КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№11 (48) ноябрь 2005 , №12 (49) декабрь 2005
вид для печати

Бета-тестеры
Эпизод 8: Дело о пропавшем патриархе

40KB

Логово бета-тестеров

11 сентября, 09:32 реального времени

- Установилась?

- А куда она денется, зараза... так... настройки... Это понятно... Вот! Генератор обстоятельств дела. Количество свидетелей, количество линий расследования, элемент криминальный, элемент... Хм. Элемент мистический. Это еще что за чертовщина?! Тип преступления... Кража, хищение, хищение в особо крупных размерах... Не характеристика, а уголовный кодекс какой-то.

- Ксен, ставь убийство, за него больше дают!

- Угу... Так... Окружающая среда. Хм. Начиная от первобытнообщинного строя и до футуристического общества. Есть пункт "Custom".

- Давай-ка.

- Так... Правовые нормы...

- Настраивай так, чтобы о гражданских не сильно заботиться!

- И презумпцию невиновности убери.

- Какая разница, виновного все равно найти надо...

- Привет, ребята!

Тестеры, сгрудившиеся у компьютера, синхронно вздрогнули и, развернувшись, дружно загородили спинами экран. Внучка, стоя на пороге машинного зала, с подозрением разглядывала эту композицию.

- Что это вы там делаете?

- Ничего! - хором ответили тестеры.

- Врете, - уверенно заявила Внучка. - У вас физиономии, как у школьников, которых на уроке информатики застукали за тетрисом. Дайте-ка угадаю. Вы там "Преступление и наказание" ставите, да?

- С чего это ты взяла? - высунувшись из-за широких спин товарищей, хмуро поинтересовался Ксенобайт.

- Да все очень просто. Во-первых, вчера "Самара Софт" вывесила на своем сайте результаты первого месяца официального существования игры. Никто так и не прошел ее до конца. Во-вторых, первому, кто честно раскрутит преступление и отошлет лог, обещан денежный приз. В-третьих, я тут уже минуты три стою и слушаю ваше бормотание. У какой еще игры могут быть такие настройки?

- Ладно, убедила, - процедил сквозь зубы Банзай. - И что?

- И ничего! - ухмыльнулась Внучка. - Я с вами иду.

Тестеры переглянулись.

- Внучка, - дипломатично начал Банзай. - Извини, но тут дело такое... Мы, это, так сказать, для личного... э-э-э...

- Обогащения, - подсказал Мак-Мэд.

- Да! То есть нет! То есть...

- Делиться не хотите, - насупилась Внучка.

- Да! - синхронно кивнули тестеры.

- Тут сложность напрямую зависит от количества участников, - извиняющимся тоном проговорил Банзай, разведя руками. - Ты ведь понимаешь, что утереть "Самаре" нос - наша святая обязанность?

- Все никак им "Королевский турнир" простить не можете? - ухмыльнулась Внучка. - Ладно, а если я приведу три веских аргумента в пользу своего присутствия?

- Это какие же? - с опаской спросил Ксенобайт.

- Поликарпыч обещал удвоить приз от "Самары Софт" и прибавить его к обычному гонорару тому, кто напишет статью по первому полному прохождению "Преступления". Это раз. Отдельно он сказал, что сделает это, даже если это будет ваш гонорар, - это два. И третье...

Тут Внучка нахмурилась и грозно оглядела тестеров:

- Вы что, на приключения без лучшего друга собираетесь?!


Домен Санта-Крус

11 сентября, 09:54 реального времени


- Ну что? Все здесь?

- Да все, все...

- А почему темно?

- Мир генерируется.

- Долго генерируется...

- Винт завывает, как бешеный, - пожаловался Ксенобайт. - Я как представлю, какими объемами он сейчас информацию лопатит...

- О, кажись... Так, все приготовились...

Мигнув, появился окружающий мир. Тестеры огляделись вокруг... потом оглядели друг друга. Потом все уставились на Ксенобайта.

- Слышь, кнопкодавитель, - с тихой угрозой спросил Махмуд. - Ты куда нас зарулил, вообще? Опять "Фоллаут"?

- Да не похоже это что-то на "Фоллаут", - пробурчала Мелисса.

Вся компания, не исключая Внучку, была одета в длинные, до земли, балахоны из тяжелой ткани, напоминающие рясы монахов-доминиканцев - только почему-то камуфляжной расцветки.

- Ты какие параметры выставил, зараза? - спросила Мелисса.

Программист пожал плечами.

- Ну... э-э-э... Убийство... Самодельная законодательная база... Набрал там чего попроще...

- Но почему средневековье?! - грозно спросил Банзай, обводя рукой окружающий унылый пейзаж.

- Да и на средневековье это не сильно похоже, - пробурчала Внучка, указывая пальцем куда-то вдаль, где на готической башенке был хорошо заметен поставленный на турель пулемет.

- Какой бардак, - вздохнул Мак-Мэд.

- А что вы хотели от общества, где нет презумпции невиновности, но есть развитая система экспертизы?! - огрызнулся Ксенобайт. - Говорил же, надо готовый пакет брать!

- Ребята, да ладно вам, - махнула рукой Внучка. - Пошли, узнаем, что тут вообще происходит.

Тестеры прошли через мост и оказались перед солидными воротами. Оглянувшись по сторонам, Ксенобайт, не найдя иных альтернатив, пнул их ногой. Спустя пять секунд открылась небольшая калитка, из которой выскочил плюгавый мужичок.

- Хвала Единому! Мы вас так ждали, господа, так ждали...

- Короче, - холодно буркнул Банзай.

- Все готово, - отрапортовал мужичок.

- Что готово? - уточнил Ксенобайт.

- Все! - уверенно заявил абориген.

- Подробнее.

- Ваш офис, рабочие помещения, архив, пакеты с распоряжениями из Центра.

- Что за распоряжения?

- Не могу знать, распоряжения секретные.

- Молодец! Орел. Веди.

Минут десять тестеры брели через живописнейший поселок - дикую смесь средневековья и какого-то мрачного урбанистического мракобесия. Деревянные избы спокойно соседствовали с бетонной коробкой бункера и каменным зданием, стиль которого едкий Ксенобайт тут же определил как "спартанскую готику".

- Обратите внимание, - словоохотливо объяснял мужичок. - Слева - памятник архитектуры эпохи Глобального Конфликта.

- Вон тот бункер?

- Так точно. В народе он зовется Живодерней. Там работают наши мастера-дознаватели. Профессионалы высшей категории, старший палач мастер Казимир и его подмастерье Малх Угрюмый. Очень способный паренек, очень... А вон там - это наш храм, резиденция патриарха Бенедикта. А вот, кстати, и ваша новая резиденция.

- Тоже бункер?

- Точно так. Есть отдельный подземный ход в Живодерню, камеры предварительного и постоянного заключения, кабинеты, бараки, два пулеметных гнезда. Все по высшему разряду.

- Слышь, мил человек, - буркнул Махмуд. - А ты сам-то кто будешь?

- Я? Я местный участковый инквизитор, на время вашего пребывания в Санта-Крус поступаю в ваше полное распоряжение...

- Участковый, значит, - кивнул Ксенобайт. - Зовут-то тебя как?

- Гугл.

- Понятно. Ну, Гугл, спасибо за экскурсию. Жди тут.

Тестеры, спустившись по ступенькам, проникли в бункер. Внутри оказалось сумрачно, но уютно. На обширном письменном столе лежал красный пакет. Мелисса, оглядев со всех сторон и проверив печати, вскрыла его и углубилась в чтение.

- Ну, коллеги, - наконец саркастически сообщила она, - поздравляю. Мы, оказывается, рота инквизиторов!

- Это мы уже догадались, - поморщился Ксенобайт. - Кого убили-то?

- Сейчас... Ага, вот. "...Направляются для обеспечения порядка и личной охраны патриарха домена Санта-Крус Бенедикта в связи с проведением ежегодного Съезда Работников Церкви...", и так далее и тому подобное. Про трупы пока ни слова.

Тестеры переглянулись.

- Та-ак. Ксен, ты точно "убийство" в настройках проставил?

- Точно.

- Тогда труп скоро появится. И я даже подозреваю... Гугл!

- Здесь, вашблагородие!

- А устрой-ка нам встречу с патриархом, - прищурившись, попросил Банзай.

- Сей секунд, вашблагородие!

Домен Санта-Крус

Храм

11 сентября, 10:18 реального времени

Кажется, пятнистые балахоны тестеров внушали местным ботам сильное уважение. Процессия во главе с семенящим Гуглом пересекала внутренний двор храма, когда по нему вдруг прокатился душераздирающий вой.

- Это еще что?! - сурово нахмурился Ксенобайт.

- Не обращайте внимания. Это из богоугодного заведения при храме... Скорбящие разумом маются.

Вой не прекращался.

- Долго маяться-то будут? - недовольно поморщился Махмуд.

- Да нет, сейчас братья-санитары подойдут... Утешат скорбного.

Вскоре действительно вопль резко оборвался.

- Слышь, Гугл... И что, много в заведении... скорбящих?

- Десятка с полтора наберется.

- Буйные есть?

- А как же! Есть. Токмо их в подвалах содержат, там им спокойнее...

- Вот и ладненько. Ну, где патриарх-то?

- Должен быть тут, - растерянно почесал затылок участковый.

- Но налицо факт отсутствия. А ну-ка... Эй, монах! Поди сюда!

Проходивший мимо монах в коричневой рясе резво подбежал к тестерам и услужливо подался вперед.

- Патриарха не видал?

- Никак нет. Его пресвятейшество...

- Пре... кто?! - удивилась Внучка.

- Пресвятейшество, - терпеливо повторил монах, - изволили отбыть.

- Куда?

- Сие мне не ведомо. Говорят - в Живодерню направился...

- Куда?! - изумились тестеры.

- Давно ушел? - деловито спросил Банзай.

- Часа два как. Волнуемся, через полчаса делегацию из соседнего домена принимать, а его пресвятейшества - ни слуху, ни духу...

- И вы молчите? - сурово спросил Ксенобайт.

- Так ведь... Мое ж дело маленькое... - сконфузился монах.

- Так. Монаха в КПЗ. Следственная группа - в Живодерню!

Домен Санта-Крус

Живодерня

11 сентября, 10:32 реального времени

- Заметьте: от Храма до Живодерни - четверть часа ходу, плюс-минус три минуты... - пыхтя, проговорил Ксенобайт. - И местное время, кстати, совпадает с реальным!

- С чего ты взял?

- Вон на той башне часы видны. Махмуд, стучи!

- Откройте, инквизиция! - заорал Махмуд, дубася в дверь кулачищем.

В стальном люке бункера приоткрылось окошечко. На тестеров взглянула пара грустных карих глаз.

- Кто т-там?

- Гражданин Казимир? - сурово спросил Махмуд.

- Это я.

- Открывайте, следственный отдел Святой Палаты.

Раздался скрип. Люк бункера со скрежетом отворился. На пороге стоял сухощавый, давно не бритый мужчина с наивной кудрявой шевелюрой. Застенчиво улыбнувшись, Казимир приглашающе махнул рукой.

- А скажите, почтеннейший, - вкрадчиво проговорил Ксенобайт. - Не заходил ли к вам, случаем, его прео... э-э-э... пресвященс... Тьфу... патриарх не пробегал, в общем?

- А-а, его пресвятейшество патриарх Бенедикт?

- Именно.

- Не, не пробегал.

- Точно?

- Мамой клянусь.

- Серьезно. А вы, значит, тот самый мастер Казимир, да? Будем вместе работать.

- Конечно, я так рад, в любое время...

- Все назад...

Тестеры вышли на улицу.

- Ксен, ты чего?! - прошипел Банзай. - Дедуля явно темнит!

- Темнит, - кивнул Ксенобайт. - А ты его подмастерье видел?

- Нет.

- И я не видел. А коридор длинный... и темный. Хочешь, чтоб тебе из темноты кто-то по башке хряснул?

- Думаешь...

- К тому же мы не с того начали. Пока, что бы там ни говорилось, будет наше слово против его. Заходил? Не заходил. Врешь? Не вру. И болт...

- И что предлагаешь?

- Значит, так... Я сейчас дую обратно в Храм и начинаю все по науке: кто последний видел патриарха, что говорил, куда пошел... Махмудыч, стой здесь. Если Казимир куда высунется - дезактивируй его и тащи в КПЗ. В крайнем случае - потом извинимся. Мелисса, Банзай, дуйте в контору - копайте архивы. Мак, прикроешь меня, на всякий пожарный?

- А то!

- А я?! - обиженно спросила Внучка.

- А ты у нас пока за пейджер будешь. Побежали.


Домен Санта-Крус

Офис следственного отдела - Живодерня

11 сентября, 11:02 реального времени


Входная дверь "офиса" тестеров хлопнула, по ступенькам кубарем скатилась Внучка. Банзай с Мелиссой высунулись из-за бумаг.

- Ну?!

- Дуем в Живодерню, Казимира брать!

- Рассказывай! - уже на бегу велела Мелисса.

- Нашли... Последней патриарха видела некая Мария...

- Монашка?

- Не! Пациентка.

- Буйная?

- Тихая. Ее даже погулять выпускают, регулярно, а она санитарам по больнице помогает.

- И что?

- Говорит, утром Казимир, зараза, встретил ее недалеко от храма и просил передать приглашение патриарху забежать к нему, в Живодерню.

- Нафига?

- Она не знает. Сказали передать - она и передала.

- И что? Патриарх пошел?

- Неизвестно. Если и пошел - не сразу. Но, судя по всему, пошел.

- А палач об этом ни гу-гу... Забавно, - потер руки Банзай.

- Еще как...

У дверей Живодерни компанию уже поджидали Ксенобайт и ходоки.

- Мак, поди-ка сюда, сделай испуганное лицо... Махмуд, прихвати его за шиворот. Хорошо...

Программист вежливо постучал в дверь.

- Кто там?

- Это снова мы. Мы хотели бы задать кое-кому пару вопросов...

Окошечко открылось. Из него на тестеров угрюмо глянула пара черных глаз. Мак-Мэд слабо трепыхнулся в руках Махмуда.

- Угу... Эт вы по адресу... - пробубнил кто-то, открывая дверь.

Как только люк приоткрылся, Махмуд, отшвырнув в сторону Мак-Мэда, сцапал пыхтящего над засовом субъекта.

- А ну к стене! Руки за голову, ноги расставить, мордой в бетон! В бетон, я сказал!

- Младший дознаватель Молх Угрюмый? - ледяным тоном вопросил Ксенобайт.

- В точности так, - булькнул незнакомец.

- Гражданин Угрюмый, вы задержаны до выяснения личности. Как я уже говорил, у нас есть пара вопросов... к вашему шефу. Где он?

- В кабинете оне... Дык это...

- Чего?

- Насчет личности... Дык Молх я, Угрюмый!

- Докажи!

- Дык как это?

- Ежели Угрюмый, значит, знаешь, где кабинет?

- Дык!

- Веди.

Младший палач, что-то бормоча под нос, повел тестеров по коридору. Вскоре они оказались в залитой кровью пыточной камере. Ксенобайт, поморщив длинный нос, проговорил:

- И снова здравствуйте, почтенный Казимир. Грязно тут у вас...

- Так работаем, - нервно проговорил палач, ткнув пальцем в висящего на дыбе мужика.

- Ну ладно. А скажите, Казимир, зачем следствию-то врали?

Палач вопросительно округлил глаза.

- Около получаса назад вы утверждали, что не видели сегодня патриарха Бенедикта. Так?

- Истинно так.

- А у нас есть свидетель, который утверждает, что вы приглашали его к себе по какой-то надобности. Скажете, не так?

- Отчего же... Именно так, - пожал плечами палач.

Ксенобайт коварно сверкнув глазами, открыл рот... и так и остался стоять.

- Прокол, Ксен, - уныло буркнула Мелисса.

- Так он ко мне и не зашел, - развел руками палач. - Видать, не нашел времени-то...

- Почему же вы не упоминали об этом раньше? - хмуро проворчал Ксен, понимая, что раунд, в общем-то, уже проигран.

- Так вы не спрашивали. Заплечное ремесло - оно точности формулировок требует.

- А за какой такой надобностью вам патриарх понадобился?

- А-а, да вот она, надобность, на дыбе висит...

- Кто таков?

- Еретик. Только слаб я в подобных хитростях, вот и позвал патриарха нашего, дабы посоветоваться с ним...

Ксенобайт угрюмо уставился на еретика. Тот уныло замычал.

- Чего мычит?

- Язык я ему прижег. Оченно раскаянию способствует.

- Это точно, - проворчал Ксенобайт. - А что еще?

- Пальцы, значица, тисками плющили, на дыбе катали... Железо каленое прикладывали... Все, кажись.

- И как, сознался?

- Сознался, с превеликой радостью сознался...

- Ну и ладно. Вам, гражданин Казимир, устный выговор без занесения в личное дело за безынициативный подход к жизни. И за антисанитарию на рабочем месте.

- Помилуйте, ваше благородие, каждый вечер моем! - жалобно взвыл палач.

- Моете?!

- Мамой клянусь!

- Ладно, я проверю. И впредь, пожалуйста, сообщайте о важных деталях, относящихся к делу, не дожидаясь бросающих тень на ваше имя сомнений.

Домен Санта-Крус

Офис Следственного Отдела

11 сентября, 11:02 реального времени

- В общем, так, - уныло буркнул Банзай. - По горячим следам преступление раскрыть не удалось...

- Ну, этого следовало ожидать, - вяло заявил Ксенобайт, - неинтересно, если игра закончится на втором часу...

- А если ты это знал, - ехидно заметила Мелисса, - нафига было нам портить отношения с местными кадрами? Спорим, теперь расценки у Казимира взлетят вдвое?!

- Ладно, бойцы, хорош нудить, - поморщился Банзай, - итак. Что нам дала вся эта афера?

- Фактически - только время преступления. Патриарх пропал между восемью, когда его видела Мария, и десятью, когда мы начали расследование.

- Два часа виртуального времени, - поморщилась Мелисса. - Ладно, уже что-то.

- Что у нас в архиве на патриарха?

- О, много всего, - оживилась Мелисса.

- У кого мог быть мотив? - жадно спросил Ксенобайт.

- У половины домена, - вздохнула Мелисса. - Патриарх вел бурную жизнь. За последние два года успешно пережил восемь покушений. Ему два раза резали горло, пытались заразить чумой, поджигали вместе с храмом... Отделался подагрой.

- Живучий, гад.

- Точно. Итак, по списку. Ну, естественно, люто ненавидели его местные астрологи и прочая шушера. Говорят, подпольная гильдия некромантов вынесла ему смертный приговор: обещала напустить на него демона. Дальше - мутанты.

- Кто?!

- Мутанты, - спокойно пожала плечами Мелисса. - Сгенерил ты нам, Ксен, мирок, опустившийся до средневековья после ядерной катастрофы. Так вот, мутантами здесь называются все, кто подолгу живет вне поселков-доменов. Есть среди них нормальные люди, но есть и... хм... полные мутанты. Местный аналог террористов.

- Ладно, идем дальше.

- Дальше - криминальные структуры, которым наш патриарх не раз перекрывал кислород "волею божьей". Взяток не берет... Ну что с таким делать?

- А чего взяток не брал? Идейный?

- Не. Долю хотел.

- Кто еще? Еретики?

- Нет, последнего еретика в здешних краях сожгли на прошлой неделе. И тот залетным оказался.

- Это как?

- Да путешественник какой-то... Судя по всему, из мест, где сохранилось более цивилизованное общество, скорее всего - какое-то убежище с остатками довоенной культуры.

- Во как... И что?

- И все. Прибыл сюда год назад. Лечил людей. Лечил, лечил, потом был признан еретиком и сожжен.

- Вариант мстителей с родного хутора?

- Возможен, хотя маловероятен. Еще варианты?

- Я знаю! - встряла Внучка. - Психи! Буйные из местного дурдома сделали подкоп и зарезали кардинала!

- Патриарха, - машинально поправил Ксенобайт. - Ну, если исключить душераздирающие подробности насчет подкопа - вполне себе версия. Еще?

- Еще - версия "а был ли мальчик", - задумчиво проговорил Мак-Мэд.

- В смысле?

- С чего мы решили, что патриарх мертв? Труп кто-нибудь видел? В конце концов - найдем труп, многое станет ясно.

- Дельное замечание, - кивнул Банзай. - Ладно. Ксен, проработай местных шарлатанов, найди некромантов, вам есть о чем пообщаться. Может, кроме демона, у них что посерьезнее в кармане есть. Мелисса, под прикрытием Махмуда прорабатываете мутантов и криминальные структуры.

- А я, а я?! - завопила Внучка.

Банзай почесал в затылке.

- Держись-ка ты поближе к Ксенобайту. А то, знаешь ли... Инквизиторов, как я подозреваю, тут не любят.

- Нетушки! Я буду прорабатывать линию маньяков из сумасшедшего дома! И буду работать под прикрытием!

Внучка стянула с себя пятнистый балахон, оставшись в неприметной городской одежде.

- Что ж, может, это и мысль, - кивнул Банзай. - Мак, тебе остается линия еретиков и поиск трупа. А теперь, товарищи...

Банзай, достав из кармана небольшой ключ, подошел к неприметному шкафчику, внутри которого оказалась оружейная стойка.

- Попрошу разобрать табельное оружие, - сурово предложил он, - и получить стартовый капитал на текущие расходы.

Домен Санта-Крус

13 сентября, 14:18 реального времени

Ксенобайт прохаживался взад-вперед перед выстроенной на площади перед храмом виселицей на девять персон.

- Значит так, орлы, - ледяным тоном произнес он, - вас тут десять человек. Вернее - не человек, а десять бандитов и расхитителей государственной собственности. По законам постапокалиптического времени вы все приговорены к смерти. Однако, как видите, у нас тут установлена устаревшая модель агрегата, способная обслужить лишь девять клиентов за раз. Поэтому объявляется конкурс. Я знаю, что в городе ведет богопротивную деятельность секта некромантов. Я также знаю, что для всяческих мерзких ритуалов им необходимы весьма экзотические реагенты, вроде трупов - как в сборе, так и по частям, - редких трав и других странных штук. Еще я знаю, что многие из вас, в силу жадности и беспринципности, частенько подфарцовывали вышеозначенными материалами. Итак, тот, кто расскажет мне, где найти живого некроманта, будет помилован.

Десять приговоренных преступников стояли, клацая зубами от страха. В глазах у них плескалась безнадежная тоска. Выждав пару минут, Ксенобайт вздохнул:

- Очень жаль. Каждый из вас, конечно, думает: "Петель-то всего девять... Авось проживу на минуту дольше других". Согласитесь, это было бы свинством по отношению к вашим товарищам. Так что... - Ксенобайт извлек из широкого рукава рясы шелковый шнурок и ловко накинул его на горло ближайшему боту. Тот в ужасе захрипел, пару раз, выпучив глаза, трепыхнулся и обмяк.

- Приступайте, - сматывая шнурок, махнул программист стражникам.

- Все зверствуешь? - неодобрительно покачала головой Мелисса.

- Зверствую, - кивнул Ксенобайт. - И буду зверствовать, пока каждый встречный бот не будет мочиться от страха при виде моей скромной персоны. Очень работу облегчает.

- В особенности при том, что мастер Казимир все еще отказывается принимать наши заказы, - вздохнула Мелисса.

Ксенобайт глухо зарычал. Стражники тайком сложили пальцы в знак, отгоняющий нечисть.

- Думаю, тебя порадует, что тебя боятся даже мутанты. Я имею в виду, разумеется, рейдеров, которые не боятся ходить в руины за патронами и артефактами. А что касается собственно мутантов, то они вообще страха не ведают и боятся всего двух вещей: товарища Мао Цзе Дуна и следователя Ксенобайта.

- Кстати... - оживился Ксенобайт.

- Рейдеры отпадают, - покачала головой Мелисса. - Когда патриарх начал их гонять, они просто плюнули и перестали заходить в домен.

- А мутанты?

- А вот тут дело сложное. В свое время его пресвятейшество умудрился публично сжечь их шамана. С одной стороны - смертельное оскорбление всему племени, с другой - он доказал, что он более сильный шаман. Быть может - сам товарищ Мао. Единственный, кто мог хотя бы задуматься о том, чтобы поднять на него руку, - другой шаман. Воины пасуют. А если бы кто-то из них умудрился ухайдакать патриарха - он бы раззвонил бы об этом на всю степь. Да и, честно, не представляю я, как мутант мог бы незаметно появиться в домене. Я проверяла: ворота охраняются, народ боится их до чертиков. Стоит кому-то из них подойти к городской стене - линчуют на месте. Стараниями патриарха, кстати: тот когда-то объявил, что мутанты разносят невидимую смерть - радиацию.

28KB

- А что криминальные структуры?

- Ночное Братство не раз получало заказы на голову патриарха. Собственно, большинство ранних покушений - их работа. Но бизнес оказался невыгодным: после каждого покушения клиентам приходилось не только возвращать деньги, но и выплачивать компенсацию... В общем, после поджога храма, что вызвало глубокий общественный резонанс, был введен мораторий. Братство на протяжении полугода не принимало заказы на Бенедикта.

- То есть - пустышка?

- А вот как бы не так! - усмехнулась Мелисса. - Говорят, за три дня до исчезновения патриарха один из местных боссов, Шмыт Кардан, хвастался, что патриарх теперь полностью в его руках, и собирался поквитаться с ним "за все хорошее". Со дня на день я должна получить выходы на этого Шмыта... Кстати, говорят, в последнее время патриарх никуда не выходил без телохранителя.

- Телохранителя?

- Угу. Брал с собой кого-нибудь из крепких монахов. Один из них, брат Бато, исчез в тот же день, что и патриарх...

Неожиданно позади Ксенобайта из кривого переулочка выскользнула тень, завернутая с ног до головы в серый плащ. На солнце блеснула отточенная сталь кинжала. В руках Мелиссы, точно по волшебству, оказались два тонких стилета, но тут из-под плаща молниеносно развернувшегося Ксенобайта что-то громыхнуло. Ксенобайт пошевелил осевшее тело носком сапога и задумчиво перезарядил обрез двустволки. Мелисса с завистью проводила агрегат взглядом.

- Слушай, где ты его достал?

- Места знать надо, - вяло буркнул Ксенобайт.

- А как у тебя получается так быстро его выхватывать? Где ты его вообще держишь?

- Потом объясню... Кстати, Мелисса... А сколько нынче берут в Братстве за мою голову?

- Четыре тысячи, - пожала плечами Мелисса. - И курс растет.

- Черт... Каждое покушение обходится мне в два патрона. Слушай, с этим надо завязывать. Либо выходить на рейдеров и закупать у них патроны по оптовым ценам. Ладно, пошли в контору, послушаем, что там Внучка накопала...

Домен Санта-Крус

Офис Следственного Отдела

13 сентября, 14:37 реального времени

Спустившись в бункер, Ксенобайт с Мелиссой с удивлением застали там горько рыдающую Внучку.

- Та-ак... Что случилось? - нахмурился Ксенобайт.

- Ничего страшного, - заверил Банзай. - Просто Внучка маленько расчувствовалась!

- Скотина был этот патриарх! - шмыгая носом, проговорила Внучка. - Просто скотина!

Ксенобайт устало стащил с себя рясу, под которой обнаружилась потертая армейская "разгрузка", приспособленная для потайного ношения нескольких кинжалов, кастета, нагайки и пресловутого обреза вместе с патронташем. Мелисса с уважением покачала головой.

- Ну, рассказывай. Что он там натворил?

Внучка вместо ответа шумно высморкалась.

- Банзай, поясни. Минимум лирики, максимум цинизма, - попросил Ксенобайт.

- В общем, на фоне всевозможных гадостей и подлостей у нас тут, оказывается, еще и романтическая история любви прорезалась. Весь сумасшедший дом гудит. Говорят, одна из пациенток влюбилась в молодого парня... Парень ее, как водится, тоже полюбил. Обещал увезти из города. Да вот, на беду, патриарх тоже оказался неравнодушен к молодой пациентке...

- А что, целибат тут не в моде?

- В моде, так что патриарх занял позицию "сам не ам и другому не дам".

- Свинья, конечно... И что?

- И все. Парня в расход пустили. Это, кстати, был тот самый еретик.

- За любовь пострадал, значит... - вздохнула Мелисса.

Наверху заскрежетала дверь. В офис вошел усталый и раздраженный Мак-Мэд.

- Ну? - с интересом спросил Банзай.

- Тьфу. Разузнал я историю этого вашего "последнего еретика". Гуманист хренов... В общем, как и записано в архиве, явился он сюда около года назад и начал: не так живете, не туда плюете, все люди братья. Типичный миссионер. Ну, его сначала в дурку определили. Явный псих, но тихий...

- О, вот как они познакомились! - кивнул Ксенобайт.

- Кто?! - удивился Мак-Мэд.

- Э-э-э... Продолжай, не обращай внимания.

- Так вот. Так бы ему и сидеть там, да оказался наш парень хорошим лекарем. Сказали - мол, блаженный. А блаженным многие странности простить можно. Уносить бы парню ноги подобру-поздорову, так нет, что-то его задержало. Рассказывал про какой-то город-сад, где все добрые, умные и такие культурные, что даже матом не ругаются.

- Правильно, он и девушку свою обещал туда увезти! - встряла Внучка.

- Какую девушку? - подозрительно спросил Мак-Мэд. - А, ладно. В общем, потом на него чего-то взъелся патриарх. Результат вы знаете.

- Очень душещипательно, - резюмировал Ксенобайт. - Но хотелось бы раскопать что-нибудь полезное...

- Можно и полезное, - кивнул Мак-Мэд, вытаскивая из-под рясы небольшую шкатулку. - Прошу!

Все заинтересованно склонились над шкатулкой. Мак-Мэд жестом фокусника откинул крышку. Внучка с визгом отскочила в сторону. Ксенобайт брезгливо поморщил нос.

- Ф-фу-у... Что это за гадость?!

- Погрызенная крысами кисть руки, - любезно подсказал Банзай.

- Нафига ты сюда эту... Постой-постой... неужели...

- Именно! Гугл и еще несколько свидетелей опознали перстень патриарха. Это его рука. В канализации под городом обнаружены и другие фрагменты расчлененного тела. Не хватает пока головы, левой ступни и таза (наверное, цензурой вырезали). Поздравляю, господа! Похоже, у нас орудует маньяк.

- Внучка, - вздохнул Ксенобайт. - Самое-то главное... Побеги из дурдома были?

Внучка задумалась.

- Нет, не было.

- На этой романтической ноте предлагаю версию о маньяке-расчленителе считать закрытой.

Домен Санта-Крус

Офис Следственного Отдела

14 сентября, 11:34 реального времени

- ...Пострадавший, гражданин Бенедикт, в сопровождении гражданина Бато покинул место государственной службы... Черт, даже время преступления мы знаем с погрешностью в два часа... Ладно, пишем - около восьми ноль-ноль... - Банзай вздохнул и снова уткнулся в стопку бумаг из архива.

По ступенькам скатился Ксенобайт. Не здороваясь, плюхнулся за стол и зарылся в груду поступивших с утра доносов.

- Ксен, - сонно пробормотала Внучка. - А психи сегодня ночью демона видели...

Программист замер. Из его пальцев вывалился свиток с доносом.

- Где?!

- По улице крался... Говорят - стра-ашный... Рогатый, со свиным рылом, и хвост сзади... Это их глючило, наверное...

- Кто видел?! - завопил Ксенобайт, вскакивая из-за стола.

Внучка обеспокоенно глянула на программиста.

- Да что ты так распереживался? А...

Ксенобайт пулей вылетел из кабинета.

- Ну вот, - расстроилась Внучка. - Теперь он весь сумасшедший дом на уши поставит...

Дверь снова хлопнула. На этот раз в помещение ворвалась Мелисса.

- Где Махмуд?! Махмуд! Бежим скорей!

- Что случилось? - нахмурился Банзай.

- Я нашла этого Шмыта! Он сейчас в кабаке! Надо его брать, пока тепленький...

- А Ксенобайт за некромантом побежал... - задумчиво проговорила Внучка.

- Ха! Суеверия все это... Ксен тащит пустышку. Махмуд, за мной!

Банзай, проводив девушку взглядом, решительно отодвинул в сторону пергамент, на котором он все утро порывался писать рапорт.

- Внучка - готовься. Сейчас начнется, - солидно предрек он.

- Что начнется?

- Одно из двух. И Мелиссу, и Ксенобайта одолел охотничий азарт. Либо они сейчас найдут убийцу, либо разнесут этот городишко вдребезги пополам. Ксен начнет репрессии...

Внучка с тревогой глянула в сторону двери. Минут через десять в офис, точно ураган, снова ворвался Ксенобайт.

- Мы их накрыли! Внучка! Внучка, дай я тебя поцелую!

- О-ой, я лучше в другой раз, - пискнула Внучка, глянув на Ксенобайта. Глаза у того горели багровым огнем азарта, длинные пальцы шевелились, как будто непрерывно что-то хватая.

- Готовьте допросную! Мак! Махмуд... Где Махмуд?!

- Пошел с Мелиссой какого-то уголовника брать.

- Черт, ну почему именно сейчас?!

- Ксен, только не говори, что всерьез веришь в демонов, - с тревогой проговорил Банзай. - Все-таки...

- Банзай, ты что, до сих пор не понял?! Демоны... Это же мутант! Самый обычный мутант. Или рейдер в респираторе!

- Призвание мутанта посредством колдовства?! - ехидно усмехнулся Банзай. - Что-то новенькое!

- Да нет, как раз "старенькое"... Для местного обряда призвания демона нужна целая груда всякого барахла, но в любой, понимаешь, в любой набор входит артефакт из руин! Это передатчик! Некромант пляшет с бубном вокруг груды металлолома. Включает передатчик, считая, что совершает магическое действие. Бормочет в него заклинания, опять же уверенный в их магической силе. Могу поспорить, в магическую формулу входит "приди туда-то" с точным указанием адреса! На "том конце провода" его слышит шаман, который точно так же пляшет с бубном вокруг груды хлама. Шаману духи сообщают, когда и где он может убить своего врага! Вуаля! Шаман отправляется в дальний поход, ведомый силой духов, а на самом деле, скорее всего, элементарным радиоприемником!

Банзай и Внучка переглянулись.

- А что... - пробормотал Банзай. - Будь это в жизни - не поверил бы... Но так - вполне в духе какого-нибудь сценариста...

- Проведем следственный эксперимент! - торжественно возвестил Ксенобайт, азартно потирая руки. - Сейчас сюда приволокут этого некроманта-самоучку. Мы заставим его вызвать демона. Проводя обряд, он обнаружит передатчик. Вот увидите, убийца сам явится сюда!

- Но зачем его сегодня-то вызывали? - спросил Банзай.

- Ну, не знаю. Может - награду отдать... Мутант-то, поди, не демон, задарма работать не станет... О! Несут, несут!

За дверью послышался топот и голоса местных ополченцев...


* * *

Четыре дюжих стражника, точно гроб, внесли толстую доску, к которой был примотан кожаными ремнями какой-то человек. Выглядел он и вправду зловеще: высокий, тощий, одетый в истлевшие лохмотья, с жидкой седой шевелюрой, жирными сосульками свисающей ниже плеч, - он лежал, точно мумия фараона, положив руки с длинными черными ногтями на плечи. Стражники несли его с явной опаской, всячески избегая презрительного взгляда некроманта. Однако, бросив всего один взгляд на Ксенобайта, стражники уронили доску и с воплями "Чур меня, чур!" рванули, толкаясь, к выходу. Только верный Гугл, бледный, трясущийся, но решительный, остался на месте.

Подскочив к доске, Ксенобайт рывком поднял ее и глянул в лицо некроманту. Тот сдавленно пискнул и сделал явную попытку просочиться в дерево.

- Мой престарелый друг! - радостно прошелестел программист. - Внемли мне! Повторять не стану. Сейчас ты вызовешь демона. Того самого, которого вызывал, чтобы тот растерзал патриарха. Понял?

Некромант отчаянно закивал. Мысль что-то возразить ему в голову не пришла. Быстро выхватив нож, Ксенобайт разом перерезал все ремни. Старик шмякнулся на каменный пол.

- Живо! - прикрикнул Ксенобайт.

Некромант стал резво ползать, чертя на полу что-то вроде пентаграммы. Пока он возился, входная дверь снова заскрипела. Гугл зажмурился, вытянувшись по стойке "смирно", но в дверном проеме показались всего лишь Махмуд с Мелиссой.

26KB

- Ксен, бросай эту свою хиромантию, сейчас ты увидишь, что дело было гораздо... - начала было Мелисса.

- Я первый! - взвыл Ксенобайт. - Махмуд, сунь его в КПЗ, хватай Мак-Мэда и готовься, сейчас надо будет кое-кого допросить!

- Кого?!

- Сейчас узнаем!

- Ксен, - осторожно заметил Банзай. - Если твоя теория с передатчиком верна, пройдет как минимум пара часов, прежде чем обладатель приемника доберется до места...

Это заявление подействовало на программиста отрезвляюще. Он нерешительно огляделся...

- Нет-нет, хозяин! - зашамкал вдруг некромант. - Демон будет сразу!

- Да?! - удивился Ксенобайт. - А как же...

- Знаешь, Ксен, обряд, кажется, уже заканчивается, - ядовито заметила Мелисса. - А я пока не видела ничего, напоминающего передатчик... Кажется, ты изрядно сел в калошу.

Ксенобайт начал мрачнеть. Его сузившиеся глаза остановились на престарелом некроманте. Тот, тихо пискнув, свернулся в клубочек, прикрыв руками голову.

И тут посреди комнаты сверкнула яркая вспышка. Повалил густой дым. Гугл наконец рухнул в обморок. Тестеры с интересом глядели в центр нарисованной пентаграммы, откуда исходило все безобразие.

- Мать честна... - потрясенно сообщил Банзай.

- Вот это номер, - согласился с ним Махмуд.

Посреди начерченных на полу символов стоял самый натуральный демон: с рудиментарными кожистыми крылышками, рогами на голове и поросячьим пятачком в самом центре щетинистой физиономии...


33KB

Домен Санта-Крус

Офис Следственного Отдела

14 сентября, 11:43 реального времени

Тестеры скептически разглядывали жуткое существо в окружении нарисованных на полу символов.

— Ксен... Ты на какую величину «мистический элемент» выставил?! — сурово спросила Мелисса.

— Э-э-э... ну... Я это... — Развернутый ответ Ксенобайта многое прояснил в картине происходящего, но ничуть не приблизил решение проблемы.

Тут демон утробно взвыл, захлопав хилыми крылышками, чем снова привлек к себе внимание. Ксенобайт, оскалившись, яростно зашипел. Наткнувшись на взгляд его сощуренных глаз, демон поперхнулся и беспокойно заморгал.

— Ты-ы, — процедил сквозь зубы программист, — ты кто? Мутант?!

— Нет, хозяин, — проговорил некромант, дергая Ксенобайта за штанину. — Это демон!

Пинком отшвырнув некроманта, Ксенобайт выхватил кастет и сделал едва заметное движение — демон шумно выдохнул и сложился пополам.

— Гражданин демон, вы арестованы по подозрению в причастности к убийству патриарха Санта-Крус его преосвятейшества Бенедикта. В допросную его, живо!

29KB

Махмуд с Мак-Мэдом, переглянувшись, пожали плечами и, подхватив демона под мышки, потащили его по коридору. Ксенобайт схватил за шиворот некроманта и как следует встряхнул.

— Ты какого лешего сюда приволок?! — заорал он ему в лицо.

— Это не леший, хозяин! Это демон!

— Я вижу, что демон! Мутант где? Где мутант, мать твою?!

— Но ты же просил демона, хозяин! — дрожащим от ужаса голосом пропищал побледневший некромант.

— Молчать! Отвечать! Ты его раньше призывал?

— Призывал!

— И он являлся?!

— Являлся!

— Когда это было?! Ну? Три дня назад?!

— Нет, вчера!

— Как вчера? Зачем вчера?!

Некромант выпучил глаза и пошел синими пятнами.

— Говори!

Но престарелый вызыватель демонов обмяк: то ли лишился чувств, то ли вовсе окочурился от переживаний.

— Ксен! От твоей кармы уже подозреваемые дохнут! — сердито заметил Банзай.

— Ничего... — мрачно пообещал Ксенобайт, вытирая руки о рясу. — Его подельничек мне все скажет...


* * *

В связи с тем, что отношения с мастером Казимиром, главным дознавателем домена Санта-Крус, были основательно подгажены в самом начале игры, тестерам пришлось оборудовать собственный допросный кабинет. И, несмотря на постоянные подколки Мелиссы, справлялись, в общем-то, весьма лихо. Правда, на специальное оборудование, вроде дыбы, решили не тратиться, возмещая недостаток техники леденящей кровь репутацией Ксенобайта, над которой тот, надо признать, усердно работал.

Связанного демона усадили на табуретку. Мрачный Ксенобайт уселся за стол. Мелисса шепнула Махмуду:

— Притащи-ка нашего уголовничка, пусть посмотрит... ему будет полезно.

— Начнем, — буркнул Ксенобайт.

Сев прямо напротив демона, программист скорчил мрачную рожу и, не мигая, сурово уставился на него. Глазки демона забегали, но деваться от пристального взгляда ему было некуда. Вскоре он начал мелко дрожать. Ксенобайт вдруг подскочил и взревел:

— Колись, скотина!

Демон судорожно всхлипнул и, закатив глаза, брякнулся с табуретки, лишившись чувств. Махмуд с Мак-Мэдом деловито вылили на него ведро воды и, крякнув, усадили обратно. Демон осоловело помотал головой. Ксенобайт не дал ему прийти в себя:

— Ну что, так дальше молчать и будем? — вкрадчиво прошипел он, подкрадываясь к демону сбоку.

— Но ведь бвана еще ничего не спросил!! — в полном ужасе завопил демон, шарахаясь в сторону и снова падая с табуретки.

— Молчать! Отвечать! Ты убил Беню? Я за Беню пасть порву! Ты его убил?!

— Кого?! — удивился демон.

— Отпираться вздумал?! — снова взревел Ксенобайт.

Демон схватился за сердце и, закатив глаза, снова опасно накренился на табуретке. Мак-Мэд деловито выплеснул на него еще ведро воды. Допрашиваемый зафыркал, замотал головой.

— Уясните себе, гражданин демон, две вещи. Первое: вопросы тут задаю я. Второе: попытки запутать следствие вынуждают нас прибегать к весьма неприятным мерам.

— Все скажу! — завопил демон. — Не бейте, бвана!

— Патриарха Бенедикта ты убил?!

— Не я!

Ксенобайт утробно зарычал, вращая глазами и шевеля пальцами. Зрелище было жутковатое без всякой кармы. Махмуд, не дожидаясь, пока демон опять хлопнется в обморок, ухнув, окатил его водой. Допрашиваемый сидел, мокрый, как мышь, жалкий и трясущийся от страха.

— Зовут-то тебя как, горемыка? — неожиданно сочувственно спросил программист.

— Саваол... — прохныкал демон.

Банзай, стоящий у демона за спиной, молча схватился за голову.

— Сава... Понравился ты мне, чертяка, — вздохнул Ксенобайт. — Ты пойми... Я ведь все знаю... Знаю, что тебя заставили. Знаю, что у тебя выбора не было... Ну, кого ты покрываешь, а? Того, кто выдернул тебя из родного дома и заставил творить всякие мерзости?

Саваол хлюпнул разбитым пятачком и вдруг громко разрыдался.

— Рассказывай, Сава, — кивнул Ксенобайт. — Всю правду рассказывай! Облегчи душу. А некроманта этого не бойся: не тронет он тебя. Давай. Патриарха ты убил?

— Не я! — пробормотал демон.

— Саваол, ты меня удручаешь... Я же к тебе всей душой, а ты...

— Не я, бвана! Честное слово, не я!

— Ладно, давай так... Некромант тебя призвал?

— Призвал... Ох, призвал, зараза...

— Чего просил?

— Чтобы я убил.

— Кого?

Сава потупился.

— Давай, Саваол, не доводи следствие до озверения.

— Инквизитора... — тихо проговорил демон.

— Хм, — глаза Ксенобайта сощурились. — Кого именно?

— Инквизитора Ксенобайта. Говорит — страшный он человек, не человек, мол, а хуже демона... Говорит, некромантов ищет... Говорит, мол, если найдет — все равно не жить...

— Так... А ты знаешь, Сава, как меня зовут? — негромко спросил Ксенобайт.

— Кажется, знаю, бвана... Ты на босса нашего похож... в молодости.

— Ты ведь не врешь мне, Сава... — уныло произнес программист, скорее утверждая, нежели спрашивая.

Демон испугано замотал головой.

— Верю. Уведите.

— Ксен, а куда его?

— А? Посадите в одну камеру с некромантом, и да победит сильнейший... Будет поганцу наука.

— Ну что, Ксен, — сладко пропела Мелисса. — Пустышка?

Ксенобайт устало закрыл глаза.

— Демон... Хилые нынче пошли демоны, с двух подач раскололся...

— А вдруг он наврал все? — спросила Внучка.

— Нет, Внучка, — покачал головой Банзай. — Если уж он с перепугу имя свое выложил...

— А при чем тут имя?

— Демонологию учи, — пробубнил Ксенобайт. — Всем известно, что имя демона имеет над ним власть. Недаром я его так часто по имени называл... Тупик. Полный тупик... Махмуд! Некромант там как, живой?

— Живой, только заикается маленько.

— Отсади его от демона. Нужно вытрясти из него имена и адреса других некромантов, астрологов и прочих шарлатанов и всех перевешать, чтоб расчеты не путали... — Программист поднял голову и удивленно моргнул, наткнувшись взглядом на забившегося в самый дальний угол мужика со связанными руками и ногами. — А это еще кто?

— Это, — с нежностью проговорила Мелисса, — Шмыт Кардан, один из боссов Ночного Братства и, сдается мне, заказчик убийства патриарха. Его надо допросить.

Ксенобайт с усталостью и сочувствием взглянул на Шмыта:

— Ничего не поделаешь, парень. Ты следующий. Я пока пойду, повешу кого-нибудь... Очень это меня умиротворяет последнее время... А ты подумай, чего сказать хочешь...

Ксенобайт вышел из допросной. Закрывая дверь, он услышал сбивчивый шепот Шмыта:

— Я все скажу! Все! Только не губите, не отдавайте этому...


* * *

Спустя четверть часа Мелисса появилась в кабинете. На ее лице читалось разочарование, обида и злость. Ксенобайт сидел, закинув ноги на рабочий стол, и меланхолично читал чей-то донос.

— Ну что? — равнодушно спросил он. — И у тебя пусто?

— Компромат! — чуть не плача, возвестила Мелисса. — Это был всего лишь компромат! Патриарх, оказывается, собирался вносить революционное изменение в устав церкви: отменить целибат!

— Мужика можно понять! — пожал плечами Ксенобайт.

— Общественность бы не поняла. Патриарха от этой затеи отговорили: другие священники его бы просто растоптали. Но бумаги со своими наработками по этому вопросу он сохранил. Говорил, потомки оценят революционность его взглядов. А месяц назад против него выдвигали обвинения весьма деликатного рода. Подозревалось, что пристает патриарх к пациенткам богоугодного заведения...

В глазах Ксенобайта мелькнул вялый интерес.

— А что, действительно приставал?

— У Внучки спроси. Но факт остается фактом: больше половины пациентов дурдома — женщины. В любом случае, тогда скандал замяли, но если всплывут эти бумаги... Тогда уморить патриарха было бы делом техники.

— Так что, — подвел итог Банзай, садясь за свой стол, — Ночному Братству не было никакого резона убивать патриарха. Наоборот, теперь они искренне скорбят о потере такого шикарного источника доходов!

— Тупик, — пробормотал Ксенобайт, закрывая лицо ладонями. — Грандиозный тупик... Товарищи, а знаете, что объединяет все те версии, которые принесли нам столь грандиозный облом?

Все с вялым интересом глянули на программиста.

— Они лежат на поверхности. Все они взяты отсюда, — Ксенобайт ткнул пальцем в архив. — Грубо говоря, все знали, что патриарха ненавидят некроманты. Все знали, что у Ночного Братства на него зуб. Все знали, что вокруг него ходят мутанты... И при этом годы и годы все было стабильно. Что изменилось?

— У кого-то переполнилась чаша терпения, — буркнул Махмуд.

— Что ее переполнило?

— Приближающийся Съезд Работников Церкви? — пожала плечами Мелисса. — Политическая махинация? Надо выяснить, кому выгоден такой скандал.

— Еще?

— Убийца вынашивал план давно, но недавно ему подвернулся удобный случай, — предположил Мак-Мэд.

— Аналогично: что изменилось-то?

— Этого влюбленного еретика тоже казнили незадолго до убийства... Кстати, как его звали-то хоть?

— Во всех документах он фигурирует под кличкой «Медик». Наверное — сам себя так назвал, слово для местных диковинное, вот и приклеилось, как имя...

— Товарищи, — вдруг негромко проговорил Банзай. — А вам не кажется, что мы еще кое-что забыли?

— Ну? — мрачно спросил Ксенобайт.

— Это ведь игра. Игра, которая, несмотря на все препоны, предназначена для того, чтобы быть пройденной. Игра, которая, несмотря на всю свою проработку, конечна. Спорим, что мы уже видели убийцу?

— В городе полторы тысячи жителей, — угрюмо буркнула Внучка. — Стараниями Ксенобайта население сократилось, но не настолько же? А вдруг мы уже... Того? Угробили убийцу? Так сказать — случайно?

— Нет, — покачала головой Мелисса. — Я читала об этом на форумах. Какие-то умники пытались просто подчистую вырезать все население. Смерть преступника всегда вызывает одну реакцию: «миссия провалена».

— Угу, — кивнул Банзай. — Наша задача — полностью отчитаться перед начальством. На карте не столько справедливость, сколько безопасность этого самого съезда. Нам надо точно сказать, кто убийца, на каком основании именно он и почему он больше так не будет.

— И все-таки, — пробурчал Ксенобайт, — ключевых персонажей от статистов отличить можно. Пойду побеседую с маэстро Казимиром.

— Нафига? — кисло поинтересовался Банзай.

— Все просто. Он — точно ключевой персонаж, а с ним мы так больше и не общались. Может, какую новую линию подкинет?

Домен Санта-Крус

Живодерня

13 сентября, 12:21 реального времени

Ксенобайту пришлось довольно долго стучать, прежде чем из-за дверей бункера — Живодерни раздался голос помощника главного палача:

— Кто там?

— Э-э-э... Скажите, а мастер Казимир дома? Я хотел бы с ним поговорить.

В двери открылось окошечко, на программиста уставились недобрым взглядом два черных глаза.

— Один?

— Один, — холодно кивнул Ксенобайт.

Люк со скрежетом отворился. Ксенобайт вошел. Где-то посреди темного коридора он неожиданно обернулся. Его взгляд столкнулся с угрюмым взглядом младшего дознавателя. Какое-то время они глядели друг другу в глаза. Наконец в глазах Молха мелькнул страх, он отвел взгляд и пробурчал:

— Идите, мастер в кабинете...

— Благодарю, уважаемый, — холодно кивнул Ксенобайт. — Мастер Казимир? Мастер, вы не заняты?

Ксенобайт толкнул дверь пыточной. Мастер Казимир сидел в кресле-качалке, задумчиво созерцая дыбу.

— Я нонче не работаю, — угрюмо буркнул палач.

— Чего так? — удивился программист.

— Отпуск у мене. По состоянию душевного здоровия.

— А что, никак пошатнулось?

— Есть маленько.

— Весьма соболезную. Но я к вам не по делу. Так, побеседовать.

— О чем же?

Ксенобайт непринужденно присел на краешек какого-то сложного агрегата.

— Признаюсь, наше расследование убийства его пресвятейшества зашло в тупик. Вот вы, как человек многоопытный... Что думаете?

— А чего мне думать? — усмехнулся палач. — Мое дело не думать. Мое дело — правду добывать. Казимиру приводят человечка, спроси, говорят, то-то и то-то... Я спрашиваю. А человечек отвечает. Сделай, говорят, чтобы сознался. Я делаю. А что отвечает? В чем сознается? Мое дело — сторона.

— Угу, значит — сторона... — задумчиво кивнул Ксенобайт. — А все-таки?

— Да что ты заладил... Демон его загрыз. И поделом, поганцу. Уж сколько он, поганец, беззакония утворил — как земля только носила. Вот и не выдержала — пришел демон из степи, да и порвал его на кусочки...

— Не, не демон, — рассеяно покачал головой Ксенобайт. — Демона я уже спрашивал. Говорит — не он.

Казимир озадаченно глянул на Ксенобайта.

— Врет? — нерешительно предположил палач.

— Не похоже. Скажите, мастер, а что, в последнее время не происходило ли чего в домене? Какие-нибудь перемены...

— Да не, все по старому, — пожал плечами Казимир.

— Я вас понял. Ну что ж, пойду я...

Ксенобайт, ссутулившись, направился к выходу. На пороге пыточной он вдруг оглянулся и, оглядев помещение, заметил:

— Чистенько тут у вас...

— Ну, дык... Моем...

— Каждый вечер моете?

— Точно так.

Домен Санта-Крус

Офис Следственного Отдела

14 сентября, 12:58 реального времени

Вернувшись в офис, Ксенобайт, рассеянно оглянувшись, принялся рыться в архиве.

— Что ищешь? — спросил Ксенобайт.

— Личное дело Казимира.

— Что, накопал чего?

— Не знаю. Просто нутром чую: что-то там нечисто... Вернее, наоборот, чисто... Тьфу...

— Ксен, — с сожалением проговорил Банзай. — Я понимаю твою подозрительность, но у нашего почтенного палача нет самого главного для совершения преступления. Нет мотива.

— Мотив, мотив... Мотив найдется. Быть может — как раз в личном деле. А вдруг у него родственник — жертва церковных репрессий? Ага, вот, нашел... «Главный Дознаватель Казимир, возраст — 46 лет...» Блин, сорок шесть — на какой момент? Ладно, хрен с ним... Ага... Вдовец, детей нет, родственников нет. Послужной список... Подмастерье, помощник дознавателя, дознаватель... Стаж — четырнадцать лет...

Ксенобайт углубился в чтение. Через некоторое время он с отвращением отодвинул от себя папку.

— Четырнадцать лет безупречной службы. Всегда исполнителен, корректен, виртуозен. Ни одной случайной смерти на допросе. Бывало, что молчали, но так, чтобы говорили неправду, — ни разу. Ни разу не замечен в подмене показаний на желаемые. Премии принимал с достоинством, взятки — никогда. Просто образец государственного служащего. Гугл!

— Я тут ваше благородие, — в голосе участкового слышалось опасливое уважение.

— Когда составлялись характеристики на дознавателей?

— В прошлом годе, ваше благородие.

— То есть, — с горечью хмыкнул программист, — как раз свежих данных у нас и нет. Так, идем дальше... Молх Угрюмый... Сирота, с малолетства воспитан при монастыре. В юности воровал, но по мелочам, работал в кузне, подсобным разнорабочим, имел тягу к лекарству. Учить его, естественно, никто не стал. Около десяти лет назад был подобран Казимиром, воспитан, обучен ремеслу. Исполнителен, не особо умен, предан мастеру Казимиру. Нелюдим. Это мы и так видели...

— Ксен, — кисло буркнул Банзай. — Ты бы лучше еще раз продул магическую линию. На этот раз — с учетом того, что демоны, как ни странно, существуют. Расспроси еще раз Саву, может, чего подскажет.

— Расспрошу, — кивнул Ксенобайт. — Гугл!

— Здесь, ваше благородие!

— Подними-ка старые подшивки доносов, докладных записок... Все, что связано с Казимиром и Молхом... Со всей этой компанией. Задачу понял?

— Точно так, ваше благородие.

— Выполняй.

Через некоторое время Ксенобайт уже сидел, зарывшись в бумаги. Очень скоро он стал подпрыгивать на своем стуле, лихорадочно бормоча:

— Угу... Так... Сходится... Все правильно... Я чувствую, чувствую, тут недостает какого-то звена... Банзай! Банзай, кто была возлюбленная этого дурня, Медика?!

— А это тут при чем?

— При чем. Еще как при чем! Ты не представляешь, на что способна обиженная женщина.

— О, весьма даже представляю, — задумчиво вздохнул Банзай. — Вот, помню, как-то в молодости...

— Промотай! — рявкнул Ксенобайт. — Хотя постой... Чем закончилось?

— Ударом сковородки и, как следствие, закрытой черепно-мозговой травмой, — угрюмо сообщил Банзай.

— Вот видишь...

— Да, но патриарх?... Ксен, он вообще священником был, так что... Во, блин. Погоди-ка... Значит, он спалил того парня... А его возлюбленная ему отомстила... Стоп, все равно, при чем тут Казимир?..

— Женщина! — не слушая, взвыл Ксенобайт. — Надо найти... Сейчас, сейчас... как же ее... девчонка, которая передала патриарху приглашение от Казимира?

— Мария!

— Точно! Гугл!

— Я тут, ва...

— Отставить! Досье на Марию мне на стол, наряд стражи в дурдом!

— Насовсем или временно? — осторожно уточнил участковый инквизитор.

— Дурень! Достать мне эту Марию и сюда! Живо! Хотя нет, лучше я сам... Банзай, пролистай пока ее досье...


Домен Санта-Крус

14 сентября, 13:40 реального времени


Возле входа в храм стояли, точно изваяния, стражники. Стояли, боясь шелохнуться, с выражением тоскливой обреченности на лицах. Рядом с ними, прямо на мостовой, в позе лотоса сидел Ксенобайт.

32KB

Из-за угла выскочила запыхавшаяся Мелисса с Внучкой на хвосте.

— Ксен, что случилось? — остановившись, требовательно спросила она. — Я прибегаю в контору... с важной информацией... Банзай меня выслушивает и вдруг начинает вопить, что все пропало. Да еще и посылает меня в дурдом! Говорит, что, мол, «Ксенобайт уже там». Как это понимать?

— Осторожно, — угрюмо буркнул Ксенобайт.

— А?

— В сторону отойди, а то зашибут.

— Кто? Ай!

Не успела Мелисса договорить, как из-за того же угла вылетели Махмуд с Мак-Мэдом и, издавая воинственные завывания, точно ураган, влетели в ворота храма. Ксенобайт обреченно прикрыл глаза ладонью. В сумасшедшем доме отчаянно взвыли пациенты. Вскоре, однако, ходоки выкатились обратно на улицу.

— Ксен, что стряслось? — сурово спросил Махмуд. — Банзай сказал — ты отправился штурмовать дурдом. Это что, правда?

— Ксен, ну совесть у тебя есть? — возмутилась Внучка. — Они же больные люди, зачем ты...

— Увянь, — вяло попросил Ксенобайт. — Мы ее упустили... Опять подозреваемый уходит прямо из-под носа...

— Кто? — спросили все хором.

— Мария. Помните, та самая, которая...

— Помним, помним, — перебила Мелисса. — Банзай тоже что-то про нее бормотал. Кстати, он просил передать тебе вот это...

Мелисса протянула Ксенобайту какую-то бумагу. Торопливо развернув ее, программист вслух прочитал:

— «Мария, родители скончались в результате эпидемии... Возраст... « Ага, вот! «Пациентка богоугодного заведения. Диагноз — странности, болезненная склонность к меланхолии...» Во загнули, а? Так... Вот. Казимир дважды подавал прошение на то, чтобы забрать ее из лечебницы и удочерить! Вот вам и связь, товарищи, вот вам... Черт... Слишком поздно, слишком... Погоди, Мелисса, а что такого ты сообщила Банзаю, что он погнал тебя сюда?!

— А? А-а, ну да... Я нашла, «что изменилось незадолго до смерти патриарха». Помнишь, мы об этом говорили? Ну, ерунда, в общем-то, но, быть может, зацепка.

— Не томи, выкладывай! — взмолился Ксенобайт.

— Да. Так вот... Где-то за неделю до убийства недалеко от города остановился караван рейдеров. С тех пор, как покойный патриарх предал их анафеме как радиационно зараженный элемент общества, они появляются тут все реже. Но иной раз заглядывают, становятся лагерем недалеко от домена, посылают внутрь весточку...

— Класс! — обрадовался Мак-Мэд. — Чего ж мы стоим?! У них же и патроны по дешевке достать можно, и оружие в приличном состоянии... Айда туда!

— Погоди, — нахмурился Ксенобайт. — А чего это Банзая так возбудило это известие?

— Не знаю, — пожала плечами Мелисса. — Я-то как раз надеялась, ты мне объяснишь.

Выражение лица программиста стало отсутствующим. Губы его слабо шевелились, кажется, он что-то просчитывал в уме.

— У-у-у... Мелисса, а ты не знаешь, часом, когда этот караван сворачивается?

— Да как раз завтра ночью, — пожала плечами девушка. — Прозевали мы его, конечно, изрядно, но если есть желание закупиться...

— Бежим, — тихо проговорил Ксенобайт.

— Что, закупаться?!

— Нет... Мелисса! Дуй в контору, нафаршируй Гугла: пусть перекроют все выходы из домена, она вышла минут десять назад, не больше... Раздай им ориентировку на Марию. Махмуд, Мак-Мэд, за мной! Нам нужна эта девушка! Живой!


* * *

Вопреки опасениям Ксенобайта, Марию настигли возле самых ворот города: ее перехватил высланный Мелиссой патруль. Когда девушку окружили запыхавшиеся, тяжело дышащие тестеры в пятнистых рясах, она ничего не сказала, лишь смертельно побледнела.

— Гражданка Мария, — прохрипел Ксенобайт. — Вы задержаны в связи с расследованием... В общем, пройдемте...

Вернувшись в контору, тестеры выжидательно поглядели на программиста.

— Ксен! — сердито притопнула Внучка. — Ты зачем Марию обидел?! Отпусти ее немедленно! Она хорошая!

— Хорошая? Ну, это как посмотреть...

— Ксен, давай уже, объясняй, — требовательно произнесла Мелисса. — Ты чего до больных людей докопался?

— Все объясню, — холодно кивнул Ксен. — Только нам не хватает еще одного участника нашей маленькой комедии. Банзай?

— Ну.

— Пригляди, чтобы Внучка не наделала глупостей.

Ксенобайт с Мак-Мэдом вышли из офиса.

— Мы в Живодерню? — хмуро спросил Мак-Мэд.

— Угу.


* * *

— Кто там?

— Это снова я, мастер Казимир.

— Я отдыхаю, заходите в другой раз.

— Мастер Казимир, только что мы задержали некую Марию... Вам это имя ни о чем не говорит?

Какое-то время в доме царила тишина. Потом дверь отворилась. На пороге стоял Казимир.

— Проходите, — буркнул он.

Тестеры вслед за дознавателем прошли в его «кабинет».

— Я вас слушаю, — угрюмо проговорил Казимир.

— Э-э-э... Скажите, а где... Где ваш подмастерье?

— Его нет.

— А когда он вернется?

— Не знаю. Скорее всего, его уже нет в домене.

— Даже так? — прищурился Ксенобайт.

— Не валяйте дурака. Ладно, это я убил патриарха. Я, а не Мария. Отпустите ее.

Мак-Мэд глубоко вздохнул. Ксенобайт, прищурившись, негромко проговорил:

— А с чего вы решили, что Мария обвиняется в убийстве? Я же сказал, что мы ее задержали, а не арестовали...

В камере пыток воцарилась тишина.

Домен Санта-Крус

Офис Следственного Отдела

14 сентября, 14:33 реального времени

— Ладно, Ксен... Рассказывай.

— А что я? Пусть мастер Казимир нам все расскажет, — хмуро предложил программист.

— А че тут рассказывать? Я его убил. Я. Заманил, значит, и пытал. Потом убил.

— А зачем? — спокойно спросил программист.

— Что — зачем?

— Зачем пытали, зачем убили?

— Для удовольствия, — буркнул палач.

— Сомнительные у вас удовольствия, мастер Казимир.

— О вкусах не спорят.

— А вы что скажете? — обратился Ксенобайт к сидящей на другом конце стола Марии.

— Не понимаю, зачем вы меня сюда притащили. Мне сказали передать — я передала... — монотонно пробубнила девушка.

— Угу. Понятно. Мастер Казимир, вы, несомненно, врете. Все ваши характеристики говорят о том, что вы никогда не были жестоким человеком. Никогда, даже занимаясь своей профессиональной деятельностью, вы не были замечены в излишней жестокости, вы всегда причиняли ровно столько боли, сколько нужно.

— Крысой был ваш патриарх, — зло сверкнув глазами, пробубнил Казимир. — Крысой! И теперь его жрут крысы! Ха!

— Вы работали в домене Санта-Крус восемь лет. Восемь из четырнадцати. И за все это время поняли это только теперь? Нет, мастер, нет. Идею убить его вам подсказали... И сделала это Мария.

— Не понимаю, о чем вы, — монотонно повторила Мария.

— Давайте я расскажу, как было дело. Началось все в тот горький день, когда по приказу патриарха Бенедикта был сожжен ваш, Мария, возлюбленный. Я сочувствую вашему горю, но в тот день в вашей душе поселилась ненависть. Ненависть к патриарху Бенедикту. И вот вам представился шанс. Узнав, что недалеко от города остановился караван рейдеров, вы решили бежать из домена, чтобы отыскать город, о котором так много рассказывал ваш возлюбленный. Но перед этим вы решили отомстить.

Сговорившись с мастером Казимиром, вы убедили его совершить убийство. Ведь он тоже был другом Медика. И вот в тот роковой день вы заманили Бенедикта в Живодерню. Рискну предположить, что патриарха, идущего впереди, оглушили вы, его телохранителя — ваш подмастерье. Патриарха вы пытали, потом убили. Тело расчленили. Очевидно, наш первый визит застал вас врасплох, потому что вы не успели отмыть камеру от крови, да и телохранитель патриарха так и остался висеть на дыбе. Скажите, Казимир, его-то за что?

— Он тоже был крысой!

— Ну, понятно. После этого вы затаились. К тому же началось следствие. Вы исправно старались не привлекать к себе внимания. Но сегодня наконец вы решили покинуть домен. Ваш подмастерье так и сделал. Марии это не удалось. Казимир, почему вы остались?

— Вам этого не понять, крысы...

— В отказ, значит, идете... Зря, батенька, зря. Мария?

— Вы ничего не сможете доказать, — негромко, холодно проговорила девушка.

— Во-первых, вы ошибаетесь, — вздохнул Ксенобайт, доставая какую-то бумагу. — Когда мы застукали мастера Казимира, он не рискнул и дальше заметать следы по полной программе. Так что тело «еретика», которого мы видели утром и который умер при пытках... если не ошибаюсь, первый случай в вашей практике, не так ли? Так вот, его тело, по всем правилам, было передано городским властям и захоронено... Прошло не так много времени, мы эксгумируем его. Думаю, в нем без труда опознают телохранителя патриарха. Что же касается вашего участия, Мария...

Программист холодно посмотрел на девушку.

— Нам не надо доказывать вашу вину. Нам надо указать виновных. Несомненное преимущество местной системы следствия, вы не находите? Ваш мотив до предела ясен, вы пытались бежать из домена. К тому же при задержании мастер Казимир, сам того не желая, указал на вашу причастность. Этого вполне достаточно. Уведите.

Офис погрузился в молчание.

— И что теперь? — спросила Мелисса.

— Банзай, пиши отчет, — устало вздохнул Ксенобайт. — Не будем ждать эксгумации. Версия логичная, анализатор должен разобраться. У кого-нибудь есть возражения или дополнения?

— Ксен! — завопила, всхлипывая, Внучка. — Отпусти Марию! Патриарх скотина, получил по заслугам... Отпусти ее!

— Внучка, это только игра, — покачал головой Банзай.

— Ксен, — проговорила Мелисса. — Ты уверен, что анализатор примет такой ответ? Ведь, по сути дела, у нас только косвенные улики...

— Решайте, как знаете, — раздраженно поморщился программист. — А я уже устал от этой дурацкой игры.

Обведя всех взглядом, Банзай вытащил из пакета, в котором они когда-то получили задание, бланк. Изучив его, он взял перо и стал что-то писать. Когда он поставил последнюю точку, мир вдруг замер и стал тускнеть. В воздухе перед тестерами зажглась надпись:

«Дело закрыто. Статус: миссия выполнена, виновные найдены».

Логово тестеров

14 сентября, 18:27 реального времени

Ксенобайт и Внучка, надувшись, сидели по разным углам комнаты.

— Ну что, от «Самары Софт» пришел ответ? — нервно спросила Мелисса.

— Пришел, — кивнул Банзай. — Поздравляют с успешным прохождением. Говорят, что мы первые, рассыпаются в комплиментах. Сейчас их специалисты изучают логи на предмет взлома и подтасовок. Если они подтвердят подлинность — приз наш.

27KB

— Да чтоб они подавились этим призом, — мрачно буркнула Внучка.

— Закон есть закон, — не менее мрачно буркнул Ксенобайт.

— Внучка, хватит дуться на Ксенобайта, — строго проговорила Мелисса. — Это игра. И мы, в отличие от прочих игроков, должны были пройти ее до конца.

— Все равно мне ее жалко.

— А Казимира тебе не жалко?! — неожиданно взвился Ксенобайт. — Он, между прочим, всю вину взял на себя, а она... Хоть бы словом... Тьфу.

— Ксен, ты тоже уймись, — отрезал Банзай. — Давай лучше, как и положено в конце детективной истории, расскажи, как ты допер до всего этого. Предупреждаю, скажешь, что это было «элементарно», — загрызу.

— Да что тут говорить, — отмахнулся Ксенобайт. — Конечно, сценаристы игры сделали все, чтобы в конце игрок рвал на голове волосы и вопил: «Я же чуть не взял его в самом начале!». Но, честно говоря, раскрыть преступление по горячим следам все-таки невозможно. Даже если «взять» Казимира — доказательств нет, мотива нет, стройной картины преступления нет. А ведь он — работник аппарата, так что... Так что пришлось бы его выпускать. И все-таки большую часть ключей мы получили именно тогда. Помните, когда мы в первый раз вломились в его «кабинет»?

— Нуa

— Там все было заляпано кровью. Казалось бы — не магазин детской игрушки... Однако что-то мне это в душу запало. Даже не знаю...

— Ты ему тогда чуть выговор не влепил. За антисанитарию, — напомнил Махмуд.

— Да. Он еще оправдывался, что «...каждый вечер моем...». Каждый вечер, понимаете? Мир сгенерирован так, что стартовое время равно текущему времени на машине. То есть — утро. Когда же это они успели так «наработаться»? Ладно, подумал я, вдруг это просто элемент антуража? Подумал — и забыл, навалились другие дела. Но сегодня, когда я зашел к нему, в пыточной было чисто. Стерильно чисто, как на форматированном винчестере! Тут-то мне и вспомнился первый день.

— Погоди. Там же какой-то парень висел, — вмешался Мак-Мэд. — Шел, так сказать, рабочий процесс...

— Нет уж, — покачал головой Ксенобайт. — Я потом специально пересматривал видеозаписи Внучки. Я же сразу спросил, что делали с парнем. Так вот: ничего такого, что бы могло дать обильное кровотечение, с ним не делали. Более того, зачем надо было прижигать ему язык? Только для того, чтобы не сболтнул лишнего.

Ксенобайт поставил локти на подлокотники кресла и соединил перед носом кончики пальцев. Мрачно глянув на друзей сквозь получившуюся решетку, он продолжил:

— Следующий ляп. Парень в пыточной. Вспомните объяснения Казимира и скажите: а чего это он вообще взялся за ловлю еретиков?! Никаких документов о том, кто задержал того парня, не было. Естественно, ведь это и был телохранитель патриарха! А когда Мак нашел расчлененное тело... Вспомните, оно было расчленено очень аккуратно. А для этого сноровка нужна.

Ксенобайт снова помолчал.

— Итак, тело было расчленено. Вот уж этот процесс без крови никак не произведешь. Учитывая педантичную ежевечернюю уборку, можно с уверенностью сказать: камера была залита кровью приблизительно в то же время, когда исчез патриарх. В принципе, вполне достаточно, чтобы стойко заподозрить Казимира. Но мотив?! С чего это вдруг Мастер Дознаватель, имеющий за плечами четырнадцать лет службы, вдруг съехал с катушек? Кто-то его подтолкнул. И я начал копать. Прочесав доносы за год, я натолкнулся на массу интереснейших вещей. Во-первых — с некоторых пор к Казимиру зачастил некто, кого во всех докладных записках называли просто «Медик». Судя по доносам, Медик и Казимир проводили все больше и больше времени вместе. Обычно это были вечера. Похоже, они подружились. Могу предположить — вели диспуты об устройстве мира, справедливости, морали и прочей ерунде. Наверное, это и пошатнуло психическое равновесие Казимира. Стал вырисовываться мотив. Однако — почему палач не отомстил сразу, если это была месть за друга? Да и мог ли он это сделать? Ведь Медик, как мы уже знаем, был гуманистом. Что-то тут не клеилось... И тут до меня дошло... Ведь потенциально в домене был еще один человек, готовый за Медика пасть порвать.

— Его несостоявшаяся невеста, которую он обещал увезти в райский город, где всем хорошо... — печально вздохнула Мелисса.

— Угу. Если терзающийся мрачным призраком гуманизма Казимир впал в морально-этический ступор, то от обиженной в самых высоких чувствах женщины, как я уже говорил Банзаю, можно ждать чего угодно. Мария не простила. Нет! К тому моменту я уже не сомневался, что связь Марии с Казимиром обязательно всплывет, стоит только как следует перетряхнуть архивы. Так оно и случилось, но в тот момент я уже плюнул на все и сорвался с места. Шаг скорее интуитивный... И чуть было не опоздал... Остальное вы знаете.

— И все-таки, — всхлипнула Внучка, — ну почему мы не могли ее просто отпустить?

Ксенобайт оскалился.

— Почему? — прошипел он. — Эта твоя Мария — хладнокровная убийца. Она четко, уверенно и быстро спланировала это убийство. Помнишь, как уверенно она держалась на допросе? Прекрасно знала, что пока Казимир ее «кроет» — против нее только косвенные улики. Так же расчетливо она приняла и использовала самопожертвование палача. Как должное.

— Правильно, — проворчал Банзай. — Если кого и отпускать — так это Казимира.

— Нет, — покачал головой Ксенобайт. — Старик совсем запутался. Он уже не хотел жить. Совесть душила его, сотни, тысячи рабочих дней, наполненных пытками, сводили с ума. Он уже вкусил человеческой крови. Не только патриарха: вспомните — его телохранителя, который ровным счетом ни в чем не был виноват, тоже пытали. Хладнокровно. Для прикрытия. Нет, ему так и так жить уже не светило. Он сошел бы с ума в течение двух...

— Ну вот, теперь ты пустился в психоанализ ботов, — поморщился Банзай. — Ксен, это игра! Ты сам это говорил.

— Да-а, — задумчиво протянула Мелисса. — Отличные симуляторы делает «Самара Софт»... Чтоб им пусто было...

Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.8
проголосовало человек: 962
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования