КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ЛЕТОПИСЬ

Автор материала:
Александр Савинов
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№3 (76) март 2008
вид для печати

Секретное оружие Третьего рейха

Копия первой ракеты V-2 в музее Пенемюнде.

О немецком «чудо-оружии» написаны тысячи статей, оно присутствует во многих компьютерных играх и художественных фильмах. Тема «оружия возмездия» овеяна многочисленными легендами и мифами. Я постараюсь рассказать о некоторых революционных изобретениях конструкторов из Германии, открывших новую страницу в истории.

Стрелковое оружие

Единый пулемет MG-42.

Немецкие оружейные конструкторы сделали огромный вклад в развитие этого класса оружия. Германии принадлежит честь изобретения революционного типа стрелкового вооруже-ния — единых пулеметов. В начале 1931 года немецкая армия была вооружена устаревшими пулеметами MG-13 «Дрейзе» и MG-08 (вариант «Максима»). Стоимость производства этого оружия была высокой из-за большого количества фрезерованных деталей. Кроме того, различные конструкции пулеметов усложняли обучение расчетов.

В 1932 году после тщательного анализа немецкое Управление вооружений (HWaA) объявило конкурс на создание единого пулемета. Общие требования технического задания были следующие: вес не более 15 кг, для возможного использования в качестве ручного пулемета, ленточное питание, воздушное охлаждение ствола, высокая скорострельность. Кроме того, пулемет планировалось устанавливать на всех видах боевого транспорта — от бронетранспортера до бомбардировщика.

В 1933 году оружейная фирма Reinmetall представила 7,92-мм единый пулемет.

После серии испытаний его приняли на вооружение вермахта под индексом MG-34. Этот пулемет использовался во всех родах войск вермахта и заменил устаревшие зенитные, танковые, авиационные, станковые, ручные пулеметы. Концепция конструкции MG-34 и MG-42 (в модернизированном виде до сих пор стоят на вооружении Германии и шести других стран) была использована при создании послевоенных пулеметов.


Стоит также отметить легендарный пистолет пулемет MP-38/40 фирмы «Erma» (ошибочно именуемый «Шмайсером»). Немецкий конструктор Фольмер отказался от классического деревянного приклада — вместо этого MP-38 оснащался складывающимся металлическим плечевым упором, изготовленным дешевым методом штамповки. Рукоятка пистолета-пулемета делалась из алюминиевого сплава. Благодаря этим нововведениям уменьшились габариты, вес и стоимость оружия. Кроме того, для изготовления цевья использовалась пластмасса (бакелит).

Революционная концепция использования пластмассы, легких сплавов и складывающегося приклада нашла свое продолжение в послевоенном стрелковом оружии.

Автомат MР 43

Первая мировая война показала, что мощность винтовочных патронов избыточна для стрелкового оружия. В основном винтовки применялись на дистанции до пятисот метров, а дальность прицельного огня достигала километра. Стало очевидно, что необходим новый боеприпас с меньшим зарядом пороха. Немецкие конструкторы еще в 1916 году начали проектировать новый «универсальный» боеприпас, но капитуляция Кайзеровской армии прервала эти перспективные разработки.

В 1920-1930-е годы немецкие инженеры-оружейники экспериментировали с «промежуточным патроном», и в 1937 году в конструкторском бюро при оружейной фирме BKIW был разработан «укороченный» боеприпас калибра 7,92 с длинной гильзы 33 мм (у немецкого винтовочного патрона — 57 мм).

Спустя год при верховном командовании вермахта был создан Имперский научно-исследовательский совет (Reichsforschungsrat), который поручил создание принципиально нового автоматического оружия для пехоты известному конструктору Хуго Шмайсеру. Это оружие должно было заполнить нишу между винтовкой и пистолетом-пулеметом, а в дальнейшем и заменить их. Ведь оба этих класса оружия имели свои недостатки:

  • Винтовки снаряжались мощными патронами с высокой дальностью стрельбы (до полутора километров), которая была не так актуальна при маневренной войне. Применение винтовок на средних дистанциях означает лишний расход металла и пороха, а габариты и вес боеприпасов ограничивают пехотинца в носимом боезапасе. Кроме того, малая скорострельность и сильная отдача при выстреле не позволяют организовать плотный заградительный огонь.

  • Пистолеты-пулеметы обладали высокой скорострельностью, однако эффективная дальность их огня была крайне не-велика — 150-200 метров максимум. Кроме того, слабый пистолетный патрон не обеспечивал должной пробиваемости (MР-40 на дистанции в 230 метров не пробивал зимнего обмундирования).


В 1940 году Шмайсер представил комиссии вермахта опытный автоматический карабин для пробных стрельб. Испытания показали недостатки работы автоматики, кроме того, Управление вооружений вермахта (HWaA) настояло на упрощении конструкции автомата, требуя сократить количество фрезерованных деталей и заменить их штампованными (для снижения себестоимости оружия в серийном производстве). КБ Шмайсера приступило к доработке автоматического карабина.

В 1941 году оружейная фирма Walter в инициативном порядке также начала разработку автомата. Опираясь на опыт создания автоматических винтовок, Эрих Вальтер в кратчайшие сроки создал опытный экземпляр и предоставил его для сравнительного испытания с конкурирующей конструкцией Шмайсера.


В январе 1942 года оба КБ представили свои опытные образцы для испытаний: MkU-42 (W — завод Walter) и Mkb-42 (Н — завод Haenel, КБ Шмайсера).

MР-44 c оптическим прицелом.

Оба автоматы были похожи как внешне, так и конструктивно: общий принцип автоматики, большое количество штампованных деталей, широкое применение сварки — это было основное требованием технического задания Управления вооружений вермахта. После серии длительных и скрупулезных испытаний HWaA приняло решение принять на вооружение конструкцию Хуго Шмайсера.

После внесений изменений в июле 1943 года модернизированный автомат под индексом МР-43 (Maschinenpistole-43 — пистолет-пулемет образца 1943 года) поступил в опытное производство. Автоматика штурмовой винтовки работала по принципу отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. Вес ее составлял 5 кг, емкость магазина — 30 патронов, прицельная дальность — 600 метров.


Это интересно: индекс «Maschinenpistole» (пистолет-пулемет) для автомата дал министр вооружений Германии А. Шпеер. Гитлер был категорически против нового вида оружия под «единый патрон». На немецких военных складах хранились миллионы винтовочных патронов, и мысль о том, что они станут ненужными после принятия автомата Шмайсера, вызывала бурное негодование фюрера. Уловка Шпеера сработала, Гитлер узнал правду только спустя два месяца, после принятия на вооружение MP 43.

В сентябре 1943 года МР-43 поступил на вооружение моторизованной дивизии СС «Викинг», которая вела бои на Украине. Это были полноценные боевые испытания нового вида стрелкового оружия. В отчетах из элитной части вермахта сообщалось, что автомат Шмайсера эффективно заменял пистолеты-пулеметы и винтовки, а в некоторых подразделениях — и ручные пулеметы. Повысилась мобильность пехоты, а огневая мощь возросла.

Огонь на расстоянии свыше пятисот метров велся одиночными выстрелами и обеспечивал хорошие показатели меткости боя. При огневом контакте до трехсот метров немецкие автоматчики переходили на стрельбу короткими очередями. Фронтовые испытания показали, что МР-43 — перспективное оружие: простота в эксплуатации, надежность автоматики, хорошая меткость, возможность ведения одиночного и автоматического огня на средние дистанции.

Сила отдачи при ведении огня из автомата Шмайсера была в два раза меньше, чем у штатной винтовки «Маузер»-98. Благодаря применению «среднего» 7,92-мм патрона, за счет уменьшения веса, стало возможным увеличение боекомплекта каждого пехотинца. Носимый боезапас немецкого солдата для винтовки «Маузер»-98 составлял 150 патронов и весил четыре килограмма, а шесть магазинов (180 патронов) для МР-43 весили 2,5 килограмма.

Положительные отзывы с восточного фронта, отличные результаты испытаний и поддержка министра вооружений рейха Шпеера перебороли упрямство фюрера. После многочисленных просьб генералов СС о скорейшем перевооружении автоматами войск в сентябре 1943 года Гитлер отдал распоряжение о развертывании массового производства МР-43.


В декабре 1943 года была разработана модификация МР-43/1, на которую возможно было устанавливать оптические и экспериментальные инфракрасные прицелы ночного видения. Эти образцы успешно применялись немецкими снайперами. В 1944 году название штурмовой винтовки было изменено на МР-44, а чуть позже на StG-44 (Sturmgewehr-44 — штурмовая винтовка образца 1944 года).

В первую очередь автомат поступал на вооружение в элиту вермахта — моторизованные полевые части СС. Всего с 1943 по 1945 годы было выпущено более четырехсот тысяч StG-44, МР43 и Mkb 42.


Егерь с MР-44, февраль 1945 года.

Хуго Шмайсер выбрал оптимальный вариант работы автоматики — отвод пороховых газов из канала ствола. Именно этот принцип в послевоенные годы будет реализован практически во всех конструкциях автоматического оружия, а концепция «промежуточного» боеприпаса получила широкое развитие. Именно MР-44 оказал большое влияние на разработку в 1946 году М.Т. Калашниковым первой модели его знаменитого автома-та АК-47, хотя при всем внешнем сходстве они принципиально различны по устройству.


Первую автоматическую винтовку создал русский конструктор Федоров в 1915 году, но автоматом ее можно назвать с натяжкой — Федоров использовал винтовочные патроны. Поэтому именно Хуго Шмайсеру принадлежит приоритет в области создания и серийного производства нового класса индивидуального автоматического огнестрельного оружия под «промежуточный» патрон, и благодаря ему родилась концепция «штурмовых винтовок» (автоматов).

Это интересно: в конце 1944 года немецкий конструктор Людвиг Форгримлер сконструировал экспериментальный автомат Stg. 45M. Но поражение Германии во Второй мировой войне не позволило завершить конструкцию штурмовой винтовки. После войны Форгримлер перебрался в Испанию, где устроился в конструкторское бюро оружейной фирмы «СЕТМЕ». В середине 1950-х на базе своей конструкции Stg. 45 Людвиг создает штурмовую винтовку «СЕТМЕ модель А». После нескольких модернизаций появилась «модель B», и в 1957 году руководство ФРГ приобрело лицензию на выпуск данной винтовки на заводе Heckler und Koch. В Германии винтовке дали индекс G-3, и она стала родоначальником прославленной серии «Хеклер-Кох», в том числе легендарного MP5. G-3 состояла или состоит на вооружении в армиях более чем пятидесяти стран мира.

FG-42

Автоматическая винтовка FG-42. Обратите внимание на наклон рукоятки.

Еще одним интересным экземпляром стрелкового оружия Третьего рейха стала FG-42.

В 1941 году Геринг, командующий ВВС Германии — люфтваффе, выпустил требование на автоматическую винтовку, способную заменить не только штатный карабин Маузера К98к, но и ручной пулемет. Эта винтовка должна была стать индивидуальным оружием немецких парашютистов, которые входили в состав люфтваффе. Спустя год Луис Штанге (конструктор известных ручных пулеметов МG-34 и МG-42) представил винтовку FG-42 (Fallschirmlandunsgewehr-42).

Рядовой люфтваффе с FG-42.

FG-42 имела необычную компоновку и внешний вид. Для удобства ведения огня по наземным целям при прыжке с парашютом рукоятка винтовки была сильно наклонена. Магазин на двадцать патронов располагался слева, горизонтально. Автоматика винтовки работала по принципу отвода пороховых газов через поперечное отверстие в стенке ствола. FG-42 имела несъемные сошки, короткое деревянное цевье и интегрированный четырехгранный игольчатый штык. Конструктор Штанге применил интересное нововведение — совместил точку упора приклада в плечо с линией ствола. Благодаря этому решению повышается точность стрельбы, а отдача от выстрела сводится к минимуму. На ствол винтовки могла быть навинчена мортира Ger. 42, стрельба из которой велась всеми видами ружейных гранат, существовавших в Германии в то время.

Американский пулемет М60. Что он вам напоминает?

FG-42 должна была заменить в немецких десантных подразделениях пистолеты-пулеметы, ручные пулеметы, ружейные гранатометы, а при установке оптического прицела ZF41 — и снайперские винтовки.

Гитлеру очень понравилась FG-42, и осенью 1943 года автоматическая винтовка поступила на вооружение личной охраны фюрера.

Первое боевое применение FG-42 состоялось в сентябре 1943 года, во время операции «Дуб», проведенной Скорцени. Немецкие парашютисты высадились в Италии и освободили лидера итальянских фашистов Бенито Муссолини. Официально винтовка парашютистов так и не была принята на вооружение из-за ее высокой стоимости. Тем не менее она достаточно широко применялась немцами в боях в Европе и на Восточном фронте.

Всего было выпущено около 7000 экземпляров. После войны основы конструкции FG-42 были использованы при создании американского пулемета М-60.

Это не миф!

Насадки для стрельбы из-за угла

В ходе ведения оборонительных боев в 1942-1943 гг. на Восточном фронте вермахт столкнулся с необходимостью создания оружия, предназначенного для поражения живой силы противника, причем сами стрелки должны были находиться вне зоны настильного огня: в окопах, за стенами сооружений.

Винтовка G-41 с приспособлением для стрельбы из укрытий.

Самые первые примитивные образцы подобных устройств для стрельбы из-за укрытий из самозарядных винтовок G-41 появились на Восточном фронте уже в 1943 году.

Громоздкие и неудобные, они состояли из металлического штампосварного корпуса, на котором крепились приклад со спусковым устройством и перископ. Деревянный приклад крепился к нижней части корпуса двумя винтами с барашковыми гайками и мог откидываться. В нем был смонтирован спусковой крючок, соединенный с помощью спусковой тяги и цепочки со спусковым механизмом винтовки.

Прицельная стрельба из этих устройств из-за большого веса (10 кг) и сильно смещенного вперед центра тяжести могла производиться только после их жесткой фиксации в упоре.

МР-44 с насадкой для стрельбы из ДОТов.

Устройства для стрельбы из-за укрытий поступили на вооружение специальных команд, задачей которых было уничтожение командного состава противника в населенных пунктах. Кроме пехотинцев в подобном оружии остро нуждались и германские танкисты, которые достаточно быстро почувствовали беззащитность своих машин в ближнем бою. Бронетанковая техника имела мощное вооружение, однако когда противник находился в непосредственной близости от танков или бронемашин, все это богатство оказывалось бесполезным. Без поддержки пехоты танк можно было уничтожить с помощью бутылок с «коктейлем Молотова», противотанковых гранат или магнитных мин, причем в этих случаях экипаж танка буквально оказывался в ловушке.


Невозможность борьбы с вражескими солдатами, находящимися вне зоны настильного огня (в так называемых мертвых зонах) стрелкового оружия, заставила немецких конструкторов-оружейников заняться и этой проблемой. Искривленный ствол стал очень интересным решением задачи, издревле стоявшей перед оружейниками: как стрелять по врагу из укрытия.

Приспособление VorsatzJ представляло собой небольшую ствольную насадку с изгибом под углом 32 градуса, снабженную козырь-ком с несколькими зеркальными линзами. Насадку надева-ли на дульную часть автоматов StG-44. Она снабжалась мушкой и специальной перископно-зеркальной системой линз: линия прицеливания, проходя через секторный прицел и основную мушку оружия, пре-ломлялась в линзах и отклонялась вниз, параллельно из-гибу насадки. Прицел обеспечивал достаточно высокую точность ведения огня: серия одиночных выстрелов ло-жилась в круг диаметром 35 см на дистанции в сто метров. Это приспособление применялось в конце войны специально для ведения уличных боев. С августа 1944 года было произведено около 11000 насадок. Основным недостатком этих оригинальных приспособлений была низкая живучесть: насадки выдерживали порядка 250 выстрелов, после чего приходили в негодность.

Ручные противотанковые гранатометы

Снизу вверх: Panzerfaust 30M Klein, Panzerfaust 60M, Panzerfaust 100M.

Panzerfaust

Доктрина вермахта предусматривала использование пехотой противотанковых пушек в обороне и в атаке, но в 1942 году германское командование в полной мере осознало слабость мобильных противотанковых средств: легкие 37-мм пушки и противотанковые ружья уже не могли эффективно поражать средние и тяжелые советские танки.


В 1942 году компания Hasag представила немецкому командованию образец Panzerfaust (в советской литературе он более известен как «фаустпатрон» — Faustpatrone). Первая модель гранатомета Генриха Лангвейлера Panzerfaust 30 Klein (малый) имела общую длину около метра и весила три килограмма. Гранатомет состоял из ствола и надкалиберной гранаты кумулятивного действия. Ствол представлял собой трубу с гладкими стенами длиной 70 см и диаметром 3 см; вес — 3,5 кг. Снаружи ствола находился ударный механизм, а внутри размещался метательный заряд, состоящий из пороховой смеси в картонном контейнере.

Гранатометчик нажимал на спуск, ударник накладывал капсюль, воспламеняя пороховой заряд. Вследствие образовавшихся пороховых газов граната вылетала из ствола. Через секунду после выстрела у гранаты раскрывались лопасти — для стабилизации полета. Относительная слабость вышивного заряда заставля-ла при ведении огня на дистанции 50-75 метров подни-мать ствол под значительным углом возвышения. Максимальный эффект достигался при стрельбе на дальности до 30 метров: под углом 30 градусов граната была способна пробить 130-мм лист брони, что на тот момент гарантировало уничтожение любого союзного танка.


В боеприпасе использовался кумулятивный принцип Монро: фугасный заряд изнутри имел конусообразную выемку, покрытую медью, широкой частью вперед. Когда снаряд попадал в броню, заряд детонировал на некотором расстоянии от нее, и вся сила взрыва устремлялась вперед. Заряд прожигал медный конус в его вершине, что, в свою очередь, создавало эффект тонкой направленной струи расплавленного металла и горячих газов, ударявших в броню со скоростью около 4000 м/с.

После серии испытаний гранатомет поступил на вооружение вермахта. Осенью 1943 года Лангвейлер получил множество рекламаций с фронта, суть которых сводилась к тому, что граната «Кляйна» часто давала рикошеты от наклоненной брони советского танка Т-34. Конструктор решил пойти по пути увеличения диаметра кумулятивной гранаты, и зимой 1943 года появилась модель Panzerfaust 30M. Благодаря увеличенной кумулятивной воронке бронепробиваемость составила 200 мм брони, но дальность стрельбы упала до 40 метров.

Стрельба из Panzerfaust.

За три месяца 1943 года немецкая промышленность выпустила 1300000 «Панцерфаустов». Фирма «Хасаг» постоянно совершенствовала свой гранатомет. Уже в сентябре 1944 года в серийное производство был запущен Panzerfaust 60M, дальность стрельбы которого благодаря увеличению порохового заряда возросла до шестидесяти метров.

В ноябре того же года появился Panzerfaust 100M с усиленным пороховым зарядом, который позволял вести стрельбу на дистанции до ста метров. «Фаустпатрон» — РПГ одноразового использования, но нехватка металла вынудила командование вермахта обязать тыловые части снабжения собирать использованные стволы «фаустов» для их повторной зарядки на заводах.


Масштабы применения Panzerfaust поражают — в период с октября 1944-го по апрель 1945 года было произведено 5600000 «фаустпатронов» всех модификаций. Наличие такого количества одноразовых ручных противотанковых гранатометов (РПГ) в последние месяцы Второй мировой позволило необученным мальчишкам из «Фольксштурма» нанести союзным танкам значительный урон в городских боях.


Рассказывает очевидец — Ю.Н. Поляков, командир СУ-76: «5 мая двигались к Бранденбургу. Около города Бург нарвались на засаду «фаустников». Нас было четыре машины с десантом. Жарко было. А из кювета человек семь немцев с «фаустами». Расстояние метров двадцать, не больше. Это же рассказывать долго, а делается-то моментально — поднялись, выстрелили, и все. Первые три машины взорвались, у нашей двигатель разбило. Хорошо, правым бортом, а не левым — в левом-то топливные баки. Половина десантников погибла, остальные поймали немцев. Набили хорошо им рожи, скрутили проволокой и забросили в горящие самоходки. Орали хорошо, музыкально так...»


Интересно, что союзники не брезговали использовать трофейные РПГ. Так как советская армия не имела подобного оружия, русские солдаты регулярно использовали трофейные гранатометы для борьбы с танками, а также в городских боях, для подавления укрепленных огневых точек противника.

Из выступления командующего 8-й гвардейской армией генерал-полковника В.И. Чуйкова: «Я еще раз хочу особенно подчеркнуть на этой конференции большую роль, которую сыграло оружие противника, — это фаустпатроны. 8-я гв. армия, бойцы и командиры, были влюблены в эти фаустпатроны, воровали их друг у друга и с успехом их использовали — эффективно. Если не фаустпатрон, то давайте назовем его Иван-патрон, лишь бы у нас поскорей он был».

Это не миф!

«Щипцы для брони»

Уменьшенной копией Panzerfaust был гранатомет Panzerknacke («Щипцы для брони»). Им оснащали диверсантов, и этим оружием немцы планировали ликвидировать лидеров стран антигит-леровской коалиции.


Безлунной сентябрьской ночью 1944 года на поле в Смоленской области приземлился немецкий транспортный самолет. Из него по выдвижному трапу выкатили мотоцикл, на котором двое пассажиров — мужчина и женщина в форме советских офицеров — покинули место посадки, поехав в сторону Москвы. На рассвете их остановили для проверки документов, которые оказались в порядке. Но сотрудник НКВД обратил внимание на чистую форму офицера — ведь накануне вечером шел сильный ливень. Подозрительную пару задержали и после проверки передали СМЕРШу. Это были диверсанты Политов (он же Таврин) и Шилова, подготовкой которых занимался сам Отто Скорцени. У «майора» кроме комплекта фальшивых документов были даже поддельные вырезки из газет «Правда» и «Известия» с очерками о подвигах, указы о награждении и портрет майора Таврина. Но самое интересное было в чемодане Шиловой: компактная магнитная мина с радиопередатчиком для дистанционного подрыва и компактный реактивный гранатомет «Панцеркнакке».


Длина «Щипцов для брони» была 20 см, а пусковая труба была диаметром 5 см.

На трубу надевался реактивный снаряд, который имел дальность тридцать метров и пробивал броню толщиной 30 мм. «Панцеркнакке» крепился на предплечье стрелка с помощью кожаных ремней. Для того чтобы скрытно носить гранатомет, Политову сшили кожаное пальто с расширенным правым рукавом. Запуск гранаты производился нажатием кнопки на запястье левой руки — контакты замыкались, и ток от батареи, спрятанной за поясом, инициировал запал «Панцеркнакке». Это «чудо-оружие» было предназначено для убийства Сталина во время поездки на бронированном автомобиле.

Panzerschreck

Английский солдат с трофейным "Панцершреком".

В 1942 году в руки немецких конструкторов попал образец американского ручного противотанкового гранатомета М1 Bazooka (калибр 58 мм, вес 6 кг, длина 138 см, прицельная дальность 200 метров). Управление вооружений вермахта предложило оружейным фирмам новое техническое задание для конструирования ручного гранатомета Raketen-Panzerbuchse (ракетная танковая винтовка) на основе трофейной «Базуки». Через три месяца был готов опытный образец, и после испытаний в сентябре 1943 года немецкий РПГ Panzerschreck — «Гроза танков» — был принят на вооружение вермахта. Подобная оперативность стала возможна благодаря тому, что немецкие конструкторы уже вели работы по проектированию реактивного гранатомета.

«Гроза танков» представлял собой открытую гладкостенную трубу длиной 170 см. Внутри трубы было три направляющих для реактивного снаряда. Для прицеливания и переноски использовался плечевой упор и рукоятка для удержания РПГ. Заряжание производилось через хвостовую часть трубы. Для стрельбы гранатометчик наводил «Panzerschreck» на цель, используя упрощенное прицельное устройство, которое состояло из двух металлических колец. После нажатия на спуск тяга вводила маленький магнитный стержень в индукционную катушку (как в пьезозажигалках), вследствие чего генерировался электрический ток, который, пройдя через проводку к задней части пусковой трубы, инициировал зажигание порохового двигателя снаряда.


Конструкция «Панцершрека» (официальное наименова-ние 8,8 cm Raketenpanzerbuechse-43 — «88-мм ракетное противотанковое ружье образца 1943 года») получилась удачнее и имела несколь-ко преимуществ по сравнению с американским аналогом:

  • «Гроза танков» имела калибр 88 мм, а американский РПГ — 60 мм. Благодаря увеличению калибра вес боеприпаса вырос в два раза, и, следовательно, повысилась бронебойность. Кумулятивный заряд пробивал гомогенную броню толщиной до 150 мм, что гарантировало уничтожение любого советского танка (американский усовершенст-вованный вариант «Базуки» М6А1 пробивал броню до 90 мм).

  • В качестве спускового механизма был применен индукци-онный генератор тока. На «Базуке» применялся аккумулятор, который был достаточно капризен в эксплуатации, а при низких температурах терял заряд.

  • Из-за простоты конструкции «Панцершрек» обеспечивал высокую скорострельность — до десяти выстрелов в минуту (у «Базуки» — 3-4).


Снаряд «Панцершрека» состоял из двух частей: боевой с кумулятивным зарядом и реактивной части. Для использования РПГ в разных климатических зонах немецкие конструкторы создали «арктическую» и «тропическую» модификацию гранаты.

Для стабилизации траектории полета снаряда через секунду после выстрела в хвостовой части выбрасывалось кольцо из тонкого металла. После вылета из пусковой трубы снаряда заряд пороха продолжал гореть еще на протяжении двух метров (за это немецкие солдаты называли «Панцершрек» Ofcnrohr, дымоход). Чтобы уберечь себя от ожогов при стрельбе, гранатометчик должен был надеть маску противогаза без фильтра и облачиться в плотную одежду. Этот недостаток устранили на более поздней модификации РПГ, на которую установили защитный экран с окошком для прицеливания, увеличивший, однако, вес до одиннадцати кг.


Panzerschreck готов к действию.

Благодаря невысокой стоимости (70 рейхсмарок — сопоставимо с ценой винтовки Mauser 98), а также простому устройству с 1943 по 1945 год было выпущено более 300000 экземпляров «Панцершрека». В целом, несмотря на недостатки, «Гроза танков» стала одним из наиболее успешных и эффективных образцов вооружения Второй мировой войны. Большие габариты и вес сковывали действия гранатометчика и не позволяли быстро менять огневую позицию, а это качество в бою бесценно. Также при стрельбе было необходимо убедиться, что позади наводчика РПГ не находится, например, стена. Это ограничивало применение «Панцершрека» в городских условиях.


Рассказывает очевидец — В.Б. Востров, командир СУ-85: «С февраля по апрель сорок пятого против нас очень активно действовали отряды «фаустников», истребителей танков, составленные из «власовцев» и немцев-«штрафников». Один раз прямо на моих глазах они сожгли наш ИС-2, стоявший в нескольких десятках метров от меня. Нашему полку еще сильно пофартило, что мы заходили в Берлин со стороны Потсдама и на нашу долю не выпало участвовать в боях в центре Берлина. А там «фаустники» просто лютовали...»

Именно немецкие РПГ стали прародителями современных «убийц танков». Первый советский гранатомет РПГ-2 был принят на вооружение в 1949 году и повторял собой схему «Панцерфауста».


Ракеты — «оружие возмездия»

Фау-2 на стартовом столе. Видны машины обеспечения.

Капитуляция Германии в 1918 году и последовавший за этим Версальский мирный договор стали отправной точкой создания нового вида оружия. Согласно договору, Германия ограничивалась в производстве и разработке вооружений, а немецкой армии воспрещалось иметь на вооружении танки, самолеты, подводные лодки и даже дирижабли. Но о зарождающейся ракетной технике в договоре не было ни слова.


В 1920-х годах многие немецкие инженеры работали над созданием ракетных двигателей. Но только в 1931 году конструкторам Риделю и Небелю удалось создать полноценный реактивный двигатель на жидком топливе. В 1932 году этот двигатель неоднократно испытывался на опытных ракетах и показал обнадеживающие результаты.

В том же году начала всходить звезда Вернера фон Брауна, получившего степень бакалавра в Берлинском технологическом институте. Талантливый студент привлек внимание инженера Небеля, и 19-летний барон одновременно с учебой становится подмастерьем в ракетном конструкторском бюро.

В 1934 году Браун защищает диссертацию под названием «Конструктивный, теоретический и экспериментальный вклад в проблему жидкостной ракеты». За туманной формулировкой докторской скрывались теоретические основания преимуществ ракет с жидкостными реактивными двигателями над бомбардировочной авиацией и артиллерией. После получения диплома доктора философии фон Браун привлек внимание военных, а диплом был строго засекречен.


В 1934 году недалеко от Берлина была создана испытательная лаборатория «Вест», которая располагалась на полигоне в Куммерсдорфе. Это была «колыбель» немецких ракет — там проводились тесты реактивных двигателей, запускались десятки опытных образцов реактивных снарядов. На полигоне царила тотальная секретность — немногие знали, чем занимается исследовательская группа Брауна. В 1939 году на севере Германии, недалеко от города Пенемюнде, был основан ракетный центр — заводские цеха и самая большая в Европе аэродинамическая труба.


В 1941 году под руководством Брауна была сконструирована новая 13-тонная ракета А-4 с двигателем на жидком топливе.

До старта несколько секунд...

В июле 1942 года была изготовлена опытная партия баллистических ракет А-4, которые немедленно отправили на испытания.

На заметку: Фау-2 (Vergeltungswaffe-2, Оружие возмездия-2) — одноступенчатая баллистическая ракета. Длина — 14 метров, вес 13 тонн, из которых 800 кг приходилось на боевую часть с взрывчатым веществом. Жидкостный реактивный двигатель работал и на жидком кислороде (около 5 тонн), и на 75-процентном этиловом спирте (примерно 3,5 тонны). Расход топлива составлял 125 литров смеси в секунду. Максимальная скорость — порядка 6000 км/ч, высота баллистической траектории — сто километров, радиус действия до 320 километров. Запуск ракеты осуществлялся со стартового стола вертикально. После отключения двигателя включалась система управления, гироскопы отдавали команды рулям, следуя указаниям программного механизма и прибора измерения скорости.


К октябрю 1942 года были проведены десятки пусков А-4, но лишь треть из них смогла достигнуть цели. Постоянные аварии при старте и в воздухе убедили фюрера в нецелесообразности продолжения финансирования ракетного исследовательского центра Пенемюнде. Ведь бюджет КБ Вернера фон Брауна за год равнялся расходам на производство бронетехники в 1940 году.

Обстановка в Африке и на Восточном фронте склаывалась уже не в пользу вермахта, и Гитлер не мог позволить финансировать долгосрочный и дорогой проект. Этим воспользовался командующий ВВС Рейхсмаршал Геринг, предложив Гитлеру проект самолета снаряда Fi-103, который разрабатывал конструктор Физелер.

Крылатая ракета Фау-1.

На заметку: Фау-1 (Vergeltungswaffe-1, Оружие возмездия-1) — управляемая крылатая ракета. Масса Фау-1 — 2200 кг, длинна 7,5 метров, максимальная скорость 600 км/ч, дальность полета до 370 км, высота полета 150-200 метров. Боевая часть содержала 700 кг взрывчатого вещества. Запуск производился с помощью 45-метровой катапульты (позднее проводились эксперименты по запуску с самолета). После старта включалась система управления ракетой, которая состояла из гироскопа, магнитного компаса и автопилота. Когда реактивный снаряд оказывался над целью, автоматика выключала двигатель и ракета планировала к земле. Двигатель Фау-1 — пульсирующий воздушно-реактивный — работал на обычном бензине.


Ночью 18 августа 1943 года с авиабаз в Великобритании взлетели около тысячи «летающих крепостей» союзников. Их целью были заводы в Германии. 600 бомбардировщиков совершили налет на ракетный центр в Пенемюнде. Немецкая противовоздушная оборона не могла справиться с армадой англо-американской авиации — тонны фугасных и зажигательных бомб обрушились на цеха по производству Фау-2. Немецкий исследовательский центр был практически разрушен, и на восстановление ушло более полугода.

Последствия применения Фау-2. Антверпен.

Осенью 1943 года Гитлер, обеспокоенный тревожной ситуацией на Восточном фронте, а также возможной высадкой союзников в Европе, вновь вспомнил о «чудо-оружии».

В ставку командования был вызван Вернер фон Браун. Он продемонстрировал кинопленку с запусками А-4 и фотографии разрушений в результате попадания боеголовки баллистической ракеты. «Ракетный барон» также представил фюреру план, по которому при должном финансировании в течение полугода можно было выпустить сотни Фау-2.

Фон Браун убедил фюрера. «Благодарю вас! Почему я до сих пор не верил в успех вашей работы? Меня просто плохо информировали», — сказал Гитлер, ознакомившись с докладом. Восстановление центра в Пенемюнде началось в удвоенном темпе. Подобное внимание фюрера к ракетным проектам можно объяснить с финансовой точки зрения: крылатая ракета Фау-1 в массовом производстве стоила 50000 рехсмарок, а ракета Фау-2 — до 120000 рейхсмарок (в семь раз дешевле танка «Тигр-I», который стоил порядка 800000 рейхсмарок).


13 июня 1944 года были запущены пятнадцать крылатых ракет Фау-1 — их целью был Лондон. Пуски продолжались ежедневно, и за две недели число погибших от «оружия возмездия» достигло 2400 человек.

Из изготовленных 30000 самолетов-снарядов около 9500 были запущены в Англию, и только 2500 из них долетели до столицы Великобритании. 3800 были сбиты истребителями и артиллерией противовоздушной обороны, а 2700 Фау-1 упали в Ла-Манш. Немецкие крылатые ракеты уничтожили порядка 20000 домов, около 18000 человек было ранено и 6400 убито.

Пуск Фау-2.

8 сентября по приказу Гитлера были произведены запуски баллистической ракеты Фау-2 по Лондону. Первая из них упала в жилой квартал, образовав посреди улицы воронку глубиной десять метров. Этот взрыв вызвал переполох среди жителей столицы Англии — при полете Фау-1 издавала характерный звук работающего пульсирующего реактивного двигателя (англичане называли его «жужжащей бомбой» — buzz bomb). Но в этот день не было ни сигнала воздушной тревоги, ни характерного «жужжания». Стало ясно, что немцы применили какое-то новое оружие.

Из 12000 произведенных немцами Фау-2 более тысячи были выпущены по Англии и около пятисот на занятый союзными войсками Антверпен. Общие число погибших в результате применения «детища фон Брауна» составило около 3000 человек.

Последняя Фау-2 упала на Лондон 27 марта 1945 года.


«Чудо-оружие», несмотря на революционную концепцию и конструкцию, страдало недостатками: невысокая точность попадания вынуждала применять ракеты по площадным целям, а низкая надежность двигателей и автоматики часто приводили к авариям еще на старте. Уничтожение инфраструктуры противника с помощью Фау-1 и Фау-2 было нереальным, так что можно с полной уверенностью назвать это оружие «пропагандистским» — для устрашения мирного населения.

Это не миф!

Операция «Эльстер»

В ночь на 29-е ноября 1944 года в заливе Мен неподалеку от Бостона всплыла немецкая подводная лодка U-1230, от которой отчалила небольшая надувная лодка, на борту которой находились два диверсанта, оснащенные оружием, фальшивыми документами, деньгами и драгоценностями, а также разнообразной радиоаппаратурой.

С этого момента вступила в активную фазу операция Elster (Сорока), спланированная министром внутренних дел Германии Генрихом Гиммлером. Целью операции являлась установка на самое высокое здание Нью-Йорка, Empire State Building, радиомаяка, который в будущем планировалось использовать для наведения немецких баллистических ракет.


Вернер фон Браун еще в 1941 году разработал проект межконтинентальной баллистической ракеты с дальностью полета около 4500 км. Однако только в начале 1944 года фон Браун поведал фюреру об этом проекте. Гитлер был в восторге — он потребовал немедленно приступить к созданию опытного экземпляра. После этого приказа немецкие инженеры в центре «Пенемюнде» вели круглосуточные работы по проектированию и сбору экспериментальной ракеты. Двухступенчатая баллистическая ракета А-9/А-10 «Америка» была готова в конце декабря 1944 года. Она оснащалась жидкостно-реактивными двигателями, вес достигал 90 тонн, а длина составляла тридцать метров. Экспериментальный запуск ракеты состоялся 8 января 1945 года; после семи секунд полета А-9/А-10 взорвалась в воздухе. Несмотря на провал, «ракетный барон» продолжил работы над проектом «Америка».

Неудачей закончилась и миссия «Эльстер» — ФБР засекло радиопередачу с подводной лодки U-1230, и на побережье залива Мен началась облава. Шпионы разделились и по отдельности добрались до Нью-Йорка, где в начале декабря их арестовало ФБР. Немецких агентов судил американский военный трибунал и приговорил к смертной казни, но после войны президент США Трумэн отменил приговор.


После потери агентов Гиммлера план «Америка» оказался на грани срыва, ведь все еще требовалось найти решение для максимально точного наведения ракеты массой в сто тонн, которая должна поразить цель после перелета в пять тысяч километров. Геринг решил пойти максимально простым путем — он поручил Отто Скорцени создать отряд пилотов-смертников. Последний пуск экспериментальной А-9/А-10 состоялся в январе 1945 года. Существует мнение, что это был первый пилотируемый полет; документальных подтверждений этому нет, но по этой версии место в кабине ракеты занял Рудольф Шредер. Правда, попытка окончилась неудачей — через десять секунд после взлета ракета загорелась, и пилот погиб. По этой же версии, данные об инциденте с пилотируемым полетом до сих пор находятся под грифом «секретно».

Дальнейшие эксперименты «ракетного барона» прервала эвакуация на юг Германии.


В начале апреля 1945 года был отдан приказ об эвакуации конструкторского бюро Вернера фон Брауна из Пенемюнде на юг Германии, в Баварию — советские войска были совсем близко. Инженеры разместились в Оберйохе, горнолыжном курорте, расположенном в горах. Ракетная элита Германии ожидала окончания войны.

Как вспоминал доктор Конрад Даненберг: «У нас было несколько секретных совещаний с фон Брауном и его коллегами, чтобы обсудить вопрос: что мы будем делать по окончании войны. Мы обдумывали, стоит ли нам сдаться русским. У нас были сведения о том, что русские заинтересованы в ракетной технологии. Но мы слышали о русских так много плохого. Мы все понимали, что ракета Фау-2 является огромным вкладом в высокие технологии, и мы надеялись, что это поможет нам остаться в живых...»

В ходе этих совещаний было принято решение сдаваться американцам, так как было наивно рассчитывать на теплый прием англичан после обстрелов Лондона немецкими ракетами.

«Ракетный барон» понимал, что уникальные знания его команды инженеров могут обеспечить почетный прием после войны, и 30 апреля 1945 года, после сообщения о смерти Гитлера, фон Браун сдался американским разведчикам.

Это интересно: американские спецслужбы внимательно следили за работой фон Брауна. В 1944 году был разработан план «Paperclip»(«канцелярская скрепка» в переводе с английского). Название происходило от нержавеющих скрепок, которыми скрепляли бумажные дела немецких ракетных инженеров, хранившиеся в картотеке американской разведки. Целью операции «Пейперклип» были люди и документация, имеющие отношение к ракетным разработкам немцев.

Америка перенимает опыт

В ноябре 1945 года в Нюрнберге начался Международный военный трибунал. Страны-победители судили военных преступников и членов СС. Но на скамье подсудимых не было ни Вернера фон Брауна, ни его ракетной команды, хотя они были членами партии СС.

Американцы тайно вывезли «ракетного барона» на территорию США.

И уже в марте 1946 года на полигоне в Нью-Мехико американцы начинают испытания вывезенных из «Миттельверка» ракет Фау-2. Руководил запусками Вернер фон Браун. Лишь половина запущенных «Ракет возмездия» сумела взлететь, но это не остановило американцев — они подписали сотню контрактов с бывшими немецкими ракетчиками. Расчет администрации США был прост — отношения с СССР быстро портились, и требовался носитель для ядерной бомбы, а баллистическая ракета — идеальный вариант.

В 1950 году группа «ракетчиков из Пенемюнде» переезжает на ракетный полигон в штате Алабама, где начались работs над ракетой «Редстоун». Ракета практически полностью копировала конструкцию А-4, но из-за внесенных изменений стартовая масса возросла до 26 тонн. При испытаниях удалось достигнуть дальности полета в 400 км.

В 1955 году жидкостная ракета оперативно-тактического назначения SSM-А-5 «Редстоун», оснащенная ядерной боеголовкой, была развернута на американских базах в Западной Европе.

В 1956 году Вернер фон Браун возглавляет американскую программу баллистической ракеты Jupiter.

1 февраля 1958 года, через год после советского «Спутника», был запущен американский «Эксплорер-1». На орбиту его доставила ракета «Юпитер-С» конструкции фон Брауна.

В 1960 году «ракетный барон» становится членом Национального управления США по аэронавтике и исследованию космического пространства (NASA). Спустя год под его руководством проектируются ракеты Saturn, а также космические корабли серии Apollo.

16 июля 1969 года стартовала ракета Saturn-5 и через 76 часов полета в космосе доставила космический корабль Apollo-11 на лунную орбиту.

20 июля 1969 года космонавт Нил Армстронг ступил на поверхность Луны.

Зенитные ракеты

Первая в мире управляемая зенитная ракета Wasserfall.

К середине 1943 года регулярные налеты бомбардировщиков союзников сильно подорвали военную промышленность Германии. Орудия противовоздушной обороны не могли вести огонь выше 11 километров, а истребители люфтваффе не могли бороться с армадой американских «воздушных крепостей». И тогда немецкое командование вспомнило о проекте фон Брауна — управляемой зенитной ракете.

Люфтваффе предложило фон Брауну продолжить разработку проекта под названием Wasserfall (Водопад). «Ракетный барон» поступил просто — создал уменьшенную копию Фау-2.

Реактивный двигатель работал на топливе, которые вытеснялось из баков азотной смесью. Масса ракеты — 4 тонны, высота поражения целей — 18 км, дальность — 25 км, скорость полета — 900 км/ч, боевая часть содержала 90 кг взрывчатки.

Старт ракеты производился вертикально вверх со специального пускового станка, аналогичного Фау-2. После запуска наведение на цель «Вассерфаля» осуществлял оператор с помощью радиокоманд.

Также проводились эксперименты с инфракрасным взрывателем, который производил подрыв боеголовки при подлете к самолету противника.

В начале 1944 года немецкие инженеры испытали революционную систему наведения по радиолучу на ракете Wasserfall. Радиолокатор в пункте управления ПВО «засвечивал цель», после чего запускалась зенитная ракета. В полете ее оборудование управляло рулями, и ракета как бы летела по радиолучу до цели. Несмотря на перспективы данного метода, немецким инженерам так и не удалось добиться надежной работы автоматики.

В результате экспериментов конструкторы «Васерваля» остановили свой выбор на двухлокаторной системе наведения. Первый радар отмечал самолет противника, второй зенитную ракету. Оператор наведения видел на дисплее две отметки, которые стремился совместить с помощью ручек управления. Команды обрабатывались, и по радиоканалу передавались на ракету. Передатчик Wasserfall, получив команду, через сервоприводы управлял рулями — и ракета меняла курс.


В марте 1945 года прошли испытания ракеты, на которых «Вассерфаль» достигла скорости 780 км/ч и высоты 16 км. Wasserfall успешно прошла испытания и могла принять участие в отражении налетов союзной авиации. Но не было заводов, где можно было развернуть массовое производство, а также ракетного топлива. До конца войны оставалось полтора месяца.

Немецкий проект переносного зенитного комплекса.

После капитуляции Германии, СССР и США вывезли несколько образцов зенитных ракет, а также ценную документацию.

В Советском Союзе «Вассерфаль» после некоторой доработки получила индекс Р-101. После серий испытаний, которые выявили недостатки в ручной системе наведения, было принято решение о прекращении модернизации трофейной ракеты. К таким же выводам пришли американские конструкторы; проект ракеты А-1 Hermes (на основе «Wasserfall») был закрыт в 1947 году.

Также стоит отметить, что с 1943 по 1945 годы немецкие конструкторы разработали и испытали еще четыре модели управляемых ракет: Hs-117 Schmetterling, Enzian, Feuerlilie, Rheintochter. Многие технические и инновационно-технологические решения, найденные немецкими конструкторами, были воплощены в послевоенных разработках в США, СССР и других странах на протяжении последующих двадцати лет.

Это интересно: наряду с разработками управляемых ракетных комплексов немецкие конструкторы создали управляемые ракеты «воздух-воздух», управляемые авиационные бомбы, управляемые противокорабельные ракеты, противотанковые управляемые ракетные снаряды. В 1945 году немецкие чертежи и опытные образцы попали к союзникам. Все виды ракетного оружия, поступившее на вооружение СССР, Франции, США и Англии в послевоенные годы, имели немецкие «корни».

Реактивные самолеты

Трудный ребенок люфтваффе

История не терпит сослагательного наклонения, но если бы не нерешительность и недальновидность руководства Третьего рейха, люфтваффе вновь, как в первые дни Второй мировой войны, получила бы полное и безоговорочное преимущество в воздухе.

Ме-262.

В июне 1945 года пилот королевских ВВС капитан Эрик Броун взлетел на трофейном Me-262 c территории оккупированной Германии и взял курс на Англию. Из его воспоминаний: «Я был очень взволнован, потому что это был таким нежданным поворотом. Раньше каждый немецкий самолет, перелетающий Ла-Манш, встречал огненный вал зенитных орудий. А теперь я летел на самом ценном немецком самолете домой. У этого самолета достаточно зловещий вид — он похож на акулу. И после взлета я понял, как много хлопот нам могли доставить немецкие пилоты на этой великолепной машине. Позже я входил в команду тестовых пилотов, которые испытывали реактивный «мессершмитт» в Фанборо. Тогда я развил на нем 568 миль в час (795 км/ч), в то время как наш лучший истребитель развивал 446 миль в час, а это громадная разница. Это был самый настоящий квантовый скачок. Me-262 мог бы изменить ход войны, но у нацистов он появился слишком поздно».

Ме-262 вошел в мировую историю авиации как первый серийный боевой истребитель.


В 1938 году немецкое Управление вооружений поручило с конструкторскому бюро Messerschmitt A.G. разработать реактивный истребитель, на который планировалось установить новейшие турбореактивные двигатели BMW P 3302. По плану HwaA, двигатели BMW должны были поступить в массовое производство уже в 1940 году. К концу 1941 года планер будущего истребителя-перехватчика был готов.

Все было готово к испытаниям, но постоянные неполадки двигателя BMW вынудили конструкторов «мессершмитта» искать замену. Им стал турбореактивный двигатель Jumo-004 фирмы Junkers. После доработки конструкции осенью 1942 года Me-262 поднялся в воздух.

Опытные полеты показали отличные результаты — максимальная скорость приближалась к 700 км/ч. Но министр вооружений Германии А. Шпеер решил, что еще рано начинать серийное производство. Требовалась тщательная доработка самолета и его двигателей.

Прошел год, «детские болезни» самолета были устранены, и Мессершмитт решил пригласить на испытания немецкого аса, героя испанской войны генерал-майора Адольфа Галланда. После серии полетов на модернизированном Me-262 тот написал командующему люфтваффе Герингу отчет. В своем докладе немецкий ас в восторженных тонах доказывал безоговорочное преимущество новейшего реактивного перехватчика перед поршневыми одномоторными истребителями.

Также Галланд предлагал начать немедленное разворачивание серийного производства Me-262.

Ме-262 на летных испытаниях в США, 1946 год.

В начале июня 1943 года на совещании у командующего ВВС Германии Геринга было принято решение начать серийное производство Ме-262. На заводах Messerschmitt A.G. началась подготовка к сбору нового самолета, но в сентябре поступил приказ Геринга о «замораживании» этого проекта. Мессершмитт срочно прибыл в Берлин в ставку командующего люфтваффе и там ознакомился с приказом Гитлера. Фюрер высказывал недоумение: «Зачем нам не доведенный Ме-262, когда фронту необходимы сотни истребителей Me-109?»


Узнав о приказе Гитлера остановить подготовку к серийному производству, Адольф Галланд написал фюреру о том, что реактивный истребитель необходим люфтваффе как воздух. Но Гитлер уже все решил — ВВС Германии нужен не перехватчик, а реактивный штурмовик-бомбардировщик. Тактика «Блицкрига» не давала фюреру покоя, и идея молниеносного наступления при поддержке «блиц-штурмовиков» прочно засела у Гитлера в голове.

В декабре 1943 года Шпеер подписал приказ о начале разработки скоростного реактивного штурмовика на базе перехватчика Ме-262.

Конструкторскому бюро Мессершмитта был дан карт-бланш, а финансирование проекта было восстановлено в полном объеме. Но перед создателями скоростного штурмовика возникли многочисленные проблемы. Из-за массированных налетов союзной авиации на промышленные центры на территории Германии начались перебои с поставками комплектующих. Не хватало хрома и никеля, которые использовались для изготовления лопаток турбины двигателя Jumo-004B. Вследствие этого резко сократилось производство турбореактивных двигателей Junkers. В апреле 1944 года удалось собрать лишь 15 предсерийных штурмовиков, которые были переданы в специальное испытательное подразделение люфтваффе, которое отрабатывало тактику применения новой реактивной техники.

Только в июне 1944 года, после переноса производства двигателя Jumo-004B в подземный завод Нордхаузен, появилась возможность начать серийное производство Ме-262.


В мае 1944 года Мессершмитт занялся разработкой оснащения перехватчика бомбодержателями. Был разработан вариант с установкой на фюзеляже Me-262 двух 250-кг или одной 500-кг бомбы. Но параллельно с проектом штурмовика-бомбардировщика конструкторы втайне от командования люфтваффе продолжали дорабатывать проект истребителя.

В ходе инспекции, которая прошла в июле 1944 года, было установлено, что работы над проектом реактивного перехватчика не свернуты. Фюрер был в ярости, и итогом этого инцидента стал личный контроль Гитлера над проектом Me-262. Любое изменение в конструкции реактивного «мессершмитта» с этого момента мог утверждать только Гитлер.

В июле 1944 года было создано подразделение Kommando Nowotny (Команда Новотны) под командованием немецкого аса Вальтера Новотны (258 сбитых самолетов противника). Оно оснащалось тридцатью Me-262, снабженными бомбодержателями.

Перед «командой Новотны» была поставлена задача проверить штурмовик в боевых условиях. Новотны нарушил приказ и использовал реактивный самолет в качестве истребителя, в чем добился немалого успеха. После серии отчетов с фронта об удачном применении Me-262 в качестве перехватчика в ноябре Геринг решился отдать приказ о формировании истребительной части с реактивными «мессершмиттами». Также командующий люфтваффе сумел убедить фюрера пересмотреть свое мнение о новом самолете. В декабре 1944 года люфтваффе приняло на вооружение около трехсот истребителей Me-262, а проект производства штурмовиков был закрыт.


Зимой 1944 года «Мессершмитт А.Г.» ощутило острую проблему с получением комплектующих, необходимых для сборки Ме-262. Союзная бомбардировочная авиация круглосуточно бомбила немецкие заводы. В начале января 1945 года HWaA приняло решение о рассредоточении производства реактивного истребителя. Узлы для Ме-262 начали собирать в одноэтажных деревянных постройках, укрытых в лесах. Крыши этих мини-заводов покрывалась краской цвета оливы, и обнаружить мастерские с воздуха было затруднительно. Один такой завод изготавливал фюзеляж, другой крылья, третий совершал финальную сборку. После этого готовый истребитель взлетал в воздух, используя для разбега безупречные немецкие автобаны.

Результатом подобного нововведения стали 850 турбореактивных Ме-262, выпущенных с января по апрель 1945 года.


Всего было построено порядка 1900 экземпляров Ме-262 и разработано одиннадцать его модификаций. Особый интерес представляет двухместный ночной истребитель-перехватчик с радиолокационной станцией «Нептун» в носовой части фюзеляжа. Эту концепцию двухместного реактивного истребителя, оснащенного мощным радаром, повторили американцы в 1958 году, реализовав в модели F-4 Phantom II.


Осенью 1944 года первые воздушные бои между Ме-262 и советскими истребителями показали, что «мессершмитт» — грозный противник. Его скорость и время набора высоты были несравненно выше, чем у русских самолетов. После подробного анализа боевых возможностей Ме-262 советское командование ВВС предписало пилотам открывать огонь по немецкому реактивному истребителю с максимальной дистанции и использовать маневр уклонения от боя.

Дальнейшие инструкции могли быть приняты после испытания «мессершмитта», но такая возможность представилась только в конце апреля 1945 года, после захвата немецкого аэродрома.


Конструкция Me-262 состояла из цельнометаллического свободнонесущего низкоплана. Два турбореактивных двигателя Jumo-004 устанавливались под крыльями, с внешней стороны стоек шасси. Вооружение составляли четыре 30-мм пушки MK-108, установленные на носу самолета. Боекомплект — 360 снарядов. Вследствие плотной компоновки пушечного вооружения обеспечивалась отличная меткость при стрельбе по целям противника. Также проводились эксперименты по установке на Me-262 орудий большего калибра.

Реактивный «мессершмитт» был весьма прост в производстве. Максимальная технологичность узлов облегчала его сборку в «лесных заводах».


При всех достоинствах Me-262 имел неисправимые недостатки:

  • Небольшой моторесурс двигателей — всего 9-10 часов работы. После этого требовалось провести полную разборку двигателя и заменить лопатки турбины.

  • Большой разбег Me-262 делал его уязвимым во время взлета и посадки. Для прикрытия взлета выделялись звенья истребителей Fw-190.

  • Чрезвычайно высокие требования к покрытию аэродромов. Из-за низко расположенных двигателей попадание любого предмета в воздухозаборник Me-262 вызывало поломку.


Это интересно: 18 августа 1946 года на авиационном параде, посвященном Дню Воздушного флота, над Тушинским аэродромом пролетел истребитель И-300 (МиГ-9). Он был оборудован турбореактивным двигателем РД-20 — точной копией немецкого Jumo-004B. Также на параде был представлен Як-15, оснащенный трофейным BMW-003 (впоследствии РД-10). Именно Як-15 стал первым советским реактивным самолетом, официально принятым на вооружение ВВС, а также первым реактивным истребителем, на котором военные пилоты освоили высший пилотаж. Первые серийные советские реактивные истребители создавались на основах, заложенных в Мe-262 еще в 1938 году.


Опередивший свое время

Заправка «Арадо».

В 1940 году немецкая фирма Arado в инициативном порядке начала разработку экспериментального скоростного разведчика, с новейшими турбореактивными двигателями фирмы Junkers. Опытный образец был готов в середине 1942 года, но проблемы с доводкой двигателя Jumo-004 вынудили отложить испытания самолета.


В мае 1943 года долгожданные двигатели были доставлены на завод Arado, и после небольшой доводки разведчик был готов к опытному полету. Испытания начались в июне, и самолет показал впечатляющие результаты — скорость его достигала 630 км/ч, тогда как у поршневого Ju-88 она составляла 500 км/ч. Командование люфтваффе по достоинству оценило перспективный самолет, но на совещании у Геринга в июле 1943 года было принято решение переделать Ar. 234 Blitz (Молния) в легкий бомбардировщик.

Конструкторское бюро фирмы «Арадо» приступило к доработке самолета. Главная сложность состояла в размещении бомб — в небольшом фюзеляже «Молнии» не было свободного места, а размещение бомбовой подвески под крыльями сильно ухудшало аэродинамику, что влекло за собой потерю скорости.


В сентябре 1943 года Герингу был представлен легкий бомбардировщик Ar-234B. Конструкции представляла собой цельнометаллический высокоплан с однокилевым оперением. Экипаж — один человек. Самолет нес одну 500-кг бомбу, два газотурбинных воздушно-реактивных двигателя Jumo-004 развивали максимальную скорость до 700 км/ч. Для уменьшения дистанции разбега применялись стартовые реактивные ускорители, которые работали около минуты, а потом сбрасывались. Для сокращения пробега при посадке была спроектирована система с тормозным парашютом, который раскрывался после приземления самолета. Оборонительное вооружение из двух 20-мм пушек было установлено в хвосте самолета.

«Арадо» перед вылетом.

Ar-234B успешно прошел все циклы армейских испытаний и в ноябре 1943 года был продемонстрирован фюреру. Гитлер остался доволен «Молнией» и распорядился немедленно начать серийное производство. Но зимой 1943 года начались перебои с поставками юнкеровских двигателей Jumo-004 — американская авиация активно наносила бомбовые удары по военной промышленности Германии. Кроме того, двигатели Jumo-004 устанавливались на истребитель-бомбардировщик Me-262.

Только в мае 1944 года первые двадцать пять Ar-234 поступили на вооружение люфтваффе. В июле «Молния» совершила первый разведывательный полет над территорией Нормандии. В этот боевой вылет «Арадо-234» снял на кинопленку практически всю зону, которую заняли высадившиеся союзные войска. Полет проходил на высоте 11000 метров и скорости 750 км/ч. Английские истребители, поднятые на перехват Arado-234, не смогли его догнать. В результате этого полета командование вермахта впервые смогло оценить масштабы высадки англо-американских войск. Геринг, пораженный такими блестящими результатами, отдал приказ о создании разведывательных эскадрилий, оснащенных «Молниями».


С осени 1944 года Arado-234 проводил разведку на всей территории Европы. Благодаря высокой скорости перехватить и сбить «Молнию» могли лишь самые новые поршневые истребители Mustang» P51D (701 км/ч) и Spitfire Mk.XVI (688 км/ч). Несмотря на доминирующее превосходство союзной авиации в начале 1945 года, потери «Молний» были минимальными.


В целом, Arado был удачно сконструированным самолетом. На нем испытывались экспериментальное катапультируемое кресло пилота, а также герметическая кабина для полетов на большой высоте.

К недостаткам самолета можно отнести сложность управления, что требовало высокой квалификации подготовки пилотов. Также сложности доставлял малый моторесурс двигателя Jumo-004.

Всего было выпущено порядка двухсот Arado-234.

Немецкие инфракрасные приборы ночного видения «Infrarot-Scheinwerfer»

Немецкий бронетранспортер, оснащенный инфракрасным прожектором.
Английский офицер изучает трофейный МР-44, оснащенный ночным прицелом «Вампир».

Разработки приборов ночного видения велись в Германии с начала 1930-х годов. Особых успехов в этой области добилась компания Allgemeine Electricitats-Gesellschaft, которая в 1936 году получила заказ на изготовление активного прибора ночного видения. В 1940 году Управлению вооружений вермахта был представлен опытный образец, который устанавливался на противотанковую пушку. После серии испытаний инфракрасный прицел был направлен на доработку.


После внесения изменений в сентябре 1943 AEG разработала приборы ночного видения для танков PzKpfw V ausf. A «Пантера».

Танк Т-5 «Пантера», оснащенный прибором ночного видения.
Ночной прицел, установленный на зенитном пулемете MG 42.

Система Infrarot-Scheinwerfer работала следующим образом: на бронетранспортер сопровождения SdKfz 251/20 Uhu («Сова») устанавливался инфракрасный прожектор диаметром 150 см. Он освещал цель на расстоянии до одного километра, а экипаж Panther, глядя в конвертер изображения, атаковал противника. Для сопровождения танков на марше использовался SdKfz 251/21, оснащенный двумя 70-см инфракрасными прожекторами, которые освящали дорогу.

Всего было выпущено около 60 «ночных» бронетранспортеров и более 170 комплектов для «Пантер».

«Ночные пантеры» активно применялись на Западном и Восточном фронтах, участвуя в боях в Померании, Арденнах, близ Балатона, в Берлине.

В 1944 году была выпущена опытная партия из трехсот инфракрасных прицелов Vampir-1229 Zeilgerat, которые устанавливались на автоматы МР-44/1. Вес прицела вместе с аккумулятором достигал 35 кг, дальность не превышала ста метров, время работы — двадцать минут. Тем не менее немцы активно использовали эти приборы во время ночных боев.

Охота за «мозгами» Германии

Фото Вернера Гейзенберга в музее операции «Alsos ».
Надпись на пропуске: «Назначение поездки: розыск целей, разведка, изъятие документов, захват оборудования или личного состава ». Этот документ позволял все - вплоть до похищения людей.

Нацистская партия всегда признавала большое значение технологий и вкладывала огромные средства в разработку ракет, самолетов и даже гоночных автомобилей. В результате на спортивных гонках 1930-х годов немецким машинам не было равных. Но вложения Гитлера окупались и другими открытиями.

Возможно, величайшие из них и самые опасные были сделаны в области ядерной физики. Ядерное деление было открыто в Германии. Немало лучших немецких физиков были евреями, и в конце 1930-х годов немцы вынудили их покинуть Третий рейх. Многие из них эмигрировали в США, принеся с собой тревожные вести — Германия, возможно, работает над созданием атомной бомбы. Эти вести побудили Пентагон принять меры по разработке своей собственной атомной программы, которую назвали «Манхэттенский проект».

Замок в городе Хайгерлох.

Американцы разработали план операции, для осуществления которого необходимо было послать агентов для скорейшего обнаружения и уничтожения атомной программы Гитлера. Главной целью был один из самых выдающихся немецких физиков, руководитель атомного проекта нацистов — Вернер Гейзенберг. Кроме того, немцы накопили тысячи тонн урана, необходимые для постройки ядерного изделия, и агентам необходимо было найти запасы нацистов.

Американские агенты извлекают немецкий уран.

Операция получила название «Alsos». Чтобы выследить выдающегося ученого и найти секретные лаборатории, в 1943 году было создано специальное подразделение. Для полной свободы действий им были выданы пропуска с самой высокой категорией допуска и полномочиями.

Именно агенты миссии «Alsos» в апреле 1945 года обнаружили в городе Хайгерлох секретную лабораторию, которая находилась под замком, на глубине двадцати метров. Кроме важнейших документов американцы обнаружили настоящий клад — ядерный реактор немцев. Но гитлеровским ученым не хватило урана — еще несколько тонн, и реактор заработал бы. Через два дня трофейный уран был в Англии. Двадцати транспортным самолетам пришлось совершить несколько рейсов, чтобы перевезти весь запас этого тяжелого элемента.


Сокровища рейха

Вход в подземный завод.

В феврале 1945 года, когда стало окончательно ясно, что поражение нацистов уже не за горами, главы США, Англии и СССР встретились в Ялте и договорились поделить Германию на три оккупационные зоны. Это придало охоте за учеными еще более срочный характер, ведь на территориях, отходящих под контроль русских, находилось много немецких научных объектов.

Через несколько дней после встречи в Ялте американские войска пересекли Рейн, и агенты «Alsos» рассеялись по Германии в надежде перехватить ученых до подхода русских. Американская разведка знала, что фон Браун переместил свой завод по производству баллистических ракет Фау-2 в центр Германии, в маленький городок Нордхаузен.

Американский офицер около двигателя Фау-2. Подземный завод «Миттельверк », апрель 1945 года.

Утром 11 апреля 1945 года специальный отряд высадился в этом городке. Разведчики обратили внимание на лесистый холм, который возвышался в четырех километрах от Нордхаузена почти на 150 метров над окружающей местностью. Там располагался подземный завод «Миттельверк».

В холме по диаметру основания были прорублены четыре сквозных штольни длиной по три с лишним километра. Все четыре штольни соединялись 44 поперечными штреками, и каждая была отдельным сборочным производством, остановленным только за сутки до прихода американцев. Под землей и в специальных железнодорожных платформах были сотни ракет. Завод и подъездные пути были в полной сохранности. Две левых штольни были заводами авиационных турбореактивных двигателей BMW-003 и Jumo-004.

Советские специалисты вывозят Фау-2.

Вспоминает один из участников той операции: «Мы испытывали чувства, схожие с эмоциями египтологов, открывших усыпальницу Тутанхамона; мы знали о существовании этого завода, но имели смутное представление о том, что здесь происходит. Но когда мы зашли туда — мы оказались в пещере Аладдина. Там были сборочные линии, десятки ракет, готовых к использованию...» Из «Миттельверка» американцы в спешке вывезли около трехсот товарных вагонов, груженных оборудованием и деталями ракет Фау-2. Красная Армия появилась там только через две недели.


Экспериментальный танк-трал.

В апреле 1945 года секретные службы США получили задание найти германских химиков и биологов, проводивших исследования в области создания оружия массового уничтожения. США особенно были заинтересованы в обнаружении нацистского эксперта по сибирской язве генерал-майора СС Вальтера Шрайбера. Однако советская разведка опередила союзника, и в 1945 году Шрайбер был вывезен в СССР.


В целом же из разгромленной Германии США вывезли около пятисот ведущих специалистов по ракетной технике во главе с Вернером фон Брауном, а также руководителя атомного проекта нацистов — Вернера Гейзенберга вместе с его ассистентами. Более миллиона запатентованных и не запатентованных изобретений немцев по всем отраслям науки и техники стали добычей агентов «Alsos».


Английские солдаты изучают «Голиафы ». Можно сказать, что эти танкетки - «дедушки » современных гусеничных роботов.

Не отставали от американцев и англичане. В 1942 году было сформировано подразделение 30 Assault Unit (также известное как 30 Commando, 30AU и «Ian Fleming's Red Indians»). Идея создания данного отдела принадлежала Яну Флемингу (автору тринадцати книг об английском разведчике — «Агенте 007» Джеймсе Бонде), начальнику отдела английской военно-морской разведки.

«Краснокожие Яна Флеминга».

«Краснокожие Яна Флеминга» занимались сбором технической информации на территории, занятой немцами. Осенью 1944 года, еще до наступления союзных армий, секретные агенты 30AU прочесали всю Францию. Из воспоминаний капитана Чарльза Виллера: «Мы колесили по Франции, отрываясь от наших передовых частей на десятки километров, и действовали в тылу коммуникаций немцев. С нами была «черная книга» — список сотен целей британской разведки. Мы не охотились за Гиммлером, мы искали немецких ученых. Во главе списка был Хельмут Вальтер, создатель немецкого реактивного двигателя для самолетов...» В апреле 1945 года английские коммандос совместно с «подразделением 30» похитили Вальтера из занятого немцами порта Киль.


К сожалению, формат журнала не позволяет поведать подробно обо всех технических открытиях, которые сделали немецкие инженеры. К ним относится и дистанционно управляемая танкетка «Голиаф», и сверхтяжелый танк «Маус», и футуристический танк разминирования, и, конечно же, дальнобойная артиллерия.

«Чудо-оружие» в играх

«Оружие возмездия», как и прочие разработки нацистских конструкторов, часто встречается в играх. Правда, историческая точность и достоверность в играх крайне редки. Рассмотрим пару примеров фантазии разработчиков.

В тылу врага

Карта «В тылу врага ».
Обломки мифической Фау-3.

Тактическая игра (Best Way, 1C, 2004 год)

Миссия за англичан начинается в августе 1944 года. Позади высадка в Нормандии, Третий рейх вот-вот падет. Но немецкие конструкторы изобретают новое оружие, с помощью которого Гитлер надеется переломить исход войны. Это ракета Фау-3, способная перелететь через Атлантику и обрушиться на Нью-Йорк. После атаки немецких баллистических ракет американцы поддадутся панике и вынудят свое правительство отказаться от участия в конфликте. Однако средства управления Фау-3 очень примитивны, и точность попадания собираются повысить с помощью радиомаяка на крыше одного из небоскребов. Американская разведка узнает об этом зловещем плане и просит английских союзников помочь. И вот группа британских коммандос переправляется через Ла-Манш, чтобы завладеть блоком управления ракетой...

Эта фантастическая вводная миссии имела под собой историческую основу (см. выше о проекте Вернера фон Брауна А-9/А-10). На этом сходство заканчивается.

Блицкриг

«Маус » - как он тут оказался?

Стратегия (Nival Interactive, 1C, 2003 год)

Миссия за немцев, «Контрудар под Харьковом». В распоряжение игрока поступает самоходное орудие «Карл». В действительности боевое крещение «Карлов» состоялось в 1941 году, когда два орудия этого типа открыли огонь по защитникам Брестской крепости. Затем подобные установки обстреливали Львов и, позднее, Севастополь. Под Харьковом их не было.

Также в игре присутствует прототип немецкого сверхтяжелого танка «Маус», который не принимал участия в боях. К сожалению, этот список можно продолжать очень долго.

Ил-2: Штурмовик

Ме-262 - красиво летит...

Авиасимулятор (Maddox Games, 1C, 2001 год)

А вот и пример сохранения исторической достоверности. В самом известном авиасимуляторе у нас есть великолепная возможность испытать всю мощь реактивного «Ме-262».

Call of Duty 2

МР-44.
Этому «Тигру» недолго осталось стрелять. Ведь у нас «Панцершрек»!

Боевик (Infinity Ward, Activision, 2005 год)

Характеристики оружия здесь приближены к оригинальным. У MР-44, например, низкая скорострельность, зато дальность стрельбы выше, чем у пистолетов-пулеметов, и кучность неплоха. Мр-44 редко встречается в игре, и найти для нее патроны — большая радость.

Panzerschrek — единственное противотанковое оружие в игре. Дальность стрельбы небольшая, а с собой можно унести только четыре заряда для этого РПГ.

обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
5.2
проголосовало человек: 1778
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования