КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ОРУЖЕЙНАЯ ПАЛАТА

Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (48) ноябрь 2005
вид для печати

Секиры и алебарды

Алебарду, как и арбалет, следует запретить,
ибо сие подлое оружие ставит смерда наравне с благородным сеньором.

Франческо Палуцци

Что такое секира?

Многие считают, будто это — примерно то же самое, что и топор. Ну, может быть, на древке подлиннее. Но нам незачем использовать два слова для одного и того же предмета, поэтому мы воспользуемся другим определением...

Топор, как и булава, «работает» своим весом в первую, вторую и третью очередь. Секира же сбалансирована так, чтобы давать своему носителю приличную свободу движений. Главная разница между топором и секирой — в балансе. Как следствие, большинство секир пригодны и для того, чтобы колоть; топор все равно не дает такой возможности, и делать ему заостренное вперед «перо» нет особого смысла.

Именно поэтому, кстати, среди восточных боевых искусств секире принадлежит гораздо более почетное место, нежели топору. В умелых руках она способна на большее.

Можно сказать, что секира — это гибрид между мечом и копьем: это будет немного неточно, но близко к истине. Протазан, о котором мы говорили в предыдущей статье, тоже можно отнести сюда, но он все-таки ближе к копьям. Алебарда — тоже, по сути, секира, но немного более разбалансированная и больше похожа на топор.

 

Если бы эта статья была написана по-английски, в ее заголовке стояло бы только одно слово: Polearms. Буквально это слово означает «оружие на длинном древке» (pole — шест), но ни копья, ни посохи, ни двуручные топоры сюда, как правило, не относят.

Это интересно: в описании восточных традиций нередко секирой называют и оружие... вообще без древка, вроде цзыу юаньян юэ — секирных клинков, у которых рукоять находится прямо между «рогов» клинка. Их носят как кулачное оружие, наподобие кастета. В принципе, это правильно: лезвие «топорного» типа, предназначенное для фехтовальных, а не грубо-силовых техник. Но в статье речь пойдет в основном о «классических» секирах.

Пик популярности секир в Европе пришелся на XIV—XVI века: это был асимметричный ответ пехоты на утяжеление рыцарской брони. Пробивная сила секиры намного выше, чем у меча, а маневренностью она значительно превосходит топор.

Алебарды и секиры нежно любимы авторами фэнтези — за их причудливый вид, а также за длинное древко и увесистое лезвие, которые заставляют подозревать в них Самое Крутое Оружие для настоящих мужчин. «Примитивность» копья сослужила ему дурную службу, сделав его малопривлекательным для писателя и для игрового художника; тогда как всевозможные глефы и нагинаты поражают воображение, и потому их с охотой и рвением вручают героям и — особенно — злодеям.

В дальнейшем в статье мы будем употреблять слово «секира» вместо «секира и алебарда».

За и против

Большинство секир позволяет делать почти все то же, что и копье — разве что длина у них в среднем поменьше, а баланс не позволяет всерьез задумываться о том, чтобы этакую штуку метнуть. Но — секира не оставляет своего владельца беззащитным, если противник ухитрился проскочить мимо наконечника, и к тому же отлично пробивает доспехи.

Пока строй сомкнут, секира мало чем превосходит пику (хотя и не слишком ей уступает). Но как только бой распадается на индивидуальные схватки, она показывает всю свою мощь.

Если верить кино, алебардой обычно со зверским выражением лица крутят над головой или, на худой конец, на уровне колена, отрубая всем подряд любезно подставляемые части тела — либо создавая вокруг себя область, куда никто не отваживается соваться (кроме главного героя, конечно). Это полная чепуха. В начале боя алебарду держат так же, как и пику, и даже потом двигают ею исключительно перед собой. Не то первыми пострадают союзники.

Итак, оружие этого типа начинает бой, прикидываясь пикой, а затем преображается во что-то вроде меча. В поединках и так далее его можно использовать и как подобие посоха с клинком на конце, но это — сравнительная экзотика и практикуется только на Востоке.

Внимание — миф: киногерои обожают брать секиру за кончик древка обеими руками, чтобы размахнуться пошире. На самом же деле ее, как и копье, берут так, чтобы расстояние между руками было до полуметра, и далеко не за самый конец, иначе тяжелое лезвие вообще не даст совершать какие-либо движения. Закон рычага никто не отменял.

Главная причина, по которой копья остались намного популярнее своих колюще-рубящих родичей: ими намного проще пользоваться (ну и стоят они дешевле). Чтобы научиться владеть секирой, нужна подготовка. Правда, не столь уж запредельная: недаром нагината, один из распространенных на Востоке видов секиры, считалась там иногда «женским» оружием, идеально подходящим для самообороны.

Для «многослойного» строя, характерного для пики, секира не подходит: ей нужно больше места для размаха, и действовать ею из заднего ряда в принципе невозможно. Зато она намного мобильнее, и если строй удержать не удалось, то ничего еще не потеряно. В строю она вообще не особенно нуждается и вполне подходит для индивидуального боя. В некоторых армиях было принято прикрывать секироносцами фланги строя пикинеров.

Герои 3, скриншот, 95KB
HoMM 3. В руках кентавра нечто замысловатое, но, несомненно, из рода алебард.

В целом, если копье — оружие в основном оборонительное, а топор — чисто наступательное, то секиру можно назвать комбинированным вариантом.

В работе против щита секирой можно пользоваться, как топором, только осторожно, чтобы не завязла. Она идеально подходит для удара по ногам: именно поэтому ею, как и большинством видов двуручного оружия, не замахиваются над головой, а водят понизу.

Как ни странно, секира пригодна и для верхового боя, хотя пику она вам в этом качестве нипочем не заменит. Однако рыцари очень любили возить с собой, в дополнение к пике, специальную конную секиру — бердыш; она отлично заменяла им меч. Так, у тамплиеров одно время это было стандартным вооружением.

Главный недостаток секиры по сравнению с двуручным мечом — невозможность скользящих ударов (рабочая только небольшая часть ее длины). Поэтому ею реже работают против кистей рук, а в основном действуют по ногам и корпусу. Зато она легче и позволяет более свободное движение рук по ней.

Следует ли вам вооружиться секирой, если вы планируете вести жизнь героя-одиночки? Это достаточно универсальное оружие, подходящее и против монстра, и против человека. Правда, в первом случае пика будет понадежнее — но уже алебарда выглядит в поединке с великаном или Ужасным Рогатым Медведезавром вполне достойно. Во втором, быть может, лучше меч и щит — но, опять-таки, длина секиры даст свои преимущества и заставит противника сосредоточиться на защите ног. А во всей красе она покажет себя против стаи какой-нибудь мелкой нечисти, вроде гоблинов, где даст вам занять круговую оборону не хуже, чем с посохом, причем ни одному гоблину не понадобится больше одного раза.

Напоследок предупрежу: многие виды секир требуют от носителя изрядной физической силы. Но не спешите отказываться от них, если ваша фигура слишком далека от шварценеггеровской: всегда можно подобрать что-нибудь себе по руке. Есть даже специальные «дамские» секиры.

Анатомия секиры

Секира состоит из древка (оно же ратовище), клинка (который иногда, как у копья, именуют железком, но это название устарело) и, почти всегда, противовеса.

Древко секиры — простая палка, изредка — с обмоткой, чтобы руки не скользили. Длина может колебаться от примерно 70-80 сантиметров (конные секиры) до 2,5 метров (строевая алебарда). Морская (абордажная) алебарда доходила даже до 3 метров. Боевая часть крепится на нее посредством заклепок или гвоздей.

Лезвие секир принимает самые разнообразные формы, но обычно имеет вид изогнутого клинка, не выдающегося далеко в сторону от древка. Причина тому очевидна: иначе прощай, баланс и возможность фехтовальных приемов. Секиру, слишком утяжеленную с одной стороны, трудно повернуть.

Guild Wars, скриншот, 93KB
Guild Wars. Нежить носит что-то вроде дадао или осадного ножа, здесь это называется алебардой.

Могут спросить, почему не сделать с другой стороны симметричный выступ, наподобие топоров-«бабочек». Делали, конечно, и так; но, во-первых, такая конструкция тяжеловата, а во-вторых, подлый удар в спину наносит закон сохранения момента импульса: крутанул секиру, а она продолжает проворачиваться по инерции. Нехорошо.

Нередко лезвие даже заходит существенно за ратовище, назад, тем самым служа противовесом самому себе.

В обязательном порядке передний конец лезвия заточен и приспособлен для колющих ударов (у алебард и некоторых других видов для этого служит специальный шип). Зачастую между лезвием и шипом (или древком) есть щель, которую настоящие мастера могут применять для захвата вражеского клинка; однако это очень непростой прием.

Со стороны, противоположной выгибу лезвия, часто делается крюк; он нужен затем, чтобы сбрасывать всадника с коня, а также порой для хватания за стенку или борт судна (у абордажных и осадных секир). Бывает и так, что с этой стороны расположен обычный обух, как у топора.

Длина рубящей части секиры может быть от каких-нибудь 6—10 сантиметров до полноценного мечевого клинка.

У многих секир есть выступ вниз от места крепежа, именуемый обычно косицей. Нередко его дополнительно крепят к древку обмоткой.

Наконец, противовес — это либо просто металлический набалдашник, либо шип, который можно использовать и для коварных ударов вторым концом секиры (есть такие техники), и для упора в землю, наподобие пики. Но главное назначение противовеса очевидно из названия: массивный клинок секиры на длинном древке без него был бы слишком неуклюжим. Безусловно, противовес практически никогда не бывает равным лезвию по массе: у секиры баланс не такой, как у посоха.

От алебарды до юэ

Настала пора обсудить самые популярные виды секир.

Нужно только сперва сделать одно предупреждение. Терминология старинного оружия — дело темное, потому что большинство оружейных теоретиков родом не из России. Этот прискорбный факт породил довольно много разночтений, и по любому терминологическому вопросу всегда можно найти «оппозицию». Помните, в прошлой статье мы обсуждали разницу между пикой и копьем? Такие споры ведутся чуть ли не о каждом названии, так что не удивляйтесь...

В первую очередь это касается переводов. Так уж вышло, что в русском языке заметно больше, чем в английском или французском, названий для ударного оружия (любили на Руси булавой помахать!), а вот с древковым — проблемы. А уж в тех далеких восточных краях, где секира пользовалась наибольшей любовью, терминов для ее разновидностей столько, что аж страшно делается.

Алебарда

Это итальянское слово обошло все языки Европы в XIV веке, благодаря швейцарским и итальянским наемникам, крайне убедительно продемонстрировавшим преимущества алебарды в бою с рыцарской конницей. Во Фландрии она получила название годендак.

Боевая часть алебарды состоит из длинного шипа, маленького лезвия-топорика и противостоящего ему крюка.

45KB
Алебарды из коллекции замка Детенице.

Обратите внимание на фотографию алебард замка Детенице. Правда, мало похоже на то, что мы с вами привыкли видеть в компьютерных играх или, скажем, на игральных картах? Шип вызовет уважение даже у строевых пик, а лезвие — вовсе не устрашающий полумесяц в полметра, а маленький топор, не больше туристского. А то, что рисуют обычно, пригодно для церемониальных нужд, но на врага с ним даже не думайте выходить. Уж лучше с ломом, все проще...

Впрочем, самые первые алебарды были действительно тяжеловаты (чуть ли не до пяти килограммов). Но это положение дел быстро исправилось. Характерная алебарда XVII века (а они были на вооружении вплоть до появления штыка, как и копья) весит менее двух кг. Впрочем, в этот период необходимость пробивать доспехи стала убывать.

Внимание — миф: у ряда фантастов популярен суперприем — тычковый рубящий удар алебардой. Подобная операция в самом деле доступна лишь великим мастерам фехтования, поелику передний конец топорика у алебарды не затачивается. Да и попасть в цель при тычке топориком, а не шипом, сумеет лишь избранник судьбы.

Алебарда произошла от строевой пики, отсюда и изрядная длина — около двух с половиной метров. Алебардиста в первую очередь учили именно копейным приемам: штыковая стойка, приставной шаг, укол. И только потом показывали, как стащить крюком рыцаря с его коня и как с маху пробить топориком броню.

В качестве оружия одиночки алебарда несколько уступает секирам с мечевым клинком, если только речь не идет о поединке с крупным зверем или великаном. Полные преимущества алебарды проявляются в строю.

Экзотическая разновидность этого оружия — морская алебарда на гигантском трехметровом древке, крюк которой был предназначен для того, чтобы уцепиться за борт корабля. Впоследствии она преобразовалась в абордажный крюк.

Бердыш

По поводу этого слова существуют разные мнения — кто-то считает его исконно польским (berdysz), кто-то — французским (bardiche).

Польский и русский бердыш — классическая секира, с длинным выдающимся вперед острием и примерно столь же длинной косицей, без крюка (простой обух). Длина древка — 140—180 см. Впоследствии, однако, древко бердыша сокращается, а острие отступает от древка, создавая нишу: это делается затем, чтобы бердыш, втыкаясь в землю, послужил подставкой для мушкета. Именно в таком качестве, почти полностью перейдя из секир в топоры, он прослужил оружием стрельцов вплоть до петровских реформ.

На Западе бердыш сократил длину древка еще в XII веке, а заодно и полегчал, сделавшись оружием всадника. Если помните, таким вооружался Бриан де Буагильбер из вальтерскоттовского «Айвенго».

Рыцарям, которым не посчастливилось сбить противника с коня копьем, тоже ведь нужно было что-то делать с его доспехами, а топор для всадника годится плохо: трудно удержаться в седле. Вот для таких случаев и служили бердыши (а на Руси для этого использовались булавы).

Конная секира прожила меньше пехотного бердыша по той простой причине, что с облегчением брони преимущество получили сабли и мечи.

Впрочем, были конные бердыши и у русских: у них они входили в экипировку драгуна. Но драгун — не настоящий кавалерист, он (в изначальном своем варианте) на коне только ездит, а в бою спешивается и использует бердыш точно так же, как и стрелец.

Глефа

Глефа, она же глевия (glaive) или совна — клинок мечевого типа, слегка изогнутый и заточенный с выпуклой стороны, на древке примерно в человеческий рост. Близкий родич японской нагинаты.

Внимание — миф: благодаря фантастам, которым очень нравится это экзотическое слово, глефой многие считают что-то очень странное, вроде двухконечной пики или алебарды. Но двухконечное оружие любимо только в Азии, а глевия — оружие европейское. И шипа на тыльной стороне у нее тоже нет — это совсем другое оружие: осадный нож.

Lineage 2, скриншот, 75KB
Lineage II. Двухконечные секиры и копья в фэнтези очень популярны. В жизни — увы.

Использовалась она в первую очередь для прикрытия стрелков (арбалетчиков и фузилеров). Английская йоменская пехота, как известно, состояла из лучников и копейщиков и побеждала во множестве сражений; впоследствии их тактику, с поправкой на менее профессиональное оружие (арбалет вместо лука) переняли французы и другие народы. Уже англичане порой брали вместо копья оружие с заточенной кромкой, ну а во Франции копье окончательно преобразовалось в глефу (впрочем, есть и другие версии о том, где это случилось впервые).

Популярна также точка зрения, что глефа — это просто коса, которую «выпрямили», то есть надели на древко не под прямым углом, а острием вперед. Возможно, это и так, хотя изначально такое оружие использовали не крестьяне, а профессиональные солдаты.

Это сравнительно легкая секира, маневренная, и потому во Франции и Германии XV века стала популярным оружием индивидуальных бойцов.

Гвизарма

Гвизарма, или гизарма (guisarme), обладает примерно таким же лезвием, как у глефы (только сильнее выгнутым и заточенным, как правило, с двух сторон), и дополнительным шипом «штыкового» типа. Шип и лезвие расходятся довольно далеко, что позволяет предположить, что ее прародителем были банальные сельскохозяйственные вилы.

По-видимому, гвизарма — единственная европейская секира, во владении которой весьма существенную роль играли захваты. Рубящие удары гвизармой применялись в первую очередь против лошадей — для перерезания сухожилий. Такое специфическое оружие возникло в XI веке, а потом постепенно уступило поле боя алебарде.

Внимание — миф: загадочное орудие с клинком наподобие глевы, который на конце образует крюк, зачастую (например, в D&D) называют гвизармой, но это вовсе не она, а порченная мукой и чародейством нагината. В бою такая штуковина малопригодна, потому как колоть ей нельзя, а для нагинатной техники она еще и тяжеловата.

Дадао

Знаменитый китайский «большой меч» («да» — большой, «дао» — меч с односторонней заточкой), в нашем понимании, скорее все же не меч, а секира. Это тяжелый клинок-шоудао, похожий отчасти на глефу, изредка — с шипом-полузахватом на тыльной стороне, водруженный на древко около 130 см. На противоположном конце древка — шип-противовес.

Дадао часто применялся с коня, хотя весом он заметно превосходил глефу и бердыш и вообще был приспособлен в основном под силовую технику. Его клинок обладал огромной пробивной силой и предполагал широкие, размашистые движения. Другими словами, техника дадао — редчайший случай — в самом деле слегка похожа на то, что можно увидеть в кино. Даже знаменитый прием удара снизу вверх, и тот вполне реален.

Люцернский молот

Отнесение к этой статье люцернского молота, он же вороний клюв (bec de corbin), он же гэ, многие сочтут излишней вольностью: дело в том, что у него нет рубящей части. Но вороний клюв — это вид не секиры, а алебарды. Просто топорик ее заменен на клинообразный чекан.

Люцерн — это один из кантонов Швейцарии, где впервые (в Европе) ввели в обиход такое оружие. Оно появилось примерно в одно время с алебардой и было весьма популярно до середины XV века, после чего тихо сошло на нет.

Внимание — миф: за люцернский молот часто выдают гигантский молоток на длинной рукоятке. Это чушь! Боевые молоты всегда сходят на клин, а плоские колотушки используются исключительно в домашнем хозяйстве!

Гэ — восточный аналог люцернского молота — отличается тем, что его шип отточен с обеих сторон, как клинок меча. Но, поскольку основные способы удара им — такие же, как у вороньего клюва (укол и удар чеканом), его можно счесть разновидностью того же оружия.

Нагината

Знаменитый восточный родич глефы, самый характерный образчик легкой, фехтовальной секиры. Лезвие ее — длинное и заметно изогнутое, но заметно менее массивное, чем у европейских секир, скорее типа катаны (и качества — соответствующего); крепится к древку не рабоче-крестьянскими гвоздями, а довольно хитро насаживается на него.

Появление нагинат относится ко временам значительно более древним, чем алебард и секир в Европе: примерно VII век нашей эры. А знаменитое нагината-до даже древнее, чем искусство боя мечом: первая школа нагинатного фехтования датируется 1168 годом, мечевого — 1350.

Изначально нагината была тяжелее (в чем-то похожа на дадао) и служила в качестве основного вооружения воина. Впоследствии же сделалась заметно легче и получила большую популярность, во-первых, как оружие монаха, во-вторых — как женское оружие. Девушки самурайского рода учились обращаться именно с ним.

Интересно, что предполагаемая историками причина облегчения нагинаты — как раз в появлении школы боя. Разумеется, упражнялись с легкими деревянными нагинатами, а не боевыми — и приемы оказались рассчитаны под них. Пришлось облегчать и сам клинок.

Сегодня нагината — спортивное оружие, весьма в этом качестве популярное в Японии.

Осадный нож

Coute de breche, он же fauchard, также иногда именуемый косарем — близкий родич глефы. Отличается он от нее шипом либо крюком на тыльной стороне лезвия. Изначально это был крюк, и смысл его — тот же, что у крюка на морской алебарде: цепляться за стену (и залезать на нее), отдирать куски ворот и так далее. Лезвие осадного ножа в длину имеет 40—50 сантиметров; при необходимости им можно пытаться ломать ворота. Ратовище подлиннее, чем у обычной глефы — обычно чуть менее 2,5 метров.

Шотландский вариант осадного ножа, более тяжелый и слегка напоминающий алебарду, называется локабером (lochaber).

В силу неведомых науке причин в играх семейства D&D под fauchard’ом обычно понимают боевые вилы.

Юэ

«Промежуточное звено» между топором и алебардой, китайская секира юэ значительно тяжелее большинства европейских алебард и больше походит на тот их вид, который обычно рисуют в игре. Тем не менее благодаря утяжеленному противовесом концу юэ вполне пригодна для секирных маневров, тем паче в китайском вкусе — с «посоховым» хватом.

Родичем юэ считается и крохотная «секирка» цзыу юаньян юэ, нечто среднее между топориком и кастетом, все «древко» которой помещается между концов лезвия.

Секиры в фэнтези

Хотя оружия этого класса в фэнтези — великое множество, именных или особо интересных образчиков среди них немного. Дело в том, что, по мнению большинства романистов, герою приличествует меч, на худой конец — топор (но без изысков), а вычурные клинки на длинном древке скорее подобают злодею или чудовищному огромагу.

Почему так? Не знаю. Быть может, их считают слишком «строевым», а не индивидуальным оружием (что не вполне правильно, а в мире, населенном крупными монстрами, — и подавно).

Сёгун, скриншот, 67KB
Конные секиры в «Сегуне».

Есть еще и проблема с определением периода в земной истории, которому соответствует игровой мир. Это — тема для отдельного и интересного разговора; но так уж сложилось, что все общество обыкновенно устроено по образцу примерно XVII века, а вот оружие пребывает в XIV, когда секиры только начинают свое победное шествие.

У Дэвида Эддингса в замечательной трилогии «Эления» один из главных героев, сэр Бевьер, в качестве любимого оружия применяет локабер (осадный нож, напомню). Все бы хорошо, да только бедняга машет им, сидя в седле. Представьте себе эту штуковину на двухметровой (минимум!) палке в руках кавалериста!

В «Победителе чудовищ» Брайана Кима секиру Кальб берут, когда собираются бить что-нибудь этакое большое и чешуйчатое. Как это — весьма логично — объясняет герой: «Дракон не окажет мне такой любезности, чтобы напороться на копье или подставить лапу под топор. А меч не пробьет чешую».

Любили и ценили секиры герои Юрия Никитина («Трое из леса»); однако в очередном романе Мрак, главный среди них секироносец, вдруг публично изменил любимому оружию, объявив, что «палица умеет больше». Правда, никак это не мотивировал.

Больше всего разнообразных секир (а также мечей, топоров, копий и всего остального) можно найти в романе Генри Лайона Олди «Путь меча».

Секиры в играх

В прошлой статье мы писали о роли в играх каждой конкретной разновидности пик и копий. С секирами такой номер не пройдет, причем по очень простой причине: в играх с ними царит невероятный кавардак, и оружие сплошь и рядом выглядит как одно, называется как другое, а действует — как третье. Я своими глазами видел игры, где bec de corbin и вороний клюв были разными вещами (даром что это просто прямой перевод!), где дадао объявляли... кинжалом, а нагината обзавелась лунообразным лезвием, причем закрепленным на древке за середину рогами вперед. А в одной пиратской локализации осадный нож был исправлен, видимо, программой-spellchecker’ом на... «досадный нож».

Несмотря на путаницу, секиры в играх представлены, и достаточно неплохо.

Стратегии

В стратегиях алебарда чаще всего оказывается самым совершенным оружием для обычной, «строевой» пехоты. Как правило, она увеличивает силу бойца без дополнительных штрафов на защиту или скорость боя (Master of Magic, Warhammer: Dark Omen...). Что, в общем, примерно соответствует правде жизни.

А вот плюсов против конницы, как ни странно, алебардистам не дают почти никогда. Все «плюшки» здесь достались пике. Приятное исключение — Medieval: Total War (там же у алебарды есть плюс по пробиванию доспехов).

Бывает и так, что алебарда оказывается усовершенствованной пикой (Heroes of Might & Magic IV...). Это тоже во многом правильно.

Секиру, путая ее с топором, делают обычно силовым, но медленным оружием; реже — снаряжением элитного бойца. В Shogun: Total War нагината — лучшее из видов древкового оружия для пехоты, дающее и отличную защиту, и очень неплохой атакующий потенциал. В Warlord Edition там появилась и конная нагината; похожей вооружались черные рыцари в Heroes of Might & Magic III.

Ролевки и боевики

В D&D (а потому — и во многих компьютерных ролевках, ведь даже не-D&D системы все равно возникли под ее влиянием) огромное множество секир. Правда... игроки их берут редко. Причина тому проста: многие способности воинов там заточены под конкретное «оружие выбора», а не под целый его класс. И при этом надо считаться с тем, что бойцу в таких мирах не подобает обходиться без магического оружия. А откуда знать заранее, что попадется в странствиях — глефа, гвизарма или, быть может, люцернский молот? А вот банальный до скрежета зубовного длинный меч найдется всегда.

Исправить дело совсем несложно: надо всего лишь разрешить общие навыки на целую группу вооружений. Примерно так сделано в Baldur’s Gate, и так, скорее всего, будет делаться в будущем (D&D тоже к этому идет).

В ролевках основное преимущество секир и алебард обычно — высокий урон, с недавних пор — также и дальность (в 3-й редакции D&D появилось понятие «длинного оружия»).

В онлайновых играх секиры и алебарды популярны: там очень часто базовый урон оказывается важнее всего.

В Ultima Online алебарда — рекордсмен по урону, что показывает, что там ее считают разновидностью тяжелого топора (дополнительное тому доказательство — плюсы на алебарду от умения рубить деревья). В итоге алебардистов в Ultima всегда было немало, а раньше это было, пожалуй, самое популярное оружие в игре.

Постепенно нарастает племя игр жанра action в средневеково-фэнтезийном антураже, но там пока секиры и алебарды находятся на правах бедных родственников (если вообще находятся). Даже в Jade Empire, знаменитой action/RPG на Xbox, секир «не завезли», хотя уж там-то им самое место.

Вообще, пока маловато достойных реализаций в компьютерных играх «продвинутых» школ владения секирами. Даже в единоборствах, где, казалось бы, их должно быть изобилие, клинков на древке почти не видно. В старичке «Будокане», правда, была дама с нагинатой, Миюки Хиросе, но владела она ею более чем посредственно. Есть нагинаты и совны в нескольких приставочных единоборствах, но все это довольно скудно.


* * *

Вероятно, новая эра для секир в играх наступит тогда, когда разработчики осознают, что секира — не столько силовое, сколько маневренное оружие.

А кроме того — это просто красиво.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
8.4
проголосовало человек: 484
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования