КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ИГРЫ ПРОШЛОГО

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№1 (86) январь 2009
вид для печати

Loom

Жанр:
Разработчики:
Lucasfilm Games, Realtime Associates
Издатель:
Lucasfilm Games
Похожие игры:
King’s Quest, The Curse of Monkey Island, Discworld, Trinity
Дата выхода:
1990 год

Летит, летит по небу клин усталый,

Летит в тумане на исходе дня,

И в том строю есть промежуток малый,

Быть может, это место для меня.

Р. Гамзатов

Давным-давно

— Значит, делаете конструкции, — продолжал он. — А сейчас куда собрались?

— В поход, — ответил граф. — Вон против них.

Он показал вперед, где несколько в стороне от шоссе возвышались стены другого замка и дымили другие трубы.

— А кто они? — спросил Удалов.

— Наши заклятые поставщики, — ответил граф. — Княжество Главтяжлитейпрокатлист.

К. Булычев, «Глубокоуважаемый микроб»

В каком году — рассчитывай, в какой земле — угадывай наступила однажды эпоха Великих гильдий, когда гильдии начали бороться за власть, собрали свои армии... дальнейшее все мы себе более или менее представляем, особенно если заменить «гильдии» на более привычные «корпорации».

Обложка игры.

Но одна гильдия — ткаческая — не предалась всеобщему увлечению, а вместо этого занялась на уединенном острове поисками глубоких секретов мастерства. Именно она обнаружила, что помимо обычной пряжи ткать можно и музыку, и нити судьбы... И построила великий ткацкий Станок. А по-аглицки — Loom.

Музыкальные узоры ткачей могли менять мир, и гильдиям это казалось магией... да и было таковой. Ткачей боялись и не любили, хотя волшебство понемногу просачивалось в мир с их скалистого островка — и делало мир другим. А может, как раз поэтому.

Ткачей было совсем мало и становилось все меньше из-за неизбежного вырождения — ведь браки заключались внутри гильдии. Однажды некая Леда, когда ее ребенок родился мертвым, разозлилась на гильдию за изоляционизм и создала ребенка при помощи Станка. Она назвала его Боббин (по-английски — Шпулька, вполне уместное для ткача имя); через несколько лет именно в него вселятся души людей из другого мира. То есть мы.

Такой способ решить демографическую проблему не вызвал одобрения у гильдии: существовало пророчество, что сын Станка разрушит его. Леду превратили в лебедя и изгнали с острова, а Боббина отдали на воспитание некоей матушке Хетчель, запретив учить искусству ткачей.

Вы бы на их месте усомнились, что она нарушит запрет?

Веселые нотки

И вот Боббина призывают старейшины Гильдии (их, кстати, зовут Клото, Лахезис и Атропос — это имена парок, что в греческих мифах пряли нити людских судеб), чтобы решить судьбу дитяти Станка. Матушку Хетчель они наказали за нарушение запрета, превратив ее в лебединое яйцо (полноценная птица не получилась), но тут вмешался... некий лебедь, обративший в лебедей всю Гильдию в полном составе. А Боббин? А Боббин последует за ними, чтобы разобраться, кто и за что с ним так поступил. Но непонятно, как ему догнать стаю, ведь он-то летать не умеет...

Деревня ткачей. Дома они тоже ткут... но внутри они куда роскошнее, чем снаружи.

Вот с этого момента мы и беремся за клавиатуру — определять его судьбу.

Боббин, конечно, не полноправный ткач; сыграть мелодию превращения ему не по силам, он и знает-то всего три нотки. Но профессиональный инструмент у него есть. На чем ткачи играют свою музыку? Нет, не на лютне, не на лире и даже не на ткацком станке. На посохе!

С репертуаром мелодий пока что декокт, но можно походить по острову, подергать за все подряд и послушать, не споют ли чего? А услышав очередную мелодию — применить ее к чему-нибудь. Вот, например, машинка прядет золото из соломы; она с удовольствием исполнит для вас «алхимическую» мелодию. Бутыль зеленой краски споет песню окрашивания. Как знать, вдруг пригодится?

Но самое замечательное — заклятие открывания. Чего только им не откроешь! Например... небо. Почему бы и нет?

Ба-бах! На будущее: перед открытием неба лучше обзавестись громоотводом. Впрочем, и так неплохо: дерево упало, и на нем, как на каноэ, Боббин плывет в неизвестность. Торнадо, что встретится нам в пути, мы споем... его же собственную песенку, только наоборот; мелодия, сыгранная наоборот, дает желанный обратный эффект.

Взгляд снаружи

Дракон и золото. Вот-вот они расстанутся навек.

Посох и его нехитрые песенки так и останутся до конца единственным доступным Боббину инструментом. Никаких «примените палочку к дудочке, червяка к удочке» — и уж тем более никаких головоломок. За опыт, набранный в применении музыки, приходят новые ноты.

Решения игровых задач безумны, но логичны. Хотите спасти овец от дракона — покрасьте их в зеленый цвет той самой бутылкиной песенкой, только не удивляйтесь, что рептилия за отсутствием зверья поохотится на единственного, кто не спрятался... Надо сбежать из драконьего логова — спойте наоборот песню превращения в золото и обратите сокровища в солому. Она вспыхнет от первой же искорки из драконьих ноздрей...

«Перевернуть» можно почти все мелодии. Открытие становится закрытием, окрашивание — обесцвечиванием... А если к заклинанию никак не придумать обратное? Тогда оно оказывается «перевертышем». До-ре-ре-до — хоть слева направо играйте, хоть справа налево...

Если на низких уровнях ноты легко записывать — они отображаются на посохе, то на высоком придется их подбирать на слух. Но самоотверженность будет вознаграждена дополнительными сценами, которых на низком не увидишь.

И много будет странствий и скитаний

Город стекольщиков.

А Боббин тем временем переплыл море. Здесь живут совсем другие гильдии; вот, к примеру, пастухи совсем не рады юному ткачу и не пускают его на свою землю. Что ж, пойдем в другую сторону, все равно неизвестно, куда нам надо...

С другой стороны — гильдия стекольщиков. Да, не одни ткачи освоили мастерство дальше обыденных пределов; эти ребята, между прочим, научились создавать хрустальные шары, смотрящие в будущее, и колокольчики-порталы. Не хотите ли поглядеть, как мы в будущем справимся с пастухами? Что? Откуда Боббин узнает такую странную мелодию? Да отсюда же, из собственного будущего. Может, это и парадокс, но юные ткачи таких слов не знают!

Много чего еще повидает ткач: дракона, епископа-некроманта, воплощенный Хаос... Погубит и спасет мальчишку-кузнеца, с которым поменяется обличьем (а к Боббину уже у многих накопились вопросы, так что меняться с ним внешностью небезопасно!). Поможет пастухам, сорвет чьи-то планы.

Доберется он и до Леды, изучит все ноты и в конце концов совершит то, что ему предрекли. Но это будет не гибелью, а спасением...

Сказка в 16 цветах

Брайан Мориарти, классик квестов 1980-х. Loom — его последняя и самая совершенная работа.

Не знаю, каково сейчас вам, привычным к тысячам цветов на экране и всевозможным эффектам, запустить Loom. Тем более что запускать его нужно именно в 16-цветной версии, хотя существует ремейк для 256 цветов; такие ремейки часто оказывались намного уродливее оригинала, ведь исходную игру делали художники, а ремейк... кто получится. Так, первые две игры из серии Quest for Glory тоже крайне не рекомендуется проходить в «многоцветном» варианте.

И все же, если не сделали этого раньше, попробуйте сейчас, благо найти и скачать его совсем нетрудно. Loom — один из лучших... мультфильмов, которые вашему покорному слуге доводилось смотреть; и уж точно лучший, в котором доводилось участвовать. Не испугайтесь скрипучего звука и старой графики.

Между прочим, кого вы предпочитаете из игровых композиторов? Часто самым великим именуют Акиру Ямаоку, хотя на родине у него с ним спорит в популярности Нобуо Уэмацу; на Западе часто называют Джереми Соула, а я сам не прочь послушать Стаффорда. Но для меня главным игровым композитором с начала 90-х остается... Чайковский. Потому что именно его музыка сопровождает нас в Loom с начала и до конца... и она там настолько уместна, так помогает почувствовать сказку всей кожей, что лучшего желать не приходится. Жаль, что Петру Ильичу нельзя заказать что-нибудь для новых игр...

Хотя если боитесь — есть и более современный Loom на CD, с озвученными репликами. Но, на мой взгляд, почти любое произведение лучше смотреть в оригинале.

Будущее, которого не было

Мало кто в наши дни вспоминает, что один из самых знаменитых квестов всех времен и народов — это... первая часть трилогии. Loom был изначально заявлен как сказка в трех частях; увы, вторая и третья так и не попали на наши экраны. Будущие игры должны были называться не Loom 2 и 3, как сделали бы в наши дни, а Forge и The Fold.

Герой второй части — Расти («Ржавый»), мальчишка из кузнечной гильдии. Тот самый, что поменялся лицом с Боббином и был сожжен разъяренным драконом. В третьей части на передний план выходила Флис («Руно»), пастушка, чьих овечек мы красили в нежно-зеленый камуфляж. Вторая часть собиралась рассказать о том, как Хаос, призванный в мир безумным епископом, изгоняли из Кузни, и о том, как он завоевал и почти уничтожил земли гильдии пастухов; в третьей все гильдии, объединившись, должны были наконец изгнать Хаос, Расти — жениться на Флис, а Боббин — стать главой гильдии ткачей...

Правда, автор игры, Брайан Мориарти, утверждал, что замысел трилогии появился уже после завершения Loom. Но тогда не совсем понятно, почему игра заканчивается на «точке с запятой» вместо финала; более того — в Loom есть видения будущего, которые в игре не сбываются, зато отлично согласуются с планом второй части! Выходит, замысел продолжения уже существовал?

Знаете ли вы...

Что сталось с Хаосом, когда совместными усилиями он был-таки изгнан из мира Гильдий? Из него... набили чучело! Оно красуется в игре Indiana Jones and Fate of Atlantis.


Куда девался Коб, помощник безумного епископа, когда неудачная встреча с Боббином отправила его прочь из мира? Он подался в пираты и служит в баре на острове Обезьян. Но не забыл о прежней жизни, о чем свидетельствует значок «Спроси меня о Loom».


На том же острове в разговоре с чайкой (кстати, очень похожей на чаек из Loom) Гайбраш Трипвуд может сказать: «Я Боббин. Ты моя мама?»


А еще Гайбраш, беседуя с ле Чаком, ему сообщает, что убить его нельзя — а то у «Обезьяньего острова» не будет больше продолжений. «Слыхал что-нибудь о Боббине?» — говорит он. — «Нет». — «Вот то-то же!»


***

Увы, нет никаких оснований надеяться, что Forge и The Fold увидят свет в обозримом будущем. Мориарти уже много лет не занимается приключенческими играми (хотя слухи о его возвращении то и дело появляются); и пока что Loom остается не родоначальником серии, а всего лишь единственной игрой.

Всего лишь самым знаменитым квестом от начала времен и до наших дней.

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.6
проголосовало человек: 92
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования