КАРТА САЙТА
  ПОИСК
полнотекстовый поиск
ФОРУМ ВИДЕО
ИГРЫ: НОВЫЕ    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z А-В Г-З И-М Н-П Р-Я

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РАССКАЗЫ

Автор материала:
Призрак
Опубликовано в журнале
«Лучшие компьютерные игры»
№4 (41) апрель 2005 , №5 (42) май 2005
вид для печати

Бета-тестеры
Эпизод 3: Следствие ведут тестеры

Где-то в Вирте

Пятница, 12:13 реального времени

36KB

Ксенобайт, опустив бинокль, задумчиво почесал затылок и уткнулся в переносной терминал. Хмуро глянув на данные, кивнул МакМэду:

— Так, теперь — бумерангом.

Воин, пожав плечами, достал из-за пояса изогнутую металлическую пластинку. Оба тестера балансировали на самом пике чудовищной скалы. Это была максимально приближенная к «краю мира» точка карты, до которой они смогли добраться. Что важно, отсюда можно было увидеть этот самый «край». Справедливости ради надо заметить, что выполнен он был вполне пристойно: текстура неба плавно сходила в абсолютный мрак.

— Не понимаю я, Ксен, кому придет в голову сюда залезть?! И тем более швыряться в небо бумерангом. К тому же я в него уже и кинжалы швырял, и из арбалета палил...

— Это все не то, — отмахнулся Ксен. — Мощность стрелкового оружия ограничена. Тут все честно: до неба ты просто не дострелишь. С бумерангом интереснее: дальность его полета напрямую зависит от силы персонажа, следовательно...

— Дальность броска кинжала — тоже, — перебил МакМэд, примериваясь.

— Да, но кинжал не возвращается. Запускай.

Широко размахнувшись, МакМэд со всей силы метнул снаряд. Бумеранг с тихим шелестом рванул в сторону края мира. Ксен уткнулся в бинокль, провожая его взглядом. Снаряд достиг «края мира» и, пройдя сквозь «небо», исчез. Ксен уткнулся в терминал.

— Ну что?

— Пока ничего. Его координаты продолжают изменяться, что уже баг: это когда-нибудь приведет к переполнению. Хотя... Дай-ка прикинуть: если он движется по кривой, у него есть все шансы вернуться...

— И что?

— Ждем.

Минуты три тестеры стояли молча.

— Слышь, Ксен... Обычно возвращается гораздо быстрее. А если не возвращается — появляется новый.

Ксенобайт хмуро глянул на терминал.

— Хм... Где-то там он продолжает существовать.

— Где?

— В операционном пространстве. С философской точки зрения он покинул этот мир и теперь не может вернуться, так как его размерность перестала совпадать с размерностью...

— Не понял. Так где же он?

Ксен задумчиво глянул в сторону, где скрылся бумеранг.

— Сложно сказать. Относительно этого мира... Хм... Слушай, как думаешь, ты МЕНЯ туда сможешь добросить?

МакМэд покрутил пальцем у виска.

— Эх, катапульту бы сюда... — рассеяно бормотал Ксенобайт. — Нет, никак не протащим... Стоп! Мы же на приличной высоте... Если я буду падать по параболе... Мак, швырни меня как можно дальше, а там уж я своим ходом!

— Ксен, ты точно псих! Ни одному кретину не придет в голову так изгаляться!

— Да ладно тебе, я просто хочу одним глазком глянуть, что у них там, за пределами мира!

— Что-что... Большая табличка: «Программа выполнила недопустимую операцию и будет закрыта», вот что!

Ксенобайт сник. Потом глаза его безумно блеснули. Глядя в пропасть, он пробормотал:

— В принципе, если как следует прыгнуть...

— Я тебе щ-щас так прыгну...

Неожиданно на поясе МакМэда, щелкнув, появился новый бумеранг.

— Вот! — лихорадочно заорал Ксен — Старый бумеранг чего-то достиг! Чего он мог достичь в скорбной бездне пространства операционного, суть нематериального?! Тайна сия велика есмь... И я ее...

— Эй, орлы! — раздался вдруг голос Банзая. — Все наверх!

— Что случилось? — недовольно буркнул Ксенобайт.

— Только что к нам в контору залетела Внучка. Передаю ей микрофон...

— КАРАУЛ! ОГРАБИЛИ!!!

Реальность

Логово бета-тестеров

Пятница, 12:22 реального времени

Как ни странно, после памятных похождений в «Тридевятом Царстве» Внучка прочно прижилась в команде тестеров. Вообще Валентин Поликарпович, главный редактор журнала, где она работала, очень быстро нащупал оптимальный путь сотрудничества. Он частенько подкидывал тестерам «халтуру». Обычно это была особо каверзная игра, рассчитанная на командный режим прохождения. Тестеры эту игру проходили, Мелисса делала очередной видеоматериал для рубрики «Репортаж из игры», Внучка писала статью, а у Ксенобайта — обычно к следующему номеру — были готовы «Советы мастеров». Все оставались довольны, хотя Поликарпыч не упускал случая обозвать тестеров кровопийцами, а тестеры Поликарпыча — эксплуататором.

В любом случае, тестеры воспринимали Внучку как «свою». Даже зануда Ксенобайт. Так что сообщение о том, что Внучку кто-то обидел, заставило занятых работой тестеров срочно катапультироваться из виртуальности.

— Кто? Где? Махмуд, где мой кастет?! — заорал МакМэд, срывая с головы вирт-шлем.

Ксенобайт, молча стянув шлем, вытащил из-под клавиатуры здоровенный скальпель, который использовал для зачистки проводов и нарезки бутербродов.

— Особые приметы, адреса, явки, пароли... — мрачно прошипел он.

— Спокойно, орлы! — осадил коллег Банзай. — Внучка, рассказывай.

— Украли! Два дня работы! Все там! В понедельник материал сдавать...

— Что случилось?! — рявкнула Мелисса, подкравшись к Внучке сзади.

Внучка подпрыгнула от неожиданности, и ее наконец прорвало:

— Я в лаг попала... А тут мумия с кладбища идет. Пока я в лаге висела, она меня убила, а какой-то ньюбак меня облутил!

Ксенобайт зажмурился и помотал головой.

— Внучка, можно по-русски? Какая мумия? Где висела?

— Я материал снимала, для видеоролика, — принялась объяснять Внучка, — по «Эпохе Химер». Ну, онлайновый мир такой... Так вот: снимала возле кладбища. Там новую зону подключили, ну вот я... А тут гляжу — ньюб какой-то...

— Кто?!

— Ну... — Внучка задумалась. — В общем — парень какой-то, все рядом вертится. А тут... это... задержка отклика от сервера.

— Что такое «лаг» — мы знаем, — поморщился Махмуд.

— Ну да... а пока висела, меня убили. Ну, пока я воскресла, пока до своего тела вернулась, гляжу — камеры нет!

— Чего нет?

— Камеры! Камеры, на которую я снимала! А там же весь отснятый материал! Этот гад, скотина, лутер, ничтожество...

Внучка запнулась, силясь найти подходящий эпитет.

— Плебей, — наугад подсказал Ксенобайт.

— Чего?! — удивилась Внучка.

— Ну, так Кощей ругался, я запомнил — слово красивое... Внучка, так тебя что, в виртуалке ограбили?

— Ну да! С мертвого тела все вещи утянули, а это ведь...

— Тьфу! — плюнул в сердцах Банзай. — Слава тебе, Господи... Внучка, ну разве ж так можно, мы-то уж думали, тебя в самом деле кто-то обидел, вон, Махмуд уже и кастет надел...

— Эй, это МОЙ кастет, — обиделся МакМэд.

— Ребята! — чуть не плача, закричала Внучка. — Так этот гад, он же мою камеру утащил! За каким лешим она ему нужна — не знаю, но там же отснятый материал! А ролик еще смонтировать надо!

— А-а, не проблема, — махнул рукой Ксен. — Что за программка?

— «РэдАй 2.13.1».

На лице Ксенобайта промелькнуло беспокойство.

— Ну так запусти его по новой, — проворчал Банзай. — Новая камера и появится, а там...

— НЕТ! — завопил Ксенобайт.

— Что такое? — удивился Дед.

— Внучка, ты машину не перезапускала с тех пор?!

— Нет, я сразу к вам побежала...

— А-а-а! Полундра!

— Ксен, да что такое?

— Знаю я эту бесовскую софтину!! — заорал Ксенобайт, лихорадочно выпутываясь из вирт-комбинезона. — Не знаю, кто так напугал ее автора, но она временные файлы какой-то дичью кодирует... Пока линк не потерян, их еще можно вытянуть и нормально перекодировать, но если его потерять... Пиши пропало.

Реальность.

Пятница, 13:25 реального времени

Ксен устало откинулся на спинку кресла. Вся команда тестеров сгрудилась у него за спиной. Внучка нервно разливала по кружкам свежезаваренный чай.

— Плохо дело, — буркнул Ксенобайт. — Варианты такие. Либо сейчас я начинаю долбать код, пытаясь понять, в каком именно виде этот параноик хранит временные файлы. Боюсь, на это уйдет дней пять. Вариант второй: разыскать автора программы, чтобы он сам все рассказал. Если у кого есть мысли, как это сделать, я слушаю.

— Ксен, а все-таки... Если снова запустить программу и как-то сэмулировать... Ну, я не знаю... Чтобы она сама подхватила временные файлы... — осторожно предложил Банзай.

— Я над этим думал, — кивнул Ксен. — Этот... добрый молодец зачем-то ввел идентификатор сессии. Если бы я его знал — без проблем, заработало бы, как миленькое. А так... Увы, товарищи, полная буржуазия.

— Значит, — неожиданно встрепенулась Мелисса, — надо залезть в игру, найти камеру Внучки и вытрясти этот самый идентификатор. Это поможет?

Ксенобайт саркастически хмыкнул.

— Ха! Поможет, конечно. Сама камера — это линк, всего пара килобайт... Если сервер не перезапускали, вертится себе где-то в памяти... Вопрос только в том, как ее найти.

Внучка решительно включила еще один компьютер.

— Как, как... Залезем в игру, Махмуд наваляет этому гаду по шее, отберет камеру... Он наверняка ее за какой-то артефакт принял!

— Внучка, тормози, — кислым голосом проворчал Банзай.

— А? — Внучка удивленно глянула на друзей. — Что не так?

— Ты какого уровня? — мягко спросил Дед.

— О! Я уже до одиннадцатого докачалась! — гордо оповестила девушка.

— Ага, а как думаешь, каких уровней будем мы, зайдя в игру?!

Внучка непонимающе уставилась на друзей. Потом глаза ее округлились.

— Вы что... У вас нет чаров в «Эпохе Химер»?! — спросила она таким тоном, как будто тестеры только что признались ей в отвратительном преступлении.

Вся команда разом насупилась.

— Да, — холодно кивнул за всех Ксенобайт. — У нас нет персонажей в «Эпохе Химер». А почему они у нас должны быть?

— Но это же самый знаменитый онлайновый проект! Неужели вы про него ничего не слышали?!

— Не слышали? Ха! Еще как слышали, — прошипел Ксенобайт. — Только мы — профессионалы! Мы не играем в игрушки. В смысле — если нам за это не платят. Мы свободны от этой чумы двадцать первого века!! Честное слово, все как помешались: «Ах, химеры... Ох, химеры... Замкнутая экосистема... Самая подробная физика...» Да в гробу я все это видел!

— Ага, тем более что у админов, могу поспорить, до сих пор на тебя аллергия после той истории, — ухмыльнулся Махмуд и тут же осекся.

Ксенобайт испепелил коллегу яростным взглядом. Но было поздно. Внучка уже навострила уши:

— Истории? Какой истории?

— Э-э-э... Да так... Ерунда, в общем.

— Ксен, колись. Я нутром чую, тут какая-то страшная тайна, — чуть не подпрыгивая от любопытства, проговорила Внучка.

— Нет никакой тайны, — отрезал Ксенобайт.

— Такой большой, а врать так и не научился... Ксен, ну пожалуйста... Ты их сервер пытался взломать?

— Нет.

— А что? Тебя поймали на использовании бага?! Ты нашел... Постойте, постойте... — глаза Внучки округлились. Она глянула на тщательно отводящих глаза тестеров и выпалила: — Не может быть!!

— Ну да, — уныло кивнул Банзай. — Четыре года назад именно мы тестировали движок «Эпохи Химер».


* * *

— ...на самом-то деле там работало пять бригад тестеров, — рассказывал Банзай, задумчиво глядя в потолок. — Представляешь? Пять. Мы тестировали поселок Дальние Бамбуки и его окрестности.

— Так что же случилось? — пробормотала Внучка.

— Ну, что, что... Ксен тестировал алхимию. «Химеры» очень гордятся тем, что просчитать все комбинации элементов, годных для применения в алхимии, невозможно. Как ты можешь догадаться, Ксен экспериментировал со взрывчаткой. Слава богу — в лесу. Мы потом считали: по мощности получился аналог простейшего ядерного заряда. Мало того, какое-то время там висело ядовитое облако, от которого дохли даже каменные големы — движок там до сих пор, говорят, иногда заикается.

— Погоди, ты случайно не про «Жженую Плешь» говоришь? — насторожилась Внучка.

— Именно. А самое интересное, что Ксеновского персонажа, который находился в эпицентре взрыва, не только убило, но и стерло из базы. Администрация перепугалась. А Ксен решил выгодно продать свое изобретение.

— Говоря проще, — мрачно заметила Мелисса, — он попросту начал шантажировать администрацию, угрожая опубликовать рецепт своего «адского пойла».

— Ты такой жадный? — удивилась Внучка.

— У меня не было другого выхода, — неохотно буркнул Ксенобайт. — Все журналы экспериментов сгорели. Логи сервер тоже подчистил. А сам я, побывав в эпицентре ядерного взрыва, попросту забыл, что и в какой последовательности смешивал. Черт, я еще неделю после того заикался и как цикл «FOR» организуется, вспомнить не мог... Ну... Как отчет по багу писать?!

— В общем, с тех пор мы — персоны нон-грата, — печально заключил Банзай. — Админы сервера разозлились и перепугались одновременно. Хотя отступной выплатили изрядный.

— И что, с тех пор вы не...

— Ни-ни. Таков договор, — помотал головой Банзай.

Внучка грустно вздохнула и шмыгнула носом. Потом решительно тряхнула косичками.

— Ну что ж... Видно, придется мне идти одной... Ксен, ты еще попробуешь расковырять временные файлы?

— Конечно, попробую, — пожал плечами Ксенобайт.

— Банзай, поможешь мне снаружи?..

— Без проблем, — кивнул Дед, натягивая наушники.

— Ну, — вздохнула девушка, застегивая комбинезон, — пожелайте мне...

— Погоди! — буркнула Мелисса и, решительно подойдя к свободному компьютеру, стала с угрюмой решимостью готовить комбинезон.

— Мелисса, ты чего?!

— Я иду с тобой! Не могу я друга в беде бросить! — заявила Мелисса.

— Да, но... Нулевой уровень... Ты ведь все равно...

— Ха! Держи карман шире! Ассассин сорок восьмого!

— Сорок восьмого?! — пискнула Внучка.

— Ну... почти. Пару монстров по пути оприходую, заодно и уровень отпразднуем...

— Мелисса! — пораженно уставился на коллегу Ксенобайт.

— И не смотри на меня, как апостол Петр на Павлика Морозова! — рявкнула та.

— Ага! — ухмыльнулся Махмуд. — Разложение в наших рядах?

— А ты бы вообще молчал! — моментально развернулась Мелисса. — Думаешь, достаточно сменить имя с «Махмуд» на «Мохаммед Али» — и тебя никто не узнает?

— И ты, Брут?! — скорбно взвыл Ксенобайт.

— А чего я?! — смутился воин. — Я же в свободное от работы время... И вообще, что бы вы сейчас без танка делали?!

— Где один, там и второй, — проворчал Ксенобайт, прожигая взглядом стрелка. — Мак, не корчи из себя святую невинность, упаковывайся... Банзай?!

— Ни-ни. Куда мне с двадцатым уровнем... — пожал плечами Дед. — Я лучше отсюда...

— Где работаем? — мрачно спросил МакМэд, усаживаясь в кресло и напяливая шлем.

— Кладбище возле Кривого Леса... Ну, там, где развалины Замка Разбитых Зеркал...

— Знаю эту локацию, — кивнул Банзай. — Так, кто откуда стартует?

— Бермундия, — пожала плечами Мелисса.

— Замок Альби, — буркнул Махмуд. — До Бермундии телепортом допрыгну, там посмотрим.

— Э-э-э... Я сейчас во Внутренней Монголии...

— Ладно, загружайтесь...

Эпоха Химер

Окрестности Замка Разбитых Зеркал

Пятница, 14:28 реального времени

Недалеко от Внучки полыхнул портал. Из него ловко выпрыгнул статный молодой человек в болотного цвета плаще и с длинным луком за плечом.

— Кто бы сомневался, — прищурилась Мелисса. — Конечно, эльф!

— От эльфа слышу, — огрызнулся МакМэд.

— Ладно, ладно, мир... Ну что, все в сборе? Внучка, веди на место преступления.

— Погодите, — вдруг произнес Банзай.

— А?

— Погодите две минуты...

— Банзай, — с беспокойством заметила Мелисса. — Тут у нас... Э-э-э... Черт... Банзай, тут у нас, кажется, Черный Портал образуется. Чего-то мне не хочется связываться с темным магом.

— Спокойно, все под контролем.

— Контролем?.. — изумилась Мелисса.

В тот же миг над землей быстро сгустилось пятно черноты, из которого вылетела огромная летучая мышь.

— Берегись!

— Погодите! Меня погодите! — завопила летучая мышь, при ближайшем рассмотрении оказавшаяся человеком, запутавшимся в свободной черной мантии.

Он встал с земли, отряхнул мантию и развернулся к компании бледным лицом.

— Ух... Далековато отсюда до Трансильвании... Мелисса, НИЧЕГО НЕ ГОВОРИ. Ладно? Вот просто совсем молчи.

— ...Ксен?!!

— Нет, Бэтмэн... — раздраженно сморщился программист.

— Ксен, — обалдело проговорила Внучка, — но ты же сам...

— Внучка, ТЫ ТОЖЕ МОЛЧИ! Хорошо? И вообще, все молчите. Так, дайте я гляну, кто есть кто... Темная эльфийка, конечно, Мелисса. МакМэд — эльф. Да, разумно... Ну, Внучка в своем обычном скине... А Махмуд...

Ксенобайт еще раз пробежался глазами по лицам коллег. Потом его собственная физиономия вытянулась. Он еще раз глянул на существо, которому ничего не оставалось, как быть Махмудом.

— ...гном, — осипшим голосом закончил он.

— Ксен, — холодно заметил опиравшийся на здоровенную секиру колоритный кряжистый тип. — Во-первых — дварф. Во-вторых, не погнушаюсь процитировать тебя самого: ничего не говори.

— Но... Хм. — Ксенобайт выпрямился, одернул мантию и произнес: — Ничего не имею против дварфов. В некоторой степени это даже символично: натуральный интернационал собрали!

— Ты сам-то кто? — подозрительно сощурилась Мелисса. — Глазки твои красные...

— Чернокнижник, — быстро буркнул Ксенобайт.

— Носферату?!

Ксен угрюмо завернулся в плащ:

— А что, проблемы?!

— А не ты ли, нежить протухшая, месяц назад...

— Не я, — поспешно отрезал Ксенобайт.

— А ну в глаза смотри, вурдалак!

— Ребята, не ссорьтесь! — завопила Внучка. — Давайте сначала камеру найдем.

Ксенобайт и Мелисса прожгли друг друга взглядами и демонстративно уставились в разные стороны. Внучка, помолчав какое-то время, со вздохом произнесла:

— Ладно, только сначала расскажите, что было месяц назад.

— Ничего! — хором ответили Ксен и Мелисса.

— Ребята! — умоляюще протянула Внучка.

— А! — вдруг просветлел МакМэд. — Кажется, знаю! С месяц назад банда приключенцев-драу полезла обследовать какой-то замок в Трансильвании! Говорят, сперли они оттуда какой-то артефакт...

— Это был не артефакт, — взорвался Ксенобайт. — А гроб. Прошу заметить: МОЙ гроб!!

— Откуда мы знали, что в этом чертовом ящике ничего полезного нет?! — насупилась Мелисса. — Мы думали — магический контейнер... так это все-таки был ты!

— А что дальше было?! — с любопытством спросила Внучка.

— Что, что... Уж не знаю, сколько времени эти умники всем кланом пытались гроб вскрыть, дня четыре, наверное... Ну какая все-таки наглость, а? Последнее готовы отобрать...

— Откуда мы знали, что ты внутри?! — рявкнула Мелисса.

— А какая разница? — завопил в ответ Ксен. — Вандалы! Некрофилы! Захожу в игру после недельного перерыва: мама родная! Гроб трясет, снаружи чьи-то голоса — как раз обсуждают, не шарахнуть ли по мне шаровой молнией...

— И что ты?

— А что я? Я... расстроился, понятное дело...

— А он из гроба-то ка-ак выскочит! — перебила Ксенобайта Мелисса. — И давай беспределить. Потом гроб на закорки — и бежать...

— А вы?

— А мы вообще не знали, что Носферату живыми игроками бывают.

— Часа три я потом из задницы стрелы выдергивал, — проворчал Ксенобайт. — Могу поспорить, половину арсенала в меня выпалили.

— Зато ты, скотина, сожрал по пути моего ездового оленя! — зло прошипела Мелисса.

— Ладно, хватит вам, — буркнул Банзай, — а то до завтра выяснять будете, кто кому должен.

— С чего начнем? — деловито осведомился Махмуд.

— Естественно — с барыг.

Эпоха Химер

Город Мбхаванга, Квартал Зомби

Пятница, 13:07 реального времени

Кроме неудобоваримого названия город Мбхаванга славился Кварталом Зомби. Правда, ничего загробного в этом квартале не было. Просто здесь особо массово водились «болванчики»: персонажи, оставленные своими игроками для торговли.

Не желая тратить время на долгие поиски покупателя, игрок, которому надо было что-то продать, обычно оставлял своего персонажа, настроив его так, чтобы тот откликался на стандартные торговые команды. После чего выходил из вирта, ибо бездеятельное ожидание покупателя — задача унылая и безрадостная.

Творческая мысль игроков пошла дальше. Некоторые зарабатывали тем, что сдавали своего персонажа «в аренду». Обычно это были те, кто по тем или иным причинам мог себе позволить играть одновременно двумя-тремя персонажами.

Покинутая игроком оболочка-персонаж имела жалкий, порой даже пугающий вид. Застывшее лицо, абсолютная неподвижность. Чаще всего такие оболочки сидели, привалившись к стене, или вообще лежали. Неудивительно, что их прозвали «зомби». И порой — это был единственный способ сбыть краденое: все прекрасно понимали, что «болванчик», скорее всего, подставное лицо. Да и убивать бедного «зомби» было бесполезно, пока тот находился в городской черте.

Тестеры, прочесав квартал, собрались на небольшой площади.

— Банзай, с чего ты вообще решил, что он отправился сюда? — спросил Махмуд, кровожадно оглядывая ряды неподвижных зомби.

— Все просто. Судя по всему, хмырь, облапошивший Внучку, матерый лутер. «Долго держать паленый товар на руках вредно для здоровья» — вот первая заповедь мародера. Поймают с краденым в кармане — все, заводи нового персонажа. Уж очень сильно не любят мародеров. Мб... Мб... Мбхаванга, — с трудом выговорил Банзай, — ближайший от места преступления город.

— Мы уже дважды обыскали весь квартал. Ничего, — мрачно буркнула Мелисса.

— Я, кажется, знаю, — мрачно буркнул Ксенобайт.

— Что?!

— Внучка, как выглядела твоя камера? — закладывая руку на спину и начиная вышагивать вдоль площади, спросил программист.

— Как... ну, как камера и выглядела, как же еще?

— Товарищи! Как учат нас вожди пролетариата, давайте поставим себя на место преступника... Вот у него в руках хрень. Что это?! Он не знает, но явно какой-то артефакт. И, как хочется верить грабителю, весьма ценный. Потому как редкий. Быть может — вообще уникальный. И что же с ним делать?!

— Припрятать? — почесав шлем, предложил Махмуд.

— А толку? — поднял бровь Ксенобайт.

— Э-э-э... Ну, чтобы потом самому использовать.

— Для этого, во-первых, надо узнать, КАК эту штуку использовать, — холодно заметил Ксенобайт. — А во-вторых... Артефакт-то паленый! Нет, прав был товарищ Банзай, архиправ: поскорее сбыть с рук.

— Но... — растерянно заметил МакМэд, указывая пальцем в сторону Квартала Зомби.

— Спокойно, товарищи! Продолжим реконструкцию мыслительного процесса мародера. Паленый товар надо сбыть как можно скорее. Однако какую цену выставить за артефакт? А вдруг он имеет ценность только для узкого круга лиц, которые по барыгам не шастают? Что делать?

— Надо опознать артефакт. Показать специалисту!

— Именно! Идем к ближайшему компьютерному продавцу, просим опознать, что он нам говорит?

— Что?

Ксен задумался. Потом щелкнул пальцами и, ядовито улыбнувшись, сказал:

— А говорит так: «Не могу опознать уникальный артефакт». Если наш мародер человек мало-мальски опытный, он знает, что такую реакцию вызывают квестовые вещи, введенные в игру админами.

— Ну и что с такой штукой делать?

— Продать тому, кто участвует в квесте, так как спрашивать у админов — несколько неудобно.

— А как узнать, кому именно этот артефакт нужен? — нетерпеливо притопнула ногой Мелисса.

— Спросить у Мадам Шварценгольд, — раздался с неба голос Банзая.

— У кого?! — поразилась Внучка.

— О-о, это незаурядная личность. Не знаю, какой монстр ею играет, но Мадам всегда в курсе всех новостей, сплетен и секретов сервера. От того, кто, кого и когда пойдет штурмовать, и до сведений, что «...в среду на сервак добавят оперативку», — отчетливо ухмыльнулся Банзай. — Айда к ней, тут недалеко!

Эпоха Химер

Город Мбхаванга, булочная «У Мадам Шварценгольд»

Пятница, 13:18 реального времени

Замечательная компания! — саркастически заметила Мадам, разглядывая нервно ерзающих тестеров. — И что же могло собрать вместе обе разновидности эльфов, человека, гнома, да еще и прошедшего трансформацию чернокнижника?

— Мадам, это длинная история, — ответил за всех Ксенобайт. — Мы пришли сюда...

— Да, знаю, знаю, — махнула рукой Мадам. — К Мадам Шварценгольд приходят только для того, чтобы что-то узнать...

Мадам Шварценгольд оказалась уникальным персонажем. Она была не просто толстой. Она была необъятной. Здоровенная бабища, зачехленная во что-то вроде светло-сиреневого в цветочек шатра.

— Есть мнение, — веско заметил Ксенобайт. — И не только мое... Что вы знаете все.

— Ну что вы, — захихикала Мадам. — Ладно, дети, время — деньги. Что вас интересует?

— Хм-м... Сегодня, часа полтора назад, к вам мог обращаться некий персонаж. Он просил опознать абсолютно непонятный артефакт...

— В смысле — иконку от программы-сканнера «РэдАй», версии, если не ошибаюсь, «2.13.1»? — уточнила Мадам.

— Он здесь был! — завопила Внучка.

— Кто? — удивилась Мадам.

— Этот гадский лутер!

— Какой?

— С камерой!

— Какой камерой? — медовым голосом проворковала Мадам Шварценгольд.

Внучка открыла рот.

— Но... Вы же сами только что сказали...

— А что, уже и спросить нельзя? — ухмыльнулась Мадам.

— Товарищ Мадам... — холодно начал Ксенобайт.

— Румынский лич тебе товарищ, — спокойно ответила Мадам.

Ксенобайт подавился репликой. Глаза его нехорошо сверкнули, верхняя губа слегка задралась, обнажая кончик правого клыка. Потом он что-то вспомнил и мрачно буркнул:

— Ладно... Гражданка Шварценгольд, мне кажется, вы имеете преступное намерение морочить голову следствию. Не выйдет, гражданочка!

Мадам скучающе глянула на Ксенобайта.

— Ладно, давайте к делу, — зевнула она. — Что вас интересует?

— Персонаж, который приносил камеру. Где его можно найти?

— Сначала ответьте и мне на один вопрос.

— Какой?

— Сколько у вас с собой денег?

Тестеры переглянулись.

— У меня... — начала было Внучка, но Мелисса проворно зажала ей рот ладонью.

— Огласите сумму, пожалуйста! — обворожительно улыбнулась она Мадам. — Сколько стоят ваши услуги?

Мадам, прищурившись, окинула тестеров долгим оценивающим взглядом.

— Господа, поймите меня правильно, — наконец проговорила она, — не в моих правилах сдавать клиентов: это вредно для бизнеса.

— Думаете, мелкий мародер может быть солидным клиентом? — усмехнулась Мелисса.

— Да при чем тут это убожество? — фыркнула Мадам. — Репутация, репутация!.. Все знают, что к Мадам Шварценгольд можно прийти с чем угодно, и она скажет, что это, зачем это и кому оно нужно. И Мадам ответит, если у клиента достаточно наличных.

— Сумма, гражданочка! — нетерпеливо перебил Ксенобайт. — Сумма!

— Нет, — вздохнула вдруг Мадам Шварценгольд. — Простите, детки, но, боюсь, я ничем не смогу вам помочь... Быть может, завтра или послезавтра я смогу что-то разузнать, но сейчас...

— Эй, с чего вдруг такая перемена? — моментально насторожился Банзай, слышимый только тестерами. — Старуха темнит!

— Товарищи! — зловеще возвестил Ксенобайт. — Я согласен с гражданином Банзаем!

— Каким еще Банзаем? — удивленно моргнула Мадам.

— Точно, — кровожадно оскалился Махмуд, — ну что, на ножи ее?!

— Попрошу! — холодно ответила Мадам. — Вы все-таки в гвард-зоне...

Неожиданно распахнулась входная дверь. На пороге появился крайне возмущенный персонаж:

— Слышь, ты, старая вешалка! Это твоя подстава была! Ты мне, чисто, за все...

— Это он! — вдруг отчаянно заверещала Внучка. — Это он, скотина!


* * *

С минуту в булочной царила потрясенная тишина. Новоприбывший удивленно глядел на Внучку. Неожиданно на его лице начало отражаться понимание. Если бы компьютерная модель передавала такие тонкости, незадачливый мародер (а это был именно он) наверняка бы побледнел.

— ХВАТАЙ! — рявкнул Банзай.

В помещение словно взорвался фугас. Первой на призыв координатора среагировала Внучка — и тигром бросилась на грабителя.

— Не допущу! — взревела Мадам Шварценгольд, бросаясь наперерез. — Не в моем заведении!

— Махмуд, зафиксируй гражданку! — рявкнул Ксенобайт, бросаясь вслед за Внучкой.

— Мама!! — удивленно орал мародер.

Махмуд рефлекторно бросился к Мадам и сцапал ее борцовским захватом. К сожалению, из-за разницы в росте захват вышел ниже, чем положено.

— Насилуют?! — изумилась Мадам.

— Ох, мать... Пардон! — смутился Махмуд, резко отдернул руки и моментально получил затрещину.

Тем временем МакМэд, примерившись, ловко метнул табуретку в яростно кипящий клубок из Внучки, мародера и Ксенобайта. Раздался треск, табурет разлетелся в щепки. Из потасовки вывалился Ксенобайт с выражением легкого недоумения на лице.

— Промашка вышла, — констатировал МакМэд. — Патрон!..

— Положь табуретку, скотина! — со слезами в голосе крикнула Мадам. — Это же штучная работа, единственный гарнитур на сервере!

Тем временем грабитель, стряхнув с себя Внучку и взяв низкий старт, стрелой метнулся к двери. Так бы он и сбежал, если бы в дверном проеме вдруг не выросла мрачная Мелисса.

На лице налетчика еще успело мелькнуть выражение тоскливой безысходности. Затормозить он бы уже не сумел, даже если бы захотел. За короткий миг постигнув всю глубину смысла слова «безысходность»... мародер со всего размаха влетел физиономией прямо в щедрый вырез элегантного колета.

— Ой... — тихо прошептала Внучка.

— Я не то имел в виду, я случайно, я... — еще успел пролопотать грабитель.

Ба-бах!!

— Кажется, это была оплеуха? — нерешительно уточнил Банзай.

— Нокаут, — констатировал МакМэд.

Эпоха Химер

Трансильвания.

Пятница 13:25 реального времени

— Сюда, пожалуйста, сюда, тут у меня уже все готово, — потирая руки, лихорадочно бормотал Ксенобайт.

— Ксен, как ты собираешься его допрашивать?! Это ведь игрок, он чуть что — дисконнект. И поминай как звали...

— Спокойно, товарищи, спокойно... У меня свои методы... Не очухался еще?

— Потихоньку приходит в себя.

— Сюда его, прикручивайте... Вот, ремешочки специальные, затягивайте...

— Эй, вы кто такие?! А ну пустите меня, а то я...

— Пришел в себя, — констатировал Махмуд.

— Замечательно! — оскалился Ксенобайт, затягивая последний ремень на конструкции (не то операционный стол, не то нары). — Ну-с, как тебе тут нравится?

— Какого хрена вам от меня надо?! Пустите сейчас же, а то я на вас всю гильдию напущу! У меня знаете где друзья есть?!

— Слушай, гаденыш, — ласково проворковал Ксенобайт. — Сейчас ты будешь отвечать на мои вопросы. Если не будешь — здесь и сгниешь, понял?!

Мародер рванулся, но ремешки держали прочно. Потом на лице его отразилось презрение.

— Ха! Да подавись! Я себе нового персонажа сделаю...

— А как же, а как же, — ласково кивнул Ксенобайт. — И аккаунт новый заведешь, и денежки новые заплатишь... Месяц-то только начался, а?

Неожиданно лицо программиста исказилось зверской гримасой, и он заорал так, что по подвалу замка пошло гулять эхо:

— Где артефакт, быдло капиталистическое?!

— Какой артефакт?! — испугано сжался мародер.

— Который ты у этой девушки украл, мародер!

— Не брал я ничего! Я честный персонаж! Я ее впервые вижу...

— Слушай, контра, — голос Ксенобайта снова стал мягким и даже где-то сочувственным, — я же не спрашиваю тебя, брал ты или не брал. Я спрашиваю «где», в подробности можешь не вдаваться.

— Пошел ты!

— Хамите, батенька.

— А что ты мне сделаешь? — глумливо скривился пленный. — Пошел ты...

Лицо грабителя расслабилось, на нем появилось отсутствующее выражение. Потом недоумение...

— Что, дисконнект не работает? — посочувствовал Ксенобайт.

По лицу мародера медленно стал разливаться испуг.

— Все, клиент созрел, — удовлетворенно заметил Банзай.

— Махмуд, ножовку! — скомандовал Ксенобайт.

— Номер три или номер пять?! — деловито уточнил дварф.

— Номер три, мы же не звери... Та-ак...

Ксенобайт прочно схватил «клиента» за лодыжку.

— Эй! Ребята, вы чего?!

— Сейчас, молодой человек, — любезно пояснил Ксенобайт, — я отпилю тебе ногу... Для подтверждения, так сказать, серьезности намерений. А чтобы ты не умер — мой ассистент будет тебя лечить. Приступим...

— Внучка, не смотри, — нервно проговорила Мелисса, закрывая Внучке глаза ладонью.

Ксенобайт взял протянутую Махмудом здоровенную пилу.

— Психи! Пустите меня!

— Что он сказал? — спросил Ксен.

— Я не расслышал, шумно у тебя тут! — поморщился Махмуд.

— Садисты! Я на форуме нажалуюсь! Пустите, гады!

— Ну что, будем пилить или еще что-то придумаем? — деловито спросил Ксенобайт.

— Я знаю! — закричала Внучка. — Меня пустите! Значит, так... Надо вспороть ему живот и запустить туда крысу! Ксен, у тебя тут крысы водятся?!

— Э-э-э, — несколько опешил Ксенобайт. — Ну, если поискать...

— А еще — взять в кузнечной лавке напильник и сточить ему пару зубов! — кровожадно добавила Внучка. — А еще...

— Стоп-стоп, — замахал руками Ксенобайт. — Внучка, тебе еще рано такими вещами увлекаться... И вообще, у меня создается впечатление, что мы что-то пропустили в твоем воспитании...

— Этот мерзавец у меня камеру украл! Знаешь, что со мной Поликарпыч сделает, если я в понедельник материал не сдам?

— Что?

— Убьет. И съест!

— Суровый мужик, — кивнул Ксенобайт и присел на краешек пыточного стола. — Слышь, парень? Тебя как зовут?

— Фе-едя, — слабо проблеял мародер.

— Понимаешь, Федя... Лично я против тебя ничего не имею. Жалко тебя, понравился ты мне. Давай так: отдай ты ей этот артефакт, да и иди с Богом. Не доводи до греха...

— Да нету у меня этой штуковины! — чуть не плача, заорал пытуемый.

— Федор, ты меня огорчаешь... Знаешь что? Мы сейчас пойдем перекурить... А вот ОНА, — Ксен указал пальцем на Внучку, — тут останется. Ты пока подумай...

— Нет! Не надо! Я все скажу, но, честно, у меня его нет!

— Куда дел?

— Отобрали!

— Кто?!

— Тамплиеры!


* * *

Рассказ пленного был прост и банален. Он давно промышлял на кладбищах: опытные игроки считали их «мелочевкой», совсем слабые, то есть — практически нищие, обходили их десятой дорогой. Оставалось «самое то»: игроки-одиночки с относительно небольшим стажем, у которых, однако, в карманах уже водились наличные и парочка-другая артефактов.

Жестокая конкуренция среди собратьев по цеху заставила Федора искать лучшей жизни в новых землях. Тут было безлюдно, зато совсем рядом был прямой грузовой портал до Мбхаванги. Федя нашел себе уютное кладбище и стал поджидать клиентов.

Так он и «познакомился» с Внучкой. Дождавшись, пока зловредная мумия, добив ее, вяло отправится в свой склеп, Федор, следуя давно отработанной тактике, кабанчиком метнулся к телу, быстро обобрал Внучкин труп и смотался.

Почти все Внучкины вещи он продал компьютерным торговцам, а вот камера его сильно озадачила. Как и предполагал Ксенобайт, мучимый алчностью грабитель отправился к известной на весь сервер Мадам Шварценгольд.

Хитрая баба, прикинув, что к чему, заломила за рассказ об артефакте дикие деньги. Федор позеленел, но, подумав, отправился доставать из заначки деньги.

Однако — и тут мы подходим к самой актуальной части истории — по дороге с ним произошел несчастный случай. Проще говоря — его перехватила группа воинов из гильдии, носящей гордое название «Рыцарей Тамплиеров». К несчастью Федора, один из рыцарей, благородный сэр Костолом, около двух недель назад, будучи еще только кандидатом в гильдию, был немилосердно обворован оным Федором где-то в Бермундии. И, что еще хуже, рыцарь опознал мародера, вознегодовал и воззвал к собратьям. Федю долго били и все добро отобрали.

Воскреснув и слегка оклемавшись, Федя, ни минуты не сомневаясь, что тамплиеры были подосланы злокозненной Мадам Шварценгольд с целью хищения суперартефакта, пошел выражать свое праведное негодование. Где еще раз встретился с Внучкой и познакомился с тестерами. Последнее, как мы уже знаем, закончилось для него плохо.

Банзай, внимательно наблюдавший за всеми событиями, подтвердил, что в таком состоянии клиент вряд ли осмелился бы соврать. Вышвырнув мародера с башни замка в пропасть, тестеры собрались на совет.

— Слушай, Ксен, — нерешительно спросила Внучка. — А почему он не смог отключиться? Ну, когда ты его... Это...

Ксенобайт достал из сумки небольшой амулет.

— Программка блокирования дисконнекта. Перехватывает подтверждение разрыва соединения, — гордо пояснил он. — Срабатывает только один раз: второй запрос приводит к аварийному дисконнекту, он не требует подтверждения. Но времени, которое проходит прежде, чем человек одуплится, обычно вполне хватает, чтобы не дать сбежать, скажем, наглому вору. Не о том думаешь. Лучше скажи, откуда у тебя такие зверские мысли?

— Какие?!

— Насчет крыс, зубов и напильников.

— А... Я... Но этот гад...

— Слушай, за зверства и кошмары тут отвечаю я, понятно? — строго проговорил Ксенобайт. — А ты еще маленькая. Так что — без излишеств. Понятно?

— Но... А, ладно... Слушай, Ксен, я одного не понимаю: он же все равно боли бы не почувствовал.

— Тебе когда-нибудь отпиливали ногу? — осведомился Ксенобайт.

— Э-э-э... Нет.

— Давай, в познавательных целях?

— Нет, спасибо, я... не хочется.

— Заверяю тебя, ощущение не из приятных даже без боли. А самое главное — очень страшно. Думаешь, в тот момент он помнил, что он в вирте, что ничего страшного с ним так и так не случится? Отпилить ногу — это пустяк, а вот довести человека до такого состояния — это уже искусство... Ладно, о чем это мы? А, да! Тамплиеры.

— Черт, мы минут двадцать провозились с этим хмырем, — буркнул Махмуд. — Поганцы наверняка уже утащили камеру к себе в замок.

Внучка всхлипнула.

— Я пропала, — печально возвестила она. — Оттуда нам камеру ни за что не вытащить... Не штурмовать же нам их замок?

Тестеры подняли задумчивые взгляды на Внучку.

— Какой конструкции у них замок? — деловито спросил Махмуд.

— Человеческий средний, за два с половиной миллиона песет, — буркнула Мелисса.

— У меня есть чертеж, — кивнул Ксен, разворачивая на столе здоровенный свиток.

— Та-ак, дайте взглянуть... — забормотала Мелисса.

— Ребята, вы чего? — с опаской спросила Внучка.

— А что? — удивился Ксенобайт.

— Вы что, действительно собрались штурмовать замок?!

— Не, — задумчиво покачала головой Мелисса. — Штурм отпадает. Это будет быстрая, молниеносная диверсия. Ксен, ты летать умеешь?

— Только ночью, — покачал головой программист.

— Ладно, тогда... Хм-м-м... А что, если...

— Вы серьезно? Но там же... Тамплиеры — одна из самых сильных гильдий сервера!

— Ну и что? — равнодушно пожал плечами Ксен.

— Понятно. Мне очень нужно... на пару минут выйти из игры...

— Зачем?

— Запустить запасную камеру! — раздраженно ответила Внучка. — Я должна заснять эту авантюру!

Эпоха Химер

Бермундия, замок Тампль

Пятница, 14:00 реального времени

17KB

С точки зрения фортификации замок Тампль был расположен довольно бестолково. Зачем, спрашивается, было строить его на равнине, если рядом имеется великолепный холм? Так или иначе, теперь на этом холме происходили явно нехорошие приготовления. А точнее — теперь там стояла здоровенная катапульта.

— Значит, так... Если МакМэд не промахнется...

— Слышь, Банзай, ты меня, пожалуйста, не обижай, — недовольно буркнул МакМэд. — Работа у меня тонкая, нервная, рука дрогнет — Ксен с Мелиссой так ляпнутся...

— Ладно, ладно, — успокоил стрелка Банзай. — Значит, вы с Мелиссой приземлитесь как раз на северо-восточной башне. Еще раз повторяю: в полете, на четвертой секунде, читаете со свитка заклинание «легкое падение». Сразу после приземления у вас будет пять секунд, чтобы выпить по бутылке восстановления. После чего Мелисса резво идет искать сокровищницу, а Ксен производит отвлекающий маневр до прибытия второй волны десанта. Дальше — по обстоятельствам.

— А что будет, если МакМэд промахнется? — с любопытством спросила Внучка.

— Типун тебе на язык! — сурово пообещал Ксенобайт.

— Тут два варианта. Либо наши герои шмякнутся как раз посреди замка, что здоровья им, понятно, не добавит, либо — если будет недолет — превратятся в экзотическое граффити... Ладно, по местам.

Ксенобайт с Мелиссой забрались в пусковую «авоську» требушета. МакМэд оценивающе на них глянул, ворча, пару раз пнул катапульту, потом покачал головой:

— Ксен... Хм... Нет, лучше так: Мелисса, обними, пожалуйста, Ксена.

— Вот нашел время! — возмутилась Мелисса. — Он еще кусаться полезет...

— Это для улучшения ваших аэродинамических свойств, — пояснил МакМэд. — Иначе за кучность попадания я не ручаюсь.

Мелисса и Ксенобайт, переругиваясь и шипя друг на друга, принялись искать положение, призванное удовлетворить зловредные законы физики. В конечном итоге Ксенобайт оказался сидящим в авоське с Мелиссой на руках. Та на всякий случай крепко вцепилась ему в горло.

— Ладно, сойдет, только руки не растопыривайте...

— Запускай уже! — простонала Мелисса.

— Ну... Три, два, один... ПУСК!

— Поехали! — пробормотал Ксенобайт, когда авоська, точно гигантская праща, поволокла их по специальным салазкам.

— И-и-и-и!!

— Хорошо пошли! — одобрил Махмуд, глядя вслед быстро удаляющимся фигуркам...

— Кажется, Мелисса все-таки влепила Ксену пощечину, — заявила Внучка, провожая друзей взглядом.

— Разговорчики! — рявкнул Банзай. — Мак, заряжай катапульту, поправка — два градуса по часовой стрелке! Вторая волна десанта, готовьсь!..


* * *

Когда облако пыли осело, Ксенобайт слабо поднял руку с бутылкой зелья восстановления.

— За прибытие! — мрачно возвестил он и жадно припал к ней губами.

Мелисса, для которой посадка на программиста оказалась более мягкой, бодро вскочила и принялась поправлять прическу.

Снизу, из внутреннего двора замка, на тестеров изумленно смотрели штук пять тамплиеров.

— Что это было?! — неуверенно спросил один.

— Вампир!! — заорал другой, тыча пальцем в Ксенобайта.

— Не гони, вампиры только по ночам летают...

— Этот не прилетел, этот свалился!

— Мочи кровососа!..

— Меня никто не любит, — горько пожаловался Ксенобайт. — Мелисса, сматывайся!

— Она уже на полпути к сокровищнице, — рявкнул Банзай. — Отвлеки их...

— Ладно, ладно... — недовольно поморщился Ксенобайт, скатывая между ладонями шарик заклинания. — Держитесь, теплокровные!

С этими словами Ксенобайт лихо сиганул во внутренний двор замка. На него тут же азартно налетели тамплиеры и принялись что было сил лупить мечами. Что-то бабахнуло, двое рыцарей разлетелись в разные стороны, но Ксенобайта сбили с ног. Программист ловко цапнул кого-то зубами за подвернувшуюся пятку, тут же получил тяжелым ботинком в зубы...

— Джеронимо-о-о! — донеслось сверху.

— Ложись! — рефлекторно скомандовал кто-то.

— Гномы в воздухе!! — потрясенно заорал другой тамплиер...

С ужасающим грохотом с небес обрушился Махмуд. Выбравшись из образовавшейся воронки, он зло выругался, достал из сумки сразу две бутылочки, чокнулся сам с собой и жадно высосал обе.

— Нас атаковали летающие алкоголики! — в полном ужасе заорали откуда-то из башни. — Все во внутренний двор!

Махмуд и Ксенобайт прижались друг к другу спинами.

— Куда Внучку дел? — сурово спросил Ксенобайт.

— За крышу башни уцепилась. Грохнуться, как я, с такой высоты — у нее хитов не хватит...

— Снаряд с разделяющейся боеголовкой, — вздохнул программист. — Ну, понеслась...

На тестеров навалились слегка оклемавшиеся рыцари. Завязалась отчаянная потасовка. Отшвырнув первую волну атакующих, друзья переглянулись.

— Разбега-айсь! — скомандовал Банзай.

Ксенобайт мгновенно сиганул метра на три вверх и вцепился в стену башни, точно паук. Ловко загребая всеми четырьмя конечностями, он вскарабкался до ближайшего окна и ухнул в него.

Махмуду пришлось хуже, дварф не обладал ни прыгучестью, ни способностью лазить по стенам. Однако он, присев, вдруг кувыркнулся навстречу нападающим, превратившись в эдакий бронированный шарик. Тамплиеры, точно кегли, разлетелись в разные стороны... Проворно вскочив на ноги, дварф во все лопатки дунул прочь от взбешенных рыцарей. Ему вслед неслись ругательства, пара-тройка метательных топоров и спешно вскочившие на ноги аборигены...


* * *

Все-таки тамплиеры не зря считались одной из самых сильных гильдий на сервере. Чтобы зажать в угол Махмуда, им потребовалось всего семь минут. Правда, за это время дварф успел пройти дистанцию, примерно равную восьми периметрам замка, вышибить десяток дверей и протаранить стену.

Но вот тамплиеры подтянули пяток полностью одоспешенных рыцарей. А что еще хуже — остальное население замка вооружилось арбалетами. И вот — изрядно встрепанный Махмуд был прижат к стене щитами и взят под прицел. По иронии судьбы, это случилось недалеко от места его посадки в замке.

Где-то над головой Махмуда раздался женский визг, треск, затем из окна вылетело что-то черное и глухо ляпнулось рядом с дварфом. Быстро вскочив, Ксенобайт (это был он) огляделся и, тоскливо зашипев, прижался все к той же стене.

— Попали, — вздохнул программист.

— Угу, — кивнул гном.

— Ну что, в последний бой?

— Бесполезно. Залп из арбалетов — пришпилят к стенам, как бабочек.

— Спокойно, ребята, Мелисса уже в сокровищнице, — сурово буркнул Банзай. — Еще минуту, слышите? Хотя бы минуту...

— Эй, террористы! — крикнул кто-то из-за щитов.

— Чего надо? — недовольно буркнул Ксенобайт.

— Слушайте, вы, психи... Ну, мы все понимаем, но какого лешего вам понадобилось? Кто вы? Откуда вампир?!

— Из гроба! — зверски ухмыляясь, сообщил Ксенобайт.

— Шутить изволите?! — сумрачно высунулся из-за щитов полностью закованный в латы рыцарь. — А это, случайно, не ваше?!

Рыцарь приподнял что-то рыжее и брыкающееся.

— Пустите! Пустите, гады! — верещала Внучка, но рыцарь прочно держал ее бронированным кулаком за шиворот.

— Э, а ну, не тронь ребенка! — моментально озверел Махмуд, делая попытку вырваться из рук удерживающего его Ксенобайта.

— Я уже не ребенок! — моментально обиделась Внучка.

Ксен что-то зашипел себе под нос.

— А ну, не кастовать! — тут же рявкнул рыцарь.

Программист поперхнулся заклинанием и мрачно уставился в пол.

— Ну что, будем говорить или как?

— И кто из нас после этого террорист? — запальчиво бросил Махмуд.

— Мелисса вскрывает центральный сейф, — забормотал Банзай. — Тяните время, орлы, сколько можете, тяните время...

— Мужики, — кажется, рыцарь несколько смутился. — Давайте без приколов, ладно?! Это вы на нас напали.

— Да не от хорошей жизни, знаешь ли, — поморщился Ксенобайт.

— А зачем?

Махмуд с Ксенобайтом угрюмо молчали.

— Ладно, сколько вас проникло в замок?

— Считать умеешь, да? — буркнул Махмуд.

— Хамишь, да? — насупился рыцарь.

— Еще чуть-чуть, ну, еще чуть-чуть, — бормотал Банзай и вдруг завопил: — Что?! Что ты сказала?! Не может быть...

Ксенобайт с Махмудом испугано переглянулись.

— Банзай, что там?! — не выдержал Ксенобайт. — Говори...

— Орлы... В сокровищнице пусто.

— Что?! — завопили оба тестера. Внучка удивленно пискнула, болтаясь в кулаке рыцаря.

— Вот так... — извиняющемся тоном произнес Банзай. — Зеро, товарищи.

— Все, — вздохнул Махмуд, садясь на землю. — Эй, командир! Командуй залп.

— Что? С кем вы говорите?! А ну, без фокусов...

— Тебе все равно не понять, смерд, — величаво выпрямившись, надменно заявил Ксенобайт. — Так что давай заканчивать сей фарс, именуемый...

Ксенобайт неожиданно запнулся:

— Погодите-ка! А среди вас есть рыцарь по имени Костолом?!

— Костолом?! — опешил тамплиер. — Это из новеньких, что ли? Да нет, как часа два ушел на приключения, так и не... Тьфу! Да какая разница?!

— Ой, мать... Проверить надо было, ПРОВЕРИТЬ! — взвыл Ксенобайт, хватаясь за голову.

— Так, арбалетчики, а ну-ка... — с беспокойством начал командир рыцарей.

— Стойте! — раздался вдруг звонкий голос Мелиссы.


* * *

Мелисса эффектно расположилась на крыше одной из боковых башен замка. В ее сторону тут же развернулись несколько арбалетов, еще несколько стали судорожно метаться между ее силуэтом и моментально оскалившимися пленными.

— Эй, рыцари! Предлагаю вам выкуп за этих троих недотеп! — крикнула Мелисса с башни.

— Выкуп?! Это интересно, — мрачно буркнул командир. — И что же ты такого можешь за них предложить?! Предупреждаю, они нам тут нервы порядочно попортили...

— О, у меня есть кое-что весьма для вас ценное.

— Что?!

— Ключи от вашего замка, болваны!

Тамплиеры разом охнули. Внучка вывернулась из ослабевших пальцев командира и мигом юркнула за широкую спину Махмуда.

— Гонишь!

— Проверь, если хочешь.

Потеря ключей от замка — чудовищный удар для любого замковладельца. Теперь любой мог сделать с них дубликат, а значит — не надо штурмовать стены: можно просто прийти и...

— Предупреждаю: запас здоровья у меня полный. Даже если вы рискнете снять с прицела моих неудачливых ассистентов, вам не хватит стрел убить меня сразу. А мне вполне хватит здоровья спрыгнуть со стены и еще в воздухе уйти телепортом туда, где вы меня никогда не найдете. И еще: на стену не вылезайте. Она простреливается моими снайперами. Так что одна стрела в воздухе — и можете покупать новый замок.

— Знаешь что? — мрачно ответил тамплиер. — Сдается мне, ты нас просто на понты берешь.

— Пошли человека в сокровищницу, проверь.

— Да кто вы, черт вас подери, такие?! — заорал тамплиер. — Мы же вас потом всем орденом искать будем! Зуб даю: новых персонажей делать будете!

— Слушай, мальчик, — рявкнул в ответ Махмуд. — А не боишься, что в следующий раз нас будет не пятеро, а с полсотни?! Так что ты пальцы особо-то не растопыривай...

— И, кстати, учтите, ночью бы все было гораздо веселее, — добавил, гаденько ухмыляясь, Ксенобайт. — Хотите, чтобы с девяти вечера до девяти утра ни один тамплиер не смог спокойно зайти в игру? Устрою.

Командир тамплиеров явно заколебался. Кажется, он уже видел остервенело подкапывающий замок гномий хирд и хищно кружащую в небе стаю вампиров.

— Ребята! — вдруг проговорила Внучка, высовываясь из-за спины Махмуда. — А может, не надо ссориться, а?

— А кто первый начал?! — обиженно спросил тамплиер.

— Внучка, это неактуально: кажется, мы уже поссорились, — вздохнул Банзай.

— Тамплиеры хорошие, многие из них мне помогали... — помотала косичками Внучка. — Может, им просто все рассказать?!

— Что рассказать?! — насторожился командир.

Ксенобайт озадачено почесал в затылке.

— Да вроде как в конспирации особой нужды нет, — пожал он плечами. — Да и терять нам, в общем, нечего.

— Вы там что-то собирались рассказать? — напомнил тамплиер.

— Внучка, рассказывай, если хочешь. У меня уже сил нет.

Те же, там же

Пятница, 14:20 реального времени

Рассказ Внучки произвел фурор. Как только она призналась, где работает, тамплиеры шумно загалдели. Оказалось, что среди рыцарей много читателей журнала. А уж когда с башни спустилась для опознания Мелисса, все мигом вспомнили ее «Репортажи из игры»...

Закончилось тем, что Внучка пообещала написать статью, посвященную гильдии тамплиеров. Потом все рыцари выразили желание во что бы то ни стало сфотографироваться с Мелиссой...

В общем, отношения с рыцарями можно было считать налаженными. В особенности после того, как Мелисса, вздохнув, вернула им ключи от замка. Пока дело не дошло до массового братания, тестеры вернули мысли общества к пропавшей камере.

Тамплиеры били себя бронированными пятками в нагрудники, но помочь, в общем-то, смогли немногим. По их словам, группа молодых рыцарей, в состав которой, действительно, входил персонаж по имени Костолом, пару часов назад покинула замок, чтобы насовершать подвигов. Была у тамплиеров такая традиция: все новички, вступившие в орден, должны были совершить подвиг, чтобы считаться его полноправными членами. С тех пор не возвращались.

— Что будем делать? — уныло спросила Внучка.

— Не раскисать! — сурово буркнул Банзай. — Мы знаем, где они были час назад, когда воспитывали мародера Федю. В погоню! Нам нужен следопыт. МакМэд, ты эльф или как?

— Есть маленько, — кивнул стрелок. — Но час — это слишком.

На прощание комендант замка надиктовал тестерам звуковой файл, в коем приказывал своим молодым подчиненным отдать подателям сего неизвестный артефакт. Последний раз распрощавшись с рыцарями, тестеры наконец убрались из замка, на прощание подарив хозяевам катапульту.

МакМэд долго крутился вокруг дороги на том месте, где, по прикидкам тестеров, произошла роковая встреча Федора и ищущих славы молодых тамплиеров. Наконец МакМэд уныло помотал головой:

— Нет, народ. Увы, слишком поздно. Сервер уже стер все метки, доступные следопыту моего уровня, да и запрашивать мне по большей части нечего.

— Банзай, как обстановка в реале? — вздохнула Мелисса.

— Я разослал запросы по всем указанным нашим новым другом-тамплиером адресам. Трое из пяти в онлайне, все трое не откликаются. По идее, это указывает на то, что они до сих пор в игре. Продолжаю время от времени их дергать. А вам предлагаю пока воспользоваться мозгами.

— Ладно, — не стала спорить Мелисса. — Предлагаю для начала Ксеновские мозги.

Ксенобайт задумчиво огляделся по сторонам, почесал длинный нос. Потом достал из кармана монетку и подкинул ее в воздух. Изучив результат ее падения, он кивнул сам себе и заявил, показывая вдоль дороги вперед:

— С вероятностью в сорок пять процентов разумею, что искомые нами тамплиеры пошли туда.

Тестеры скептически глянули на коллегу.

— Сорок пять — маловато, — проворчал Махмуд.

— Равновероятно полагаю, — нараспев продолжил Ксенобайт, вращая длинным пальцем, — и сорок пять процентов кладу на то, что пошли они туда.

Теперь программист указывал в диаметрально противоположном направлении.

— Оставшиеся десять процентов воздадим возможности того, что пошли они в любом другом направлении.

— Ладно, — вздохнула наконец Мелисса. — Давай не выпендривайся, а поясни свою мысль.

— Легко, — холодно кивнул Ксенобайт. — Где мы стоим?

— Где?!

— На дороге, мои ограниченные друзья, на дороге! Согласитесь, гораздо вероятнее, что тамплиеры шли по ней вдоль, а не поперек. Людям это вообще свойственно, не так ли? Во всяком случае, с вероятностью девяносто процентов. Соответственно, надо только понять, в каком направлении они шли. Но и это сейчас прикинем. Где у нас замок Тампль?

— Вон там, — злорадно усмехнулась Мелисса, указывая в направлении, перпендикулярном дороге.

— Ладно вам, — махнул рукой МакМэд. — Вон туда они пошли и километра через три свернули к западу.

— Что, — оживился Ксенобайт, — нашел след?

— Да не, просто подумал. Это дорога из Мбхаванги, где они, скорее всего, пополняли припасы, к Варварским Пустошам. Но в Пустоши они вряд ли пошли, подвигами там и не пахнет. Что толку гонять папуасов? А через три километра дорога сворачивает на запад. Там есть небольшая деревенька, единственные достопримечательности которой — трактир «Хали-Гали» и Алтарь Героев.

Лица тестеров вытянулись.

— Ты гляди, прямо Шерлок Холмс... — с гордостью проговорил Махмуд.

— Погоди, погоди... — нахмурился Ксенобайт. — Какого рода там Алтарь?

— Да самый обычный. Выдает благословение первого уровня и вышвыривает тебя пинком в одну из списка локаций, забитых в нем как «пригодные к приключениям». Локация меняется раз в три часа... Опс! Который час?!

— Половина третьего. Если предположить, что они отправились через алтарь, то... То через полчаса эта ниточка оборвется, — вздохнул Банзай. — Если мы просчитались... Что ж, по большому счету мы ничего не теряем.

— Ксен, соорудишь нам портал? — вздохнула Мелисса. — Не хочу пешком топать...

Эпоха Химер

Поселок Авалоновка, трактир «Хали-Гали»

Пятница, 14:37 реального времени

Как уже отмечалось выше, деревенька Авалоновка имела всего две достопримечательности. Вернее сказать, даже всего одну: Алтарь Героев. Такие алтари, предназначенные специально для молодых, еще не остепенившихся и не отбесившихся приключенцев, были раскиданы по всему миру «Эпохи Химер», обычно в труднодоступных, но неопасных местах.

Какому-то предприимчивому персонажу, освоившему заклинание телепортации, пришла в голову замечательная идея приторговывать тут снаряжением. Стрелы, бутылочки исцеления, противоядия... Все это пользовалось большим спросом у тех, кто собирался искать приключений. Опять же, возвращаясь, перегруженные «сокровищами», приключенцы всегда готовы были уступить в цене, лишь бы не тащить кучу барахла до ближайшего города. Постепенно предприимчивый спекулянт смог позволить себе выстроить отдельное здание и даже «нанять» у админов постоянного бота-продавца. Так и появилась в Авалоновке вторая достопримечательность: трактир «Хали-Гали».

Надо сказать, трактир за время своего существования навидался многого. Конечно, большинство клиентов приходили сюда пешком. Однако многие из первых клиентов трактира, когда-то пришедшие сюда юными, неопытными искателями приключений, сейчас стали матерыми колдунами, закованными в сияющую броню бойцами, от одного чиха которых тряслись крепости... Так что в «Хали-Гали» частенько приезжали верхом на лошадях, ездовых ящерах, выходили из личных порталов... Говорят, площадь перед трактиром была приспособлена для посадки грифонов, но это уж, скорее всего, байки.

Так что набухший вдруг в воздухе «Темный Портал», который могли себе позволить далеко не все темные колдуны, никого особенно не удивил. А вот то, что из него вывалился дварф...

— Ксен, твою дивизию! Ты не мог выход на нормальной высоте устроить? — раздраженно буркнул гном.

Однако следующим номером из портала высунулся эльф. Споткнувшись об дварфа, он, замысловато выматерившись, растянулся в пыли. Только гном собрался высказать свое далеко не лестное мнение о ловкости эльфов, как ему на спину выпрыгнула рыжая девчонка человеческой расы.

— Ой, извини, пожалуйста, Махмуд, я не...

— Внучка, ты мне на ухо наступила! — взвыл МакМэд.

— Ай!

Из портала высунулась Мелисса. Недовольно поморщившись, она от души пнула загородившего спиной выход Махмуда. Глянув на темную эльфийку, посетители, лениво созерцавшие это представление с веранды трактира, одобрительно присвистнули.

Наконец из сгустка тьмы портала вылез Ксенобайт. Мрачно запахнувшись в плащ, он обвел окрестности нехорошим взглядом и злодейски цыкнул зубом. Сидящие на веранде приключенцы нервно потянулись к оружию: во время колдовства у Ксенобайта особо отчетливо проступали «расовые признаки», вроде светящихся багровым светом глаз и длинных клыков.

— Ой, мама, — тоскливо проговорил кто-то. — Спасайте эльфийку! За ней вампир гонится!

Ксенобайт моментально оскалился в сторону говорившего:

— А у тебя что, расовые предрассудки, теплокровный?!

— Ой, кажется, игрок?

— Да ну, не бывает персонажей-вампиров, я вам точно говорю...

— А может, для верности колом его?! Осиновым...

— Не любят тебя здесь, Ксен, — ехидно заметила Мелиса, кокетливо поправляя прическу.

— Меня вообще никто не любит, — огрызнулся Ксенобайт. — Да и я вас всех как-то недолюбливаю...

— Але, что за бардак? — сурово спросил высунувшийся из основной залы трактира мужик. — В нашем заведении не принято выяснять отношения. Кто начнет драку, вылетит отсюда на околозвуковой скорости... Мать честна, Крыс?!

— Привет, Ромка, давно не виделись, — сумрачно буркнул Ксенобайт, пожимая мужику руку.

— Крыс?! — удивилась Внучка, подозрительно глядя на Ксенобайта.

— Это мой псевдоним, — холодно пояснил программист.

— Друзья! — радостно проревел хозяин трактира, которого Ксен назвал Романом. — Позвольте представить вам моего старого кореша, Влада Карпатского по прозвищу Летучий Крыс!

— Ладно тебе, — вяло отмахнулся Ксенобайт, кисло глянув на прыснувших в кулаки друзей. — А я-то все думал, куда ты делся... Слушай, это ведь просто класс, что ты здесь! Скажи, ты последние полтора-два часа тут сидел?

— Ну, а что? Староват я уже, чтоб, как в старые добрые времена, гоблинов по горам гонять... А помнишь, как-то...

— Не помню, — быстро отрезал Ксенобайт, насторожено зыркнув на Внучку (у той даже уши вытянулись от любопытства). — Скажи лучше, у тебя тут не появлялась компания молодых тамплиеров?

— Э-э-э... Тамплиеров?! — удивленно моргнул трактирщик. — Нафига они тебе сдались?!

— Долгая история, — вздохнул программист. — А дело срочное.

— Слушай, я все понимаю, но в моем трактире — ни-ни, понял?

— И не собираюсь даже. Романыч, колись!

Трактирщик поскреб в затылке.

— С полчаса назад проходила тут кучка молодежи. Знаешь, шиза у них такая: пока подвигов не совершишь хоть каких-нибудь, ты у них в гильдии ниже плинтуса, так они...

— Знаем, знаем! — нетерпеливо закричала Внучка. — Это они! Это точно они!!

— Они еще хвастались, что по пути мародера какого-то отоварили и справедливо покарали... Дело хорошее, спору нет, но так этим хвастаться... Ну точно дети... Вот я как-то раз...

— Ромка, я тебя сейчас покусаю! — взвыл Ксенобайт. — Где они?!

— Как где? — пожал плечами трактирщик. — Отправились на приключения через Алтарь!

— Давно?!

— Минут пятнадцать как... Они сначала долго «праздновали» победу над страшным мародером, потом прикупили кое-чего...

— Вперед! В атаку! — завопил Ксенобайт.

— Ты куда?!

— К Алтарю!

Азартно вопя, тестеры устремились к находившемуся недалеко от трактира Алтарю. Начинающие герои высыпали во двор, чтобы проводить мнимых коллег подбадривающими криками или задать извечный вопрос «...а чего случилось?» И вдруг портал перед Алтарем засветился: кто-то возвращался с приключений...

Портал вспыхнул, и из него буквально вывалился измочаленный парень, весь покрытый грязью и копотью. На шее, точно пионерский галстук, болтался грязный обрывок, в котором с трудом можно было опознать когда-то белый плащ тамплиера.

Глянув безумно вращающимися глазами на собравшийся народ, пришелец завопил:

— Засада! Их там двое!!

— Чего?! — удивился Махмуд.

Но парень тихо плюхнулся прямо на землю возле Алтаря.

— Кажется, наших клиентов отоварили! — взвыл Ксенобайт. — Скорее, надо подобрать их вещи, пока они не распались! Внучка! Останься и расспроси раненого, потом через Банзая нам расскажешь...

— Эй, орлы... — с сомнением проговорил Банзай, но Мелисса, обошедшая замешкавшегося Ксенобайта, уже прыгнула в портал. За ней последовали остальные...

Эпоха Химер

Где-то

Пятница, 14:41 реального времени

Махмуд прошел через портал последним, из-за чего чуть не проутюжил остановившихся товарищей.

— Экспа! — издал он свой боевой клич. — Чего стоим-то? Ух ты...

Тестеры, выстроившись в ряд, круглыми глазами смотрели на здоровенную тварь, а та не менее удивленно оглядывала тестеров.

— Кислотный спиногрыз, — сипло констатировал Ксенобайт. — Кажется, мы не туда попали.

— Да нет, мы просто попали, — вздохнул МакМэд.

Спиногрыз, придя наконец в себя, радостно взревел и, точно локомотив, двинулся вперед. Тестеры проворно прыснули в разные стороны, причем Ксенобайт, точно ракета, стартовал вертикально вверх, подпрыгнув метра на три и, точно кот, вцепившись в потолок пещеры, где оказались тестеры.

— Не давайте ему распылить кислоту! — отчаянно завопил Ксенобайт.

Спиногрыз, недоуменно оглядев площадку, где только что топталась добыча, обиженно засопел и обвел пещеру нехорошим взглядом. МакМэд, высунувшись из-за груды камней, вскинул лук и принялся посылать стрелу за стрелой. Спиногрыз проворно повернул в его сторону зубастую пасть и, точно хамелеон, выстрелил длинным языком, что заставило стрелка спешно сменить позицию.

Ксенобайт — то ли не удержавшись, то ли по тонкому расчету — свалился с потолка, прямо зверюге на спину. Монстр озадаченно мотнул головой. Ксенобайт, чтобы не свалиться, судорожно вцепился ему в уши. Спиногрыз, хрюкнув, замотал башкой куда энергичней.

— М-мама-а-а! — завопил Ксенобайт.

— Кусай его, кровосос, кусай! — порекомендовала Мелисса.

— Сама кусай! — зло рявкнул Ксенобайт. — Знаешь, какая у него шкура?!

— За экспу! — заорал Махмуд, вскидывая над головой здоровенный топор.

Спиногрыза обложили. С одной стороны в него стрелял МакМэд, с другой — долбил топором Махмуд. Мелисса, появляясь то здесь, то там, наносила болезненные уколы коротким копьем, а Ксенобайт болтался на ушах и никак не давал сосредоточиться.

Наконец тварь рухнула, издав тоскливый визг. Тестеры, тяжело дыша, оглядели друг друга. Ксенобайт, пошатываясь, сполз с шеи мертвого монстра.

— Меня укачало, — пожаловался он.

— Народ, мы вообще где?! — сухо спросила Мелисса. — Кислотный спиногрыз... Не крутовато ли для Алтаря Героев?!

— Я знаю, где мы, — неожиданно заявил Махмуд, оглядываясь. — Катакомбы под Проклятым Королевством Ю. Я тут как-то был... Мне не понравилось.

— Товарищ Банзай! — требовательно произнес Ксенобайт. — Что там наш свидетель?!

— Свидетель как раз очухался. Судя по всему — вы на месте. Тамплиеры тоже очень удивились. Им тут вломили по самое не могу. Да, кстати, все в порядке: это именно наши клиенты.

— И где остальные?!

— Забаррикадировались где-то на уровне. Этот решил попробовать прорваться до возвратного портала, чтобы привести подмогу. Кстати, вам пора.

— Куда пора?! — удивились тестеры.

— Да все равно куда, лишь бы подальше отсюда, — мягко порекомендовал Банзай. — Слышите?!

Тестеры прислушались. Из коридоров в пещеру доносились разнообразные звуки: горестные стоны, лязганье металла, чье-то идиотское хихикание...

— Кажись, шипастые рыцари, — с тоской заметил Ксенобайт.

— Ага, и булыжниковый элементаль...

— А вон там шкворчит еще что-то... Саламандра, наверное...

— Ну-ка, ходу отседова, — подвел итог Банзай...

Эпоха Химер

Катакомбы Проклятого Королевства Ю

Пятница, 14:52 реального времени

Организованного отступления у тестеров, разумеется, не получилось. Когда толпа разнообразнейших монстров хлынула в пещеру, они просто кинулись врассыпную. Банзай ругался, не в силах уследить за всеми четырьмя сразу, в особенности за Ксенобайтом, которому способности позволяли не особенно привередничать в выборе трассы, будь то пол, потолок или стены.

Мелисса получила шанс перевести дух, только когда, провалившись в какой-то колодец, обнаружила себя в довольно обширной комнате. Убедившись, что никто из шумной компании преследователей не проявил желания сигануть вниз, она приподняла над головой жезл, на кончике которого светился магический огонек.

— Банзай! Тут какая-то комната, кажись, без монстров...

— Хорошо. Проверь, двери есть?

— Есть, забаррикадирована изнутри.

— Ладно. Постой на месте, подлечись, а я постараюсь собрать остальных оглоедов. Махмуд, ты где? Не хами, зараза... Ладно... МакМэд? Ага... Ксен?! О боже, ну и бардак... Мак, ты ближе всех, слушай мою команду...

Не успела Мелисса как следует осмотреться, как в колодце что-то зашуршало, и на пол обрушился МакМэд. Вскочив, он ошалело осмотрелся по сторонам и, заметив Мелиссу, гаркнул:

— Я на Базе!

— Замечательно! Теперь возьмемся за Махмуда...

— Знаешь, — с сомнением заметил МакМэд, — а он в эту дыру не поместится, туда только эльф просочиться может...

— Я его нижним путем проведу, подготовьте дверь...

Мелисса с МакМэдом, тихо ругаясь, принялись расчищать баррикаду, следя, однако, за тем, чтобы ее так же быстро можно было восстановить.

— Как тебе местная кунсткамера?! — осведомилась Мелисса.

— Охренеть можно... — признался МакМэд. — Какому идиоту пришло в голову подключить эту локацию к Алтарю?!

За дверью тем временем послышался все нарастающий гул, потом что-то с треском врезалось в дверь, так что она жалобно скрипнула.

— Банзай, нас атакуют! Кажется, таран притащили...

— Спокойно, свои! Это не таран, это Махмуд... — успокоил товарищей Банзай.

МакМэд, скинув засов, приоткрыл дверь и высунулся наружу. Оценив ситуацию, он схватил приготовившегося продать дорого свою жизнь Махмуда за шиворот и быстро втянул его внутрь. Из-за двери тут же послышался обиженный рев, затюкали стрелы, заскребли чьи-то когти...

— Ух... Давненько меня так не гоняли, — пожаловался дварф, с отвращением выдергивая из седалища стрелу. — И ведь все на одного, все! Кирасу попортили, ремонту на триста золотых! И топор об элементаля затупил... И...

— Банзай, где наш упырь? — отвлекаясь от потока жалоб Махмуда, спросила Мелисса.

— А черт его знает, с его привычкой бегать по потолкам... Не мешайте, сейчас я его к вам доставлю...

Вдруг за дверями поднялся переполох. Послышались вопли, что-то глухо забарабанило в дверь. Тестеры, переглянувшись, принялись судорожно возобновлять баррикаду. Неожиданно все стихло. В дверь вежливо постучали.

— Кто там? — с опаской спросил МакМэд.

— Эт... Эт... Это я, Ксенобайт, — послышался за дверью знакомый голос.

— Ксен, ты?

— Я.

— А ты один?

— Э-э-э... В каком смысле?!

Почему-то язык у Ксенобайта слегка заплетался, и находился он, судя по голосу, в весьма благодушном настроении, что на программиста было совсем не похоже.

— Открывайте, ребята, — пробурчал Банзай.

Тестеры, вновь разобрав баррикаду, отворили дверь. На пороге действительно стоял Ксенобайт. Глаза его были сонно прикрыты, на лице блуждала странно умиротворенная улыбка. Вокруг него в потрясающих количествах громоздились трупы.

— Пр-р... Ик! Привет, товарищи! — возвестил Ксен, вяло махая рукой.

— Ксен?! Ты что, их всех..? Слушай, да ты, никак, пьян! — с подозрением спросила Мелисса.

— Этта... Я для общего блага! — программист, похоже, слегка обиделся. — Тут, того... Архимагов понаползло... А они... Того... Съедобные они, вот! Хоть и сволочи, а люди, мать их...

Ксенобайт вперевалочку залез в комнату и, сыто рыгнув, посоветовал:

— Вы дверь-то закройте, а? Там эти... Саламандры ползут. И крокодил с ними. Они, того... Невкусные, так что я пас.

Мелисса выглянула за дверь. В одном из тоннелей разгоралось багровое свечение, обещая приближение огненной саламандры. Взвизгнув, Мелисса принялась спешно замуровывать проход.

— Ну, коллеги, поздравляю, — раздраженно буркнула она, когда в ворота снова что-то забарабанило. — У нас есть время для передышки и большой вопрос: и как же мы отсюда выбираться будем?

— А зачем? — вовсю зевая, философски спросил Ксенобайт.

— Ксен, очнись! Что с тобой?! — встряхнул программиста Махмуд.

— Я слегка перебрал, — обстоятельно пояснил Ксенобайт. — Мне бы в гробик сейчас... И поспать...

И он сладко зевнул.

— На том свете отдохнешь! — рявкнул Банзай. — Так. Зачем мы сюда вообще явились?! Найти тамплиеров, а не гонять по коридорам нечисть.

— У меня поправка! — сворачиваясь калачиком под плащом, пробормотал Ксенобайт. — Это нечисть нас по коридорам гоняла, а не мы ее...

— Поправка принята, — язвительно заметил Банзай. — Итак. Нам надо найти этих тупоголовых...

— Эй, шеф... — зевнул Ксенобайт.

— Погоди, Ксен, давай подойдем к вопросу конструктивно. Значит...

— Шеф!

— Да что?

— Мы тамплиеров, значит, ищем?

— Ну?!

— А это тогда кто?

Ксенобайт, продолжая сонно улыбаться, тыкал пальцем в темный угол комнаты. Тестеры дружно развернулись туда. Мелисса разожгла поярче магический огонек.

В углу, настороженно зыркая на тестеров, сидели три потрепанных персонажа. На одном из них все еще висели обрывки белого плаща.


* * *

— Ну-с, господа, пора домой, — удовлетворенно кивнул Ксенобайт, бережно пряча Внучкину камеру за пазуху.

— Что ж вы, гады, — сидите, молчите... — досадливо поморщился Махмуд.

— А что мы... Сидим, и так обстановка нервная... И тут что-то с потолка валится! Мы перепугались, думали — ну, все, кранты. А потом еще кто-то, и еще... А вы нас с собой заберете?!

— Чего уж там, заберем, конечно... Ксен, сооруди портал.

— А почему опять я? — прогундосил Ксенобайт. — Вечно чуть что — сразу я... Знаете, сколько на это маны уходит?

— Не занудствуй, кровосос...

Ксенобайт, кряхтя, принялся сооружать портал. Наконец в воздухе завертелся темный вихрь. Неожиданно за дверью снова послышался шум.

— Ну что там еще?! — недовольно поморщился программист.

— Странно, такое впечатление, будто там кто-то монстров давит, — заметил Махмуд. — Может, глянем?

— Нет уж, — решительно помотала головой Мелисса. — Домой хочу!

— Слушай, Мак, может, задержимся? Экспы настреляем...

— Да как бы нам самим по печенкам не настреляли. Вот если Ксен с нами останется...

— Нет, ребята, я пас, — поморщился вампир.

— Да ладно тебе, сколько экспы вокруг бегает...

— Ну... Я даже не знаю... Вообще-то...

Договорить Ксенобайт не успел. Тяжелая дверь вдруг с оглушительным треском разлетелась в щепки, и что-то большое и длинное, со свистом пролетев мимо, ухнуло в портал.

— Что это было?! — тихо спросил Махмуд.

— Мне на миг показалось, что мимо нас пролетел каменный крокодил, — слабо проскрипел Ксенобайт.

— Мне тоже так показалось, — подтвердил МакМэд, — но крокодилы не летают!

— Это смотря кто пнет, — рассудительно заметила Мелисса.

Тестеры с опаской обернулись в сторону двери. В дверном проеме стояла...

— Внучка?! — опешил Ксенобайт.

— Привет, ребята!

— Ты как здесь очутилась?

— Я за вами пошла! Еле успела, портал уже закрывался...

— А... — Махмуд сглотнул. — А монстры?! Это ты сюда крокодила зашвырнула?

— Нет, это не я. Это дядя Ланселот! Он меня проводить вызвался.

В дверном проеме возникла могучая фигура, с головы до ног закованная в сталь.

— Ну что, еще монстры есть? — прогудело из шлема. — О! Вижу вампира... Посторонись!

— Э-эй, только без рук! — заорал Ксенобайт.

— Нет-нет, это мои друзья! — завопила Внучка, повисая у рыцаря на руке.

— А-а... — удивился рыцарь. — Точно?

— Точно, точно! — дружно закивали тестеры.

— Мы, кстати, твою камеру нашли, — вставила Мелисса.

— Ой, здорово!

— Ну ладно, — успокоился рыцарь. — Вы как, до города доберетесь?

— Доберемся, у нас уже и портал есть...

— Ну, я тогда пойду, спущусь на пару уровней, прогуляюсь... Прощайте, юная леди!

— До свидания, дядя Ланселот!

Рыцарь, элегантно поклонившись Мелиссе, поправил на руке щит. Ксенобайт вдруг тихо ойкнул. Ланселот, звеня доспехами, величественно удалился.

— Внучка, — спросил Ксенобайт, как только шаги рыцаря стихли за поворотом, — ты рассказала Ланселоту, что ищешь?

— Э-э-э... нет. Он просто появился возле трактира, спросил, почему я грустная... Я ему сказала, что мои друзья попали в беду. Он тогда заявил, что его рыцарский долг — помогать слабым, и ринулся в портал. Даже не спросил, как меня зовут. Настоящий добрый рыцарь!

— Это точно, — поморщился Ксенобайт. — Хорошо, что он ничего не спросил...

— Ксен, ты чего? — спросила Мелисса, глядя на задумчивую физиономию программиста.

— Да так, ничего, — проворчал Ксенобайт. — Ты заметила, какой девиз выбит на щите у этого доблестного сэра?!

— Какой?

— «Убью и съем», — процитировал Ксенобайт.

Внучка тихо присела на пол.

— Ой... Не может быть.

— Любимая присказка Поликарпыча, — задумчиво заметил Банзай. Сиди они на свежем воздухе — можно было бы смело сказать, что тень главного редактора нависла над искателями приключений и на миг заслонила солнце, а так остается констатировать только, что все крепко призадумались.

— В следующий раз, когда будем с ним торговаться, надо бы поосторожней... А то, чего доброго, и вправду...

— Пошли-ка домой, — Ксенобайт решительно поднялся, нащупывая за шиворотом камеру. — Внучке еще материал монтировать.

];;,lllllllllllllllllllllllliuuuu
обсудить на форуме
Статьи появляются на сайте не ранее, чем через 2 месяца после публикации в журнале.
ЧИТАТЕЛЬСКИЙ
РЕЙТИНГ
МАТЕРИАЛА
9.9
проголосовало человек: 1720
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
вверх
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования