан с позолоченным дельфином, так мозоливший им глаза с самого начала игры.

— Ты что, сдурел?! — тут же взвилась Мелисса.— Он же на балансе!

— Спишешь как «оборудование, пострадавшее при штурме марсианской базы», — отмахнулся программист. — Ну, кто там предлагал скриншот на память?!

Внучка, пристроив камеру, поставила ее на автоспуск и побежала к тестерам. Камера щелкнула.

— Ну... — проговорил Ксенобайт. — Махмуд, поджигай!

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.9
проголосовало человек: 1603
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования