КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХРОНИКИ ВИРТУАЛЬНЫХ МИРОВВИРТУАЛЬНЫЕ МИРЫ

Автор материала:
Тимур Хорев
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№2 (51) февраль 2006
вид для печати

World of Warcraft
Байки у костра

Жанр:
Издатель:
Blizzard Ent.
Системные требования:
PIV-1.2GHz, 256MB, 32 MB video, 56k (PIV-2.4GHz, 512MB, 256 MB video, broadband)
Адрес в сети:
Рейтинг: 98%

— Лукоморья нет на карте, значит, в сказку нет пути.

— Это присказка, не сказка — сказка будет впереди!

х/ф «Маша и Витя против «Диких Гитар»


В Восточных Королевствах воцарилась ночь. Под звездным небом Мокроземья мягко колыхались туманы, и сквозь журчание ручьев издали доносился далекий звон бубенцов. Слышно было, как у подножья гор ссорятся псоглавцы, как мягко и вкрадчиво шлепают лапами кроколиски. С тихим шелестом в небе проносились летучие мыши и грифоны.

На вершине невысокого холма горел маленький костер.

Три товарища

52KB

Паладин забрался туда, куда забираться нельзя. Чем быстрее он спустится с этой верхотуры, тем больше у него шансов миновать гнев мастеров.

У костра сидел седовласый гном. У его ног стояла секира по размерам чуть ли не вдвое больше его самого. На его спине висел щит, а в глазах застыл отблеск Света с большой буквы — верный признак, по которому узнают паладинов. Гном смотрел на языки пламени, прислушивался к шуму деревьев и плеску воды. Время от времени он оглядывался назад, туда, где между горными кряжами светлел проход Дун-Модра.

Минуты текли одна за другой. Внезапно где-то рядом громко треснул сучок. Гном прикрыл глаза, поднялся на ноги и нащупал в кармане пузырек с зельем невидимости собственного изготовления. Холод хрусталя успокаивал.

Пустой воздух сгустился и обрел очертания рогатого кота. Существо уселось напротив, сверкнуло глазами и уставилось в огонь. Вдали сонно взвизгнул псоглавец.

«Наши собираются, — подумал гном и снова сел, положив секиру рядом с собой. — Осталось дождаться только...»

Прошло еще несколько минут, и вдали послышалось тихое звяканье. Паладин улыбнулся в усы.

Из темноты выпорхнул металлический дракончик — он настороженно посмотрел на кота и завис в воздухе, взмахивая блестящими крыльями. К костру вышла эльфийка и сказала:

— Ну и погодка. Кроколиски наверняка отморозили себе все три пары лап. Прохладная зимняя ночь — в самый раз, чтобы искать подснежники.

Паладин встал и поклонился.

— Я приветствую тебя, о храбрейшая из лекарей и талантливейшая из инженеров, — произнес он. — Приветствую у моего костра и тебя, друид, познавший тайны природы и совершающий благие деяния во имя равновесия и великой Матери-Земли.

Рогатый кот потянулся, и его очертания расплылись. Через секунду на его месте стояла задумчивая тауренша в кожаном доспехе. Она качнула рогами и ответила низким голосом:

— Да благословит вас Мать-Земля — тебя, паладин, и тебя, святая эльфийка.

Священница склонила голову.

— Я собрал вас сюда, чтобы сообщить известие — нашему миру исполнился год, — проговорил гном. — Я самый старый из вас. Мне памятны еще те благословенные времена, когда мы, паладины, пользовались печатями крестоносцев и молодые герои удивлялись и радовались первому празднику Зимы.

Звон бубенчиков вдалеке, кажется, усилился.

— Теперь я стар, грею кости у сердца Кузни и лишь иногда присоединяюсь к рейду, чтобы зачистить Черную скалу. Угадайте, что я выкрикиваю каждый раз перед входом в драконий питомник?

Эльфийка и Мумука улыбнулись.

— Вы молоды, у вас все впереди, — продолжил гном. — Сестрица, тебе я всегда помогу золотом «на гаечки». Ты, друид, не обессудь — между мирами перевод не отправить.

— Все хорошо, — сказала корова, махнув черно-пестрой лапой. — Я не пропаду. Руда и травки не останутся без покупателей. Меня удивляет другое: как стало возможным то, что мы собрались все вместе? Я всегда хотела увидеть побратимов из Альянса, но ведь это против всех законов природы.

— Все просто, — гном улыбнулся. — Это не совсем Азерот, и Мокроземье вокруг нас не совсем настоящее. Я бы сказал, что эту встречу можно сравнить со сном. Мы снимся друг другу. Здесь нам никто не помешает предаться воспоминаниям и рассказать о том, что мы никогда еще не рассказывали.


Мумука грузно уселась у костра, скрестив копыта. Эльфийка подобрала элегантное платье и присела рядом. Паладин подбросил в огонь дрова и начал первый рассказ.

Путешествие за край мира

55KB

Танцующий мурлок Мурки не продается. Его нельзя получить с помощью квеста. Его дают только посетителям фестиваля Blizzcon.

— Всю свою долгую паладинскую жизнь я по-доброму завидовал тем, кто может в дороге легко избежать нежелательных встреч. Ты, Мумука, в образе рогатого кота можешь уйти в невидимость и спокойно пройти по тем местам, где я на твоем уровне умер бы сразу. Ты, эльфийка, можешь воспользоваться комбинацией «невидимость-тень», прикрывшись своим инженерным плащом, отбежав от дороги и растаяв в тени, как вы, ночные эльфы, умеете.

Я могу пользоваться только зельями невидимости. Они меня спасали много раз. Буквально вчера я путешествовал по северному, покрытому снегом голубому Зимнему источнику. Никого не трогал, собирал подснежники, беспокоил своим топором призраков высших эльфов... и надо такому случиться, что навстречу мне вдруг выскочили два ордынца — воин и маг. Хорошо еще, что в этот момент я как раз добил призрачного эльфа. Двое на одного — ну как тут не напасть? Маг соскочил с коня и воздел руки, начитывая заклинание. Что именно он хотел со мной сделать, я выяснять не стал. Меня спасла скорость реакции: глоток зелья, и «я ухожу, прощайте — только вы меня и видели».

Заклинание мага оборвалось — цель пропала. Будь они умнее, они бы поняли, что я рвану в сторону гоблинского городка Эверлук, и перехватили бы меня за деревьями. Но они слишком опешили от неожиданного исчезновения паладина, и я, спрятавшись за толстым стволом дерева, спокойно ушел на коне.

Да, мне очень тяжело оставаться незаметным. Но моя тяга к путешествиям, приключениям и новым землям неистребима. Вам это известно, ведь это наша общая черта — не спрашивайте, почему.

Однажды, когда мне было, как и вам, только тридцать, я отправился в долгое плаванье вдоль западного побережья Восточных королевств. Посмотрите на запад — там мерцают огни крепости Менетил. Именно оттуда я ринулся в воду, чтобы узнать, что за земли лежат там, на юге, у подножья гор, опоясывающих родной Дун-Моро.


44KB

Кричать в этом месте легендарный клич паладинов уже не так весело. Но если мы все умрем, ничто не помешает мне сказать что-нибудь про курицу.

Я поплыл на юг вдоль гор. Там, где я мог, я взбирался на берег и пытался забраться как можно выше в горы. Но они были неприступны, и лишь два-три раза мне удалось забраться на высокий холм — но выше дороги не было.

Это удивительные места. Они абсолютно пусты, там нет ничего, кроме гор, Великого моря и узкой полоски шельфа, обрывающейся в бездонную пустоту, где не бывал еще ни один герой, ни живой, ни мертвый. Ни души не было на этом берегу, ни самого маленького цветочка. Такой же мертвой была и вода. Я понял, что здесь не место героям. Этот извилистый берег воплощал лишь смерть и небытие.

Иногда я встречал на пути странные ямы в форме пирамид. Они шли цепочками и больше всего походили на швы, которые создатели мира оставили, когда строили эти горы.

А потом я набрел на одинокий дом. Представьте себе пустынный берег, никого и ничего вокруг — и на берегу построен причал, на нем стояло ведерко с инструментами, и в землю был вбит столб с деревянным указателем. «Высадка Ньюмана» — гласил знак. В столбе торчал топор, на нем лежал череп. Меня охватил страх. Дом выглядел давно заброшенным — знаете, старый, замшелый, заколоченный, покрытый паутиной — такие стоят у вас, ордынцев, в Таррен Милле.

Я осторожно зашел внутрь, ожидая, что на меня набросятся призраки или что похуже. Но дом был пуст, хотя внутри царил беспорядок.

Кому понадобилось строить все это на берегу Великого моря, где царит лишь пустота и где до ближайшей цивилизации нужно добираться через целые районы? Кто построил домик здесь, где его можно было обнаружить лишь случайно? Кому понадобился этот причал и кто такой Ньюман?

Я так и не раскрыл эту тайну.

— Кто-то говорил мне, что стоит войти в этот дом, как ты увидишь собственное отражение перед собой, — тихо сказала эльфийка.

— Либо они бессовестно врут, либо это не относится к паладинам, — усмехнулся гном. — Может, это место как-то относится к новой расе Альянса, которая будет противостоять кровавым эльфам?


— Много белых пятен на карте Азерота. Что за земли лежат к востоку от Лок-Модана? А как попасть в земли к югу от кратера Ун-Горо? В самом сердце вашего, Мумука, Калимдора, стоит гора Хиджала — кто бывал на ней? И что, например, находится между севером Чумных земель, Стратхольмом и морем?

— Там сейчас строятся города кровавых эльфов, — ответила Мумука. — Мы их еще увидим, дело это небыстрое.

— Это был риторический вопрос, — пояснил паладин. — Одна из таких «черных дыр» Азерота находится между нашим, гномьим, Дун-Моро и человеческим городом Штормовой. Я оставил попытки разгадать тайну «Высадки Ньюмана» и поплыл дальше на юг вдоль неприступных гор.

Судя по карте, я плыл как раз вдоль одной из этих «терра инкогнита». Конечно, очень может быть, что если бы я там оказался, то обнаружил бы лишь ровную как стол поверхность. Я уже бывал в пустых землях — достаточно спрыгнуть в водопад с гномьего аэродрома, можно оказаться в деревушке, из которой виден Менетил. Рядом с ней — «уголок» из плоских земель. Бегать по такому зеленому «столу» не особенно интересно, но это не повод отказываться от попыток смело шагнуть туда, куда еще ни один герой... смело не шагал.

— Демиурги карают за излишнее любопытство, — заметила Мумука. — То, что ты побывал у гномьего аэропорта и остался цел, — только твое паладинское везенье.

— Вот как? — гном призадумался. — Тогда, может быть, и заброшенный домик — место, которое я не должен был видеть.

33KB

Адский песик. Чем занимается в жизни? В основном жжет.

Когда я прошел вдоль мыса, то очутился прямо под стенами Штормового. Кто бы мог подумать, что столица большунов находится на такой высоте? Если смотреть по карте, то я был лишь в нескольких метрах от круглого квартала магов. Но нас разделяла огромная высота.

Очень скоро мое путешествие закончилось — я вышел на берег северного Закатного края, где стоят фермы, бродят механические пугала и возвышается башня на холме Стражников. Ты, эльфийка, была там. Ты, Мумука, может, еще побываешь там с рейдом или на вольной охоте.


Это было не единственное мое путешествие вдоль берега. Когда мне было под сорок, я отправился в путь вдоль западного берега Калимдора — из Солончаков на остров Легкой луны. Дорога была такой же долгой, берег был извилист и пуст, но по пути мне пришлось понервничать — деревня Жертвы тени выглядела опасно.

Мумука, скажи, почему вам, ордынцам, так везет с подземельями? Ладно, у нас есть Номерган под боком. Да, здесь рядом, в Мокроземье, есть Грим-Батол и мощные драконы, но подземелья-то там пока нет.

А ведь ваша Пропасть яростного огня вообще находится в городской черте Оргриммара. Алый монастырь — рядом с Подземным городом, нам туда приходится добираться через три региона. До Марадона рукой подать от деревни Жертвы тени. От лагеря Майах два шага до Жуткого булыжника, затонувший монастырь Атал-Хаккара — в минуте ходьбы от вашего городка Стонард. Шоломанс и Стратхольм — опять в вашей зоне влияния, в Чумных землях. Я уже не говорю про Воющие пещеры и про Бритвенные топи в Пустынях. Почему?

— Ну, что я могу сказать? — пожала плечами Мумука. — Демиурги, похоже, заинтересованы в том, чтобы мы поменьше бегали по Азероту, пропадая в подземельях.

Паладин усмехнулся.

— Может быть, может быть... Деревня Жертвы тени была еще цветочками. Ближе к островам Легкой луны на берегу я встретил хвостатый водный народец и великанов, совершенно недружелюбных. Только чудом я вышел к причалу, откуда ходил корабль на острова Луны. Там эльфы меня научили той алхимии, которую я сейчас знаю.


Воцарилось молчание. Паладин подбросил в тлеющий костер сухих дров, и снова в глазах всех троих засверкали отблески огня.

Тайна динозавра из озера

— Уважаемая эльфийка, — обратился к священнице гном. — Может, вы нам что-нибудь расскажете из своей практики, доктор?

— Много ли было интересных событий в моей жизни? — откликнулась она. — Я ведь из врачей, детей подземелья, которые не видят белого света по многу дней.

— Но ведь вы практикуете уже год — почему вы все еще вдвое младше меня?

— Помилуйте, воин Света — засмеялась эльфийка. — Я же много месяцев была забыта и заброшена, торчала на Дарнассе, и было мне тогда восемь. А потом, не успела я освоиться толком с Номерганом, как пришла наша черно-пестрая друидесса и меня снова забросили в Кузне с мешками, полными железок, гаечных ключей и прочего инженерного барахла. Торговля пружинами шла очень плохо и неровно, как, впрочем, торговля любыми инженерными штуковинами.

— Ну тогда расскажите, где вы встретили Несси? Помнится, когда-то вы упоминали о ней.

— Несси? Она живет в нашем метро.

Удивительное это место — подземная дорога между Кузней и Штормовым. Начать лишь с того, что никто не знает, под каким водоемом проходит туннель, что за водоросли и затонувшие корабли видны сквозь стеклянный купол? Проезжая это место на поезде, вы не разглядите ничего, просто не успеете. Но если углубиться в туннель пешком, через прожекторы и железные опоры, то за стеклом можно увидеть много интересного. Мерно колыхающиеся водоросли и затонувшие корабли — это то, что бросается в глаза сразу. Но приглядитесь, и вы увидите маленьких карликов в водолазных костюмах — они деловито расхаживают по дну и не обращают на «зрителей» никакого внимания.

В дальних зарослях можно заметить хвостатых нага — удивительно, но они не трогают водолазов, а водолазы не трогают их. Сундуки с сокровищами манят неизвестными богатствами, но, увы, стекло не пробить, и через него не пройти. Можно, конечно, подговорить мага попробовать «блинкнуть» через него, но что-то подсказывает, что ничего даже у мага не получится.

Несси — это подводный ящер, похожий на тех, что водятся в Лох-Модане и у Темных берегов. Она плавает вдали, время от времени скрываясь из виду. Уровень этого ящера неизвестен, но пометка «босс» заставляет задуматься. Очень может быть, что речь идет о пятисотом уровне. Выяснить это можно, только добравшись до нее, а сделать это пока никому не удавалось.

Никто не знает, что это за водоем — подземное озеро или что-то другое? Оно находится точно посредине между Кузней и Штормовым. На карте там краешек Дун-Моро и неизвестная земля, мимо которой проплывал наш паладин.

Полеты, доступные каждому

94KB

Паладины тоже умеют летать. Ярмарочная пушка делает мечту реальностью.

Несколько дней назад от нас ушла ярмарка Даркмуна, — сказала Мумука. — Она обосновалась у вас в Эльвинском лесу, так?

— Да, и я уже успел испробовать новую пушку, которая послушно отправляет в недолгий, но зрелищный полет всех желающих, — ответил паладин. — Уверен, что, когда ярмарка пришла к нам в первый раз, пушки там не было.

Не было и «почтового» квеста из Кузни, дающего пять билетиков. Я обменял их на кузнечный чертеж, который потом выгодно продал на аукционе. А пушка... это огромная мортира, к жерлу которой ведут ступеньки. Почувствуй себя Мюнхгаузеном.

Карла Максима Бластенхаймер объяснит правила игры: оказывается, нужно не просто лететь по воздуху, дрыгая ногами, но и ухитриться попасть в специальную мишень, разложенную на небольшом болоте, где живут самые маленькие мурлоки в Азероте.

Несколько раз я летал из пушки, пролетал над мишенью и попадал стабильно в одно и то же дерево. Как управлять полетом — это было для меня полной загадкой. Каждый раз, вылетая из пушки, герой получает пятнадцать секунд особого «крылатого» заклинания, благодаря которому он медленно падает и не бьется об окружающий пейзаж.

Оказывается, нужно было подловить момент и «отключить» заклинание — после этого герой снова начинал подчиняться всем законам физики. А болотце-то маленькое, перед целью — берег, а за ней — островок, и падать мимо мишени порой было очень больно. Мне, паладину, еще ничего, у меня пузыри есть, и здоровье позволяет стукнуться раз-другой. А как переживали промахи другие герои, помладше, — об этом лучше не думать. Может, и не переживали.

Раз на пятый мне удалось залететь в мишень, распугав всех окрестных мурлоков. Увы, никаких наград за меткое приземление не полагалось. Даркмун продолжал зазывать всех на ярмарку, псоглавец предсказывал судьбу, а маленький орчонок торговал жабами.

Жестокие карлики

— Что расскажете нам вы, любезная Мумука? — обратился паладин к корове. — Вам тридцать, вы совсем молоды, но, может, были и в вашей жизни события, о которых вы предпочли умолчать?

— О чем может рассказать корова, которая только вчера научилась превращаться в гепарда? — спросила Мумука. — О том, как в сражении с последним чудовищем из первого подземелья меня отбросило в лаву, где я благополучно отбросила когтистые медвежьи лапы? Или, может, о том, как я встретила в Пустынях экскурсионную группу Альянса и сумела заснять на видео честную дуэль между их паладином и нашим разбойником? Победил Альянс, наш батыр оказался на коленях. Или о встречах с разбойниками Альянса, которые каждый раз не ленились убить корову, которая была младше их как минимум на десять уровней?

— Хорошего человека разбойником не назовут, — рассеянно проговорил паладин, глядя в огонь.

— Да, нехороший, гнилой класс, — согласилась Мумука. — Если сейчас вспомнить, от кого мне доставалось больше всего... это были только разбойники. Всеобщую нелюбовь они заслужили, это так.

Можно припомнить много занятных случаев. Один раз на поле сражения я прикрывала отступление нашего друида. Эльфийка, ты знаешь, как это бывает: бежишь плечом к плечу с врагами, и они не обращают на тебя никакого внимания — весь мир для них сосредоточился на уходящем флаге. Люблю корневать Альянс. Когда очередной воин не смог догнать нашего флагоносца, он в сердцах выругался и показал неприличный жест. Пришлось его утешать — унесенный флаг был третьим, последним.

— У вас есть шаманы, — произнес паладин с надрывом. — Вас любят, нас — не очень. В одном из последних обновлений нас, паладинов, хорошо порезали. Если раньше мы не годились ни на что, теперь мы не годимся вообще ни на что. Ну, кроме поддержки группы, конечно, с чем, впрочем, шаманы справляются гораздо лучше нас. Но окончательно добило меня совершенно незначительное декоративное изменение. Эпические паладинские кони теперь испускают совершенно недвусмысленные зеленые облачка. Наши лошади теперь воняют! Что некоторые думают: если мы, паладины, пускаем пузыри, то нас можно теперь унижать как угодно?

Эльфийка хихикнула:

— А почему бы лошади и не вонять? Ведь всем известно: главное, что требуется от паладина в Ущелье Военной песни, — это обмочиться под флагом. Чистого белья не напасешься.

— Вот не надо таких сравнений, пожалуйста! Мы защищаем флаг от разбойников, а что круг освященной земли желтого цвета — это не повод насмехаться над нами.

— Ну-ну-ну, — примирительно сказала Мумука. — Не за горами новое большое обновление, в котором переделают многих, и паладинов в том числе. Для вас откроются новые возможности, кроме того, чтобы закрываться щитом и лечиться... или закрываться щитом и телепортироваться. Вам дадут бесплатно перебросить таланты — а это говорит о том, что переделают очень многое. Правда, усилят и шаманов тоже, но это уже мелочи жизни. Я лучше расскажу вам легенду об ужасном нашествии безжалостных карликов на Оргриммар.

Поход безжалостных карликов

— Это было в конце ноября, — так начала свой рассказ Мумука. — Альянс одного из миров, который по науке называется (EU) Sylvanas, вступил в злодейский заговор против нас, честных ордынцев. Мы поименно вспомним тех, кто в этом участвовал: это были гильдии Nemesis, Cohors Praetoria и Molotoff Cocktail.

В половину седьмого вечера в субботу в Кузне собрались карлики. Но это были не просто карлики — это были клоны! У них были одинаковые злобные лица. Все они были разбойниками, выглядели одинаково и носили одну и ту же одежду — фиолетовые накидки (камзолы) с кошачьими мордочками и цветами. Кого могли обмануть эти одежды? Под ними скрывались жестокие сердца и черствые души. Как ты правильно сказал, паладин, хорошего человека не назовут разбойником.

33KB

Мы победили двухголового мутанта, но рейд полег почти весь. Отдых нам организовал воин, решивший вдруг устроить «лирой».

Полсотни лысых карликов. Полсотни одинаковых (почти) имен. Единая гильдия «Атака клонов» на всех. О чем думали эти карлики, о чем мечтали? Когда они выстроились в ряд на главной площади Кузни, даже их собратьев из Альянса охватила паника.

Когда карлики объединились в два рейда, все поняли — шутки кончились. Магическая сила перенесла их в Дарнасс, где они со злобным хихиканьем наводнили эльфийский город. Они принимали ванны в храме самой Элуны! Они осквернили своим присутствием магический бассейн. Да, я сама из Орды. Но вы же знаете, как мы, таурены, любим вас, ночных эльфов.


Окунувшись в бассейн у подножья каменной Элуны, полсотни карликов сели на корабль и по-спилберговски высадились на Темный берег. Не теряя ни секунды, не обращая внимания на ошалевших товарищей по Альянсу, они ринулись на юг, к Астранаару — городу, который постоянно штурмует Орда, — на всех мирах это так.

Все мы помним знаменательный забег карликов первого уровня. Здесь у рейдов возникли те же проблемы: из чащи на них выскакивали звери и пожирали участников одного за другим. То там, то здесь раздавались вопли: «Еще один сгорел на работе!»

В районе Астранаара большая часть карликов перешла на второй уровень, получив достаточно опыта за открытие новых областей. Но сильно ли это им помогло? Ведь поблизости не было ни одного учителя дурному разбойному делу.

Оказавшись в безопасности, карлики некоторое время подбирали отставших и водили впечатляющие хороводы.

Всем им нужна была тренировка. С этой целью они отправились в лес, чтобы всем вместе — полусотней карликов второго уровня — завалить оленя двадцать третьего уровня, которого охраняли медведи. Чтобы не бегать далеко, бой решили устроить недалеко от кладбища — олени там были.

«Все штурмуем оленя! — выкрикнул главный карлик, которого звали Клонфу. — Главное — завалить, а там запинаем».

«Так точно!» — откликнулись полсотни голосов.

И олень, и медведи были обречены. Они могли убить десять, двадцать карликов, но ничего не могли сделать против той массы разбойников, что навалилась на них одновременно. Олень погиб. Какой бездарный расход оленей — это я вам как друид говорю.


Кто расскажет, какие беды и препятствия преодолели жестокие карлики, чтобы дойти до северного входа в наши Пустыни? Что бы они делали без помощи высокоуровневых героев, которые расчищали перед ними дорогу? Какая погибель настигла орков-стражей?

Обитатели нашего пустынного чата за словом в карман не лезут. Когда разнесся первый удивленный крик: «Здесь десятки карликов-клонов в сиреневых камзолах!» — самым мягким ответом было предложение отдохнуть от игры некоторое время. Ведь никто не мог представить, что Пустыни настигнет такой ужас, как полсотни разбойников-клонов.

Только когда еще несколько героев подтвердили информацию о вторжении, все начали осознавать, что это не шутка и дело пахнет керосином. Какой-то самонадеянный тролль даже попробовал напасть на рейд. «Бейте его!» — крикнул главный клон, и все ринулись на обидчика. К несчастью для карликов, он совершенно внезапно применил «ураган» — знаете, это когда меч берется наискосок и воин изображает юлу. Все карлики полегли мгновенно. Это был залет.

Следующей проблемой стал магический ледяной дождь. Ордынцы совершенно не были склонны к тому, чтобы уважать силу, которую представлял собой рейд полусотни. Они нападали на него по двое и по трое, что было явно нечестно.

Медленно, постоянно погибая, жестокие карлики продвигались к Оргриммару. Сначала они вышли на мост, где их встретили новые враги. Затем сумели пробиться к главным воротам нашей столицы. Почему они избрали именно этот путь, когда неподалеку был черный ход? Наверное, они хотели дать нам шанс остановить их.

Когда мы сообразили, что вот-вот фиолетовые карлики ворвутся в наш город, чтобы грабить, жечь и насиловать, мы удвоили и утроили усилия. У нас кружилась голова от обилия одинаковых имен и от лежащих на земле трупов веселенькой расцветки.

Да, голова у нас кружилась еще очень долго — ведь карлики сумели добраться до аукциона и выложили своими телами на ступеньках неприличное слово. Не скажу, что они это действительно сделали — так гласит легенда.

Долиной смерти стал для безжалостных карликов наш Дуротар. Только что они бегали, чего-то пытались достичь, мечтали о чем-то — и вот их маленькие трупики уже устилают здание аукциона.


Мы думали, что на этом все кончилось. Очень зря. Двадцать пять карликов выжили, скрепленные жаждой возмездия, объединились в новый рейд и через черный вход пробрались в тронный зал самого Тралла. Они безжалостно заплевали его!

Долго мы топтали их своими гнедыми конями. Говорят, что еще целую неделю после этого три гильдии Альянса в знак протеста против избиения карликов носили на себе фиолетовые камзолы с цветами и мордочкой кошки.


* * *

41KB

Ночь бесед у костра закончилась. Наступило утро нового дня.

Всю ночь три товарища вспоминали минувшие дни и битвы, где вместе рубились они. Беготня к Таррен Миллу и обратно, пьянки в Менетиле, полеты под крышей Кузни, сражения на арене Гурубаши, прыжки с Дарнасса и развеселые рейды.

Первой ушла Мумука. Она обернулась гепардом, фыркнула, прижала уши и поскакала к Дун-Модру. Орк вынул камень и, постояв несколько секунд в зеленом облаке телепортации, исчез в рассветном воздухе.

Встала, звякнув гаечными ключами, эльфийка. Она дематериализовала дракончика, махнула рукой и пошла на восток, к Менетилу.

У тлеющих углей остался один лишь паладин. Было ли это на самом деле или встреча на холме ему лишь привиделась? Кто знает... Затоптав костер, гном долго стоял и смотрел на солнце, поднимающееся из-за гор.

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.7
проголосовало человек: 257
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования